ЛитМир - Электронная Библиотека

Никто из бандюг во вторник не позвонил. Ясное дело, провожали в последний путь дорогого Руди. Правда, звонил некто Вильям Изетти. Он сказал, что звонит из Сент-Томаса, оставил свой телефон с кодом 809 и попросил, чтобы ему перезвонили. О смерти Руди Фавиолы он не обмолвился ни словом.

Из девиц звонила только одна.

Аппаратура зарегистрировала звонок от женщины, которая представилась как «Анджела из Грейт-Нек», в четыре часа дня во вторник, гораздо позже того, как Фавиола ушел из конторы и включил автоответчик. Она оставила послание, в котором говорила, что слышала о смерти его дяди и ей очень жаль.

— Местный талант, — отметил Джорджи. Майкл промычал нечто невразумительное.

В тот четверг звонили и другие красотки из гарема Энди. Давно ставшими знакомыми голосами они спрашивали, когда им можно будет перезвонить.

В среду «Привет, это я» звонила целых четыре раза. Но ни разу не оставила своего телефона. На пленках ее голос звучал очень сексуально. А в последний раз в нем сквозили нотки отчаяния. В тот же самый день трижды позвонила Уна Халлиган со своей новой работы в здании корпорации «Лайф — Тайм» на Шестой авеню. Она оставила свой номер и попросила его позвонить, когда он вернется. Каждый раз она повторяла одно и то же: «Это Уна, позвони мне, когда придешь». По голосу Уна казалась моложе, чем «Привет, это я», и тоже говорила весьма сексуально. Возможно, все женщины автоматически начинали говорить с придыханием, общаясь по телефону с Красавчиком Энди.

— Или они сестры, — предположил Джорджи.

— Забавно, если выяснится, что он спит с сестрами, а они этого не знают, — заметил Майкл.

— Она с Бруклина, — сказал Джорджи. — Уна.

— Интересно, где живет вторая? — протянул Майкл.

— Таинственная женщина.

— Звонит только из уличных телефонов-автоматов.

— Никогда не оставляет своего номера.

— Никогда.

— Наверное, замужем.

— Возможно.

— А может, она из своих, — предположил Джорджи. — Как звали ту бабу, которую они все хотели трахнуть? Ну, на старых пленках?

— Тереза Даниелли.

— Верно. Терри. А вдруг это она?

— Запросто.

— Как ты думаешь, кто такой Изетти?

— Понятия не имею.

— С Виргинских островов.

— М-м-м-м.

— Что там есть?

— Не знаю.

— Кто, по-твоему, займет место Руди?

— Триани.

— Ты полагаешь?

— Не сомневаюсь.

— По правилам, это место принадлежит Бардо.

— И все-таки я думаю, что займет его Триани. Скорее всего, в комнате для заседаний в квартире Фавиолы на следующей неделе должна состояться еще одна встреча.

— Только не в среду, — ухмыльнулся Джорджи. — Среда — день блондинки.

— Не в среду. Но слушать придется внимательно.

— Как ты думаешь, записи, которые мы получаем, не подтасованы? — неожиданно спросил Джорджи.

Майкл помолчал, прежде чем ответить.

— Скорее всего, да.

— Я тоже так считаю, — сказал Джорджи. — Вероятнее всего, Реган и Лаундес слушают дольше, чем положено.

— Не только они, а все три смены.

— Майкл, из-за этого могут возникнуть...

— Знаю. Пора с ними еще раз провести беседу. Им придется действовать строго по правилам, или я отстраню их.

— Но не раньше чем состоится встреча. Если там произойдет нечто важное, рисковать и вводить новых людей нам нельзя.

— Да, не раньше чем состоится встреча, — согласился Майкл, посмотрел на часы и тут же потянулся к телефону. Дома не сразу сняли трубку.

— Алло?

— Сара, это я. Я знаю, что мы обедаем с Лири, но вот только где?

— У «Ринальди».

— Отлично. Тогда я еду домой.

— Мы договорились на семь часов, Майкл.

— Значит, мне пора выходить.

— Не опаздывай, дорогой, ты ведь их знаешь.

— К шести приеду.

— Не позже. Прошу тебя.

— Обещаю.

Сара повесила трубку и подумала, не попробовать ли ей еще раз дозвониться до Эндрю. Молли смотрела что-то очень шумное по телевизору в холле. Если позвонить из спальни, ее наверняка никто не услышит.

После некоторых колебаний она решила не рисковать.

* * *

Ричард Лири, по профессии юрист, писал забавные рассказики об адвокатах и о законе в любые журналы, которые соглашались их печатать. Майкл подозревал, что он лелеял мечту прославиться на этом поприще. Ричард рассказал, что сейчас он работал над эссе о преступной связи.

— Что такое «преступная связь»? — поинтересовалась Сара. — Гомосексуальный контакт между преступниками?

— Нет, это гражданское правонарушение, — ответил Ричард.

— А это что за зверь? — вступила в разговор его жена.

Рози отлично знала, что такое гражданское правонарушение. Она прожила с юристом целых двадцать лет.

— Цитирую: «Гражданское правонарушение есть действие, повлекшее за собой в качестве последствий материальный ущерб или моральный урон, совершенное осознанно, в результате небрежности или в нарушение ранее принятых обязательств, и которое может являться предметом судебного разбирательства».

— За исключением невыполнения ранее принятого обязательства, — добавил Майкл.

— Да, например, при нарушении контракта, — согласился Ричард.

— Ненавижу, когда юристы начинают говорить о законах, — вздохнула Рози.

— Как бы то ни было, — не унимался Ричард, — преступная связь определяется как осквернение супружеского ложа...

— Умоляю, только не за едой, — взмолилась Рози.

— ...или акт прелюбодеяния, — невозмутимо продолжал Ричард, — или нарушение клятвы верности.

— Иными словами, траханье с посторонними мужчинами, — перевела Рози и в деланном ужасе прикрыла себе рот ладонью.

— Иными словами, адюльтер, — уточнил Ричард, — в результате которого муж признается потерпевшей стороной.

— А как насчет жены? — спросила Рози. — Если гуляет на стороне как раз муж?

— Гражданским правонарушением считаются только развратные действия со стороны жены.

— Как всегда, — пожала плечами Рози.

— Что и является темой моего эссе, — кивнул Ричард. — На мой взгляд, движению за равные права для женщин стоит обратить на это внимание, хотя данная статья и была отменена в тысяча девятьсот тридцать пятом году.

— Ты хочешь сказать, что до тех пор...

— До тех пор мужчина мог подать в суд на другого мужчину за преступную связь. За адюльтер с его женой.

— Забавное название для траханья на стороне, — фыркнула Рози. — «Преступная связь».

Сара подумала, что точнее названия не придумаешь. Она не смела поднять глаз от тарелки. До ее ушей доносились разглагольствования Ричарда о распространенности подобных исков в Англии семнадцатого века, когда размеры штрафов нередко доходили до десяти и даже двадцати тысяч фунтов стерлингов, а она тем временем боялась встретиться глазами с Майклом и думала: «Да, преступная связь — вот что происходит между мной и Эндрю в его спальне. Мы — пара грабителей, разрушающих семью, и ущерб от нас не восстановить ни одному суду в мире».

— Но все-таки, что за название — «Преступная связь». — Рози обернулась за поддержкой к Саре.

«Именно преступная связь», — подумала Сара. А вслух сказала:

— Звучит действительно странно.

* * *

Собрание состоялось утром в четверг, двадцать третьего марта. В наушниках в комнате на Гранд-стрит сидел Лаундес. Реган все еще дулся на Майкла за то, что тот счел возможным устроить всем трем сменам еще одну лекцию по минимизации, завершив ее плохо завуалированной угрозой.

— Я знаю, что все вы осознаете важность нашего расследования, — сказал он. — И полагаю, вы ничуть не хуже меня понимаете, что случится, если из-за кого-то из вас поставят под сомнение весь материал, который мы с таким трудом собираем. Поэтому повторяю еще раз: если сомневаетесь — выключайте аппаратуру.

Еще он попросил их удвоить внимание в ближайшие дни и недели, поскольку смерть Руди Фа-виолы обязательно вызовет какие-то волнения. И вот они сидели сегодня, через три дня после начала весны, прямо посреди этих самых волнений и слушали, как сломанные носы решают, кто из членов организации займет место казначея.

50
{"b":"18592","o":1}