ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Опасные тропы. Рядовой срочной службы
После тебя
Дар или проклятие
Энциклопедия пыток и казней
Благодарный позвоночник. Как навсегда избавить его от боли. Домашняя кинезиология
Войны распавшейся империи. От Горбачева до Путина
Пока-я-не-Я. Практическое руководство по трансформации судьбы
Склероз, рассеянный по жизни
Тропинка к Млечному пути

— А сколько же, по-вашему, оно должно стоить?

— Греческое кольцо такого качества? Ну, по меньшей мере...

— Мне говорили, что оно римское.

— Нет, греческое, изготовлено не позднее второго века до нашей эры. И в превосходном состоянии. Я бы сказал, ему цена — пять-шесть тысяч долларов.

От удивления Сара не могла вымолвить ни слова.

— Но, миссис Уэллес, должен вам еще кое-что сказать. — Глаза Хандельманна снова сузились. — Думаю, оно краденое.

— Что? — не поняла Сара.

— Краденое, — повторил он и сунул кольцо ей в руки, словно оно вдруг раскалилось добела. — Я уверен, что оно числится с списке МОУПИ, который я только что получил...

— В чем?

— МОУПИ, — повторил он.

— Что это такое?

— Международная организация по учету произведений искусства. Они распространяют списки украденных произведений искусства...

— Искусства? Но это ведь просто...

— Согласен, это не шедевр. Но вместе с ним пропали весьма ценные предметы.

— Пропали? Откуда? — прошептала она.

— Из Бостонского музея изящных искусств. Кража произошла незадолго до Рождества.

— Нет, я уверена, это другое кольцо... Их должны быть сотни... таких колец. Я купила его у очень надежного...

— О да, существует множество похожих колец, — согласился мистер Хандельманн. — Вот только не каждое из них занесено в список МОУПИ.

— Я только хотела сказать...

— Да, возможно, там говорится о другом кольце, — понял Хандельманн. — Разумеется.

— Потому что, видите ли, магазин, в котором я его купила...

— Такие вещи случаются время от времени, — согласился ювелир. — Украденные вещи иногда проскальзывают на прилавки солидных торговцев.

— Но... разве у них нет такого же списка, как у вас?

— Совсем не обязательно. Мы торгуем антиквариатом. Вот почему мы подписываемся на справочник МОУПИ.

— Понятно.

— Н-да, — протянул он. — Хотите добрый совет, миссис Уэллес?

— Ну... Да, пожалуйста.

— Вы уже купили кольцо, которое, как я полагаю, было украдено из Бостонского музея изящных искусств, включено в список МОУПИ, без всякого сомнения, разыскивается бостонской полицией, а следовательно, информация о нем уже разошлась по всем Соединенным Штатам. У вас, на мой взгляд, несколько вариантов поведения. Вы можете вернуть кольцо туда, где вы его купили...

— Что я обязательно и сделаю!

— ...сказать им, что вы имеете основания считать, что оно ворованное...

— Да.

— ...и попросить вернуть ваши деньги обратно.

— Да.

— Что они могут сделать, а могут и не сделать. Особенно после того, как вы расскажете им о своих опасениях.

— Понимаю.

— Далее. Вы можете обратиться в полицию, заявить, что приобрели украденное кольцо, и сдать его им. Здешней полиции, в Нью-Йорке, разумеется, а не в Бостоне.

— Тоже хорошая мысль, — тяжело вздохнула Сара.

— Они дадут вам расписку в получении, вне всякого сомнения, свяжутся с Бостонским музеем, и больше вы о своем кольце не услышите. Забудьте о семистах долларах, уплаченных вами, — им придет конец в тот момент, когда вы сдадите кольцо.

Полиции дела нет до вашей невиновности. Вам еще повезет, если вас не обвинят в скупке краденого.

Сара вздохнула еще тяжелее, чем прежде.

— И остается еще третий вариант. — Глаза старого ювелира снова сузились, и Сара сразу поняла, что сейчас последует предложение в лучшем случае аморальное, а в худшем — незаконное. — Вы можете оставить кольцо у себя, забыть все то, что я вам сейчас наговорил, — кстати, я мог и ошибиться, вы сами заметили, что таких колец могло быть множество, — и никто никогда не узнает, что ваше кольцо в каком-то там списке. Ведь когда вы платили за него семь сотен, вы же не знали, что оно краденое?

— Разумеется, нет!

— Тогда забудьте! — воскликнул он. — Вы сюда не приходили, я кольца не видел, и носите его себе на здоровье.

— Спасибо, — прошептала она и бросила кольцо в сумочку. — Спасибо, — повторила она еще раз и вышла из магазина.

На улице резкий порыв ветра едва не сбил ее с ног.

* * *

— Когда я прилетал сюда в последний раз, — припомнил Руди, — здешний аэропорт был жалкой помойкой. В день тут садилось два, от силы три рейса, а за багажом приходилось переться в какой-то покосившийся сарай. А теперь погляди-ка — настоящий аэровокзал, не хуже, чем у людей.

Лайнер авиакомпании «Континентал» из Ньюарка приземлился в Сарасоте в час сорок пять дня. Эндрю и его дядя шли вдоль ряда сверкающих магазинов и несли в руках маленькие чемоданчики, которые они провезли с собой в качестве ручного багажа. В отеле они заказали две смежные комнаты; они не планировали оставаться там дольше, чем на одну ночь. Как им и обещали в Нью-Йорке, шофер дожидался их у сектора получения багажа. В руках он держал маленькую табличку с надписью «Фарелл». Он подхватил их чемоданчики и направился к стоящему неподалеку белому «кадиллаку».

— Прямо как свадебное путешествие. А где невеста? — сострил Руди, усаживаясь в лимузин.

Эндрю рассмеялся.

— Вы привезли с собой хорошую погоду, — сообщил водитель.

— Шли дожди? — спросил Руди.

— Нет, просто было прохладно. И ветрено.

— На севере тоже холодрыга, — заметил Эндрю.

— Вот почему я сюда и переехал, — пояснил шофер.

— Прохладно — это как? — поинтересовался Руди.

— Днем градусов до двадцати. Ночью около десяти.

«Тогда какого черта ты сюда переехал», — подумал Руди, но смолчал.

До отеля машина доехала минут за пятнадцать. Там они зарегистрировались как Эндрю и Руди Фареллы и десять минут спустя вошли в свои номера. Когда Руди заглянул к племяннику, тот уже разговаривал по телефону.

— Где мы сможем побеседовать в спокойной обстановке? — говорил Эндрю. — Без помех? — Он послушал, сказал: «Угу», снова послушал, взглянул на часы и со словами: — Отлично. В три мы на месте, — бросил трубку.

— Где? — спросил Руди.

— Их яхта подойдет к доку.

— Эти чертовы испашки помешались на своих яхтах, — сплюнул Руди. — Не нравятся мне яхты. Бросят тебя на корм акулам, никто и не узнает.

— Думаю, все будет нормально, — успокоил его Эндрю. — Если бы они не хотели иметь с нами дело, то зачем бы им просить о стрелке?

— Все равно, не верю я испашкам, — покачал головой Руди. — Они знают, что мы замочили Морено, а теперь назначают встречу на чертовой яхте. Зачем? Чтобы нас прикончить?

— Это другая команда, дядя Руди. Они не меньше нашего счастливы, что Морено отбросил копыта.

— Все равно, — не сдавался Руди. — В прежнее время, если ты летел самолетом, то мог провести пушку в багаже. А теперь, из-за этих вонючих террористов, приходится ходить на стрелки словно голышом.

Эндрю снова взглянул на часы.

— Через пять минут ты оденешься, — бросил он.

Ровно в два тридцать зазвонил телефон. Эндрю снял трубку.

— Мистер Фарелл?

— Да.

— У меня для вас пакет. Могу я подняться?

— Как ваше имя?

— Уилсон.

— Поднимайтесь, Уилсон, — сказал Эндрю. — Пушки, — сообщил он дяде, вешая трубку.

— Очень вовремя, — буркнул тот.

Уилсон оказался темнокожим мужчиной лет под сорок. С собой он принес атташе-кейс с двумя «смит-вессонами» тридцать восьмого калибра. Он не прикоснулся к оружию, предоставив Руди и Эндрю самим доставать его из дипломата. Эндрю догадался, что он не хочет оставлять на пушках отпечатки пальцев: вдруг эти типы приехали в Сарасоту, чтобы кого-нибудь пришить. Когда Эндрю спросил, сколько они должны, Уилсон ответил, что за все уже уплачено. Эндрю хотел было дать ему на чай, но посыльный держался с таким достоинством, что он передумал.

— Счастливой охоты, — бросил Уилсон напоследок.

Ровно в три часа, как и было обещано, к назначенному месту подъехал катер. На его борту золотом сияло имя яхты — КАТИЕНА. То же слово огромными золотыми буквами красовалось на самой яхте, а чуть пониже — порт приписки — Форт-Лодердейл, Флорида. Руди объяснил Эндрю, что на восточном побережье Флориды никто больше не назначал встреч. Слишком много наркотиков в Майами, слишком много местной и федеральной полиции. Заштатные городишки, типа Сарасоты, Форта-Майерс, даже Неаполя, вполне устраивали как колумбийцев, так и ньюйоркцев. В каждом из этих городков можно сесть и поговорить, не опасаясь, что в любой момент легавые вломятся в двери. Тем не менее и Руди, и Эндрю захватили с собой револьверы.

43
{"b":"18592","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Никогда-нибудь. Как выйти из тупика и найти себя
Принца нет, я за него!
Крах и восход
Airbnb. Как три простых парня создали новую модель бизнеса
Эволюция: Битва за Утопию. Книга псионика
Станешь моим сегодня
Sapiens. Краткая история человечества
Обними меня крепче. 7 диалогов для любви на всю жизнь
Случайный лектор