ЛитМир - Электронная Библиотека

— Извини за опоздание, — бросил он на ходу. — Я не собирался ставить новые телефоны в лавке, так что не беспокойся...

— Да нет, я просто не понимаю, что это за провод, — ответил Сонни, вставая с колен и отряхивая брюки.

Но Эндрю уже отпирал дверь, ведущую наверх. Ему вовсе не хотелось менять здесь телефоны, однако Ленни Кампанья — уважаемый капо, и позволить его сыну установить новую систему — значит, оказать уважение отцу. Он надеялся, что вся процедура займет не слишком много времени. Сара приедет где-то около четырех, как обычно.

— Ты ведь не долго провозишься? — спросил он.

— Нет-нет. Я только хочу посмотреть, что тут у вас, ну, может, еще гляну на распределительный щит на улице.

— А это что такое?

— Место, откуда протянута линия.

— Только не очень долго. Мне сегодня еще ехать в Коннектикут.

— Не думаю, чтобы работа потребовала много времени, мистер Фавиола.

Сонни осмотрел все телефоны в квартире и сообщил, что все они — очень устаревшей модели, просто каменный век какой-то, и предложил поставить самое современное оборудование и по очень низким ценам. Мистер Фавиола сам почувствует, насколько облегчится его жизнь. Эндрю сказал, что не хочет, чтобы на время установки у него отключали телефоны, — хотя он еще не решил их менять, — потому что весь его бизнес зависит от телефонов. Сонни уверил его, что, как только он разработает систему, сама установка займет совсем немного времени и обязательно хотя бы один телефон будет постоянно подключен. Еще он сообщил Эндрю, что хочет взглянуть на распределительный щит на улице — либо на задней стене дома, либо на столбе.

Щит оказался на стене. Сонни открыл его и углубился в изучение множества переплетений, и именно тогда он обнаружил «раба», установленного Фредди Култером в последний день января.

* * *

Сперва Майкл решил, что Сара все ему рассказала.

Реган доложил, что внезапно все прослушивающие устройства «умерли».

— Мы слушали, как Фавиола говорил с кем-то об установке новой телефонной системы, потом тот парень сказал, что идет на улицу взглянуть на распределительный щит, а потом все разом оборвалось. Я решил немедленно сообщить вам.

«Сука, проболталась», — подумал Майкл.

— Так что нам делать? — спросил Реган. — Мы сразу же включили запасной приемник, но пока что ничего не слышно.

— Ты думаешь, они и дублирующее устройство нашли?

— Откуда я знаю? Когда эти ребята находят хотя бы один «жучок», они начинают ходить на цыпочках и даже чихнуть боятся.

— Я переговорю с Фредди Култером, — сказал Майкл. — Ему придется лезть туда снова.

— А нам что пока делать? — спросил Реган. — Уходить или что?

— Оставайтесь на месте, — приказал Майкл. — Возможно, дублирующие устройства все-таки работают.

* * *

По Кэнал-стрит сновало множество народу. Туристы глазели, местные покупали. Китайцы таскали рыбу в корзинах, торговцы сувенирами расхваливали свои лакированные шкатулки и бумажные фонарики. Весна наконец наступила, и воздух действительно прогрелся. Однако трое мужчин, вышагивающих по улице, казались слишком увлечены беседой, чтобы обращать внимание на окружающую их суету. Эндрю шел в середине, Пети слева от него, Бобби справа. Пети был во всем коричневом: коричневый костюм, коричневые туфли, светло-коричневая рубашка, коричневый галстук. Он шел, заложив руки за спину, с чрезвычайно серьезным выражением лица. Бобби, наоборот, выглядел так, словно его только что огрели бейсбольной битой. Он все время принимался недоверчиво качать головой.

— И какие еще комнаты? — спросил он.

— Кухня, там телефон на прилавке, — начал перечислять Эндрю. — И еще один наверху, в спальне. На столике около кровати.

— И во всех телефонах «жучки»?

— Да. Сонни их называет «жучки Брэди». Когда вернемся в контору, я их вам покажу. Еще один был внизу, под столом. В мастерской.

— А в телефоне-автомате? — спросил Бобби. — В том, что в лавке?

«Интересно, — подумал Эндрю, — кому он звонил по этому телефону?»

— Кажется, нет. Но «жучок» под столом прослушивал всю комнату.

— И сколько это дерьмо там стояло? — поинтересовался Пети.

— Неизвестно. Та штука, в распределительном щите, называется «раб». Она принимает сигнал от «жучка», что-то такое с ним делает и посылает дальше к тому, кто слушает.

— И кто, как ты думаешь, слушал? — спросил Пети.

— Откуда я знаю, — вспыхнул Эндрю.

— Та встреча насчет Морено...

— Да.

— В комнате для совещаний. Мы тогда говорили очень серьезные вещи, — побледнел Бобби.

— А когда умер Руди? — припомнил Пети. — Мы ведь обсуждали всю...

— Знаю.

— Это очень серьезно.

— Я пытаюсь вспомнить, о чем еще мы там говорили, — сказал Бобби. — По телефону. В комнате для совещаний. Ничего, если я закурю? — спросил он и, не дожидаясь разрешения Эндрю, вытащил из нагрудного кармана пачку «Кэмела», вытряхнул оттуда сигарету и щелкнул зажигалкой. Эндрю не возразил. Во-первых, они на улице, во-вторых, тему они обсуждали слишком серьезную. — Короче, — продолжил он, — Сонни отключил «раба» и все «жучки», так что там больше ничего не работает.

— Как они туда попали, интересно бы мне знать.

— К тебе заходили люди, которые могли их установить? — спросил Бобби.

— Ты с ума сошел?

— Ну все-таки, кто там бывал?

Он жадно курил, и облачко сизого дыма тянулось за ними. Мимо пробежал маленький мальчик, потом — девочка чуть постарше, в светло-голубом платьице. Она вдруг остановилась как вкопанная посреди тротуара, показала пальцем на Бобби и заверещала:

— У тебя будет рак!

— Исчезни, — буркнул Бобби.

— Рак, рак, — нараспев повторила девочка и отбежала подальше, где ее поджидал мальчишка.

Он со смехом подхватил игру:

— Рак, рак, рак, рак...

— Ублюдки, — проворчал Триани.

— А как насчет телефона в спальне? — продолжал Пети.

— Я уже сказал.

— Ты когда-нибудь говорил по нему о делах?

— Не припомню такого.

— А на кухне?

— Почти все деловые переговоры велись по телефону в комнате для совещаний.

— Ты никогда не разговаривал о делах со своими подружками? — поинтересовался Бобби.

— Нет.

— Ты мог сам не заметить, как проговорился, — заметил Бобби, затоптал окурок и тут же закурил новую сигарету.

— Я никому ничего не говорил, можешь не беспокоиться, — отрезал Эндрю. — Больше всего меня волнует телефон в комнате для совещаний!

— Эндрю, кто они — твои подружки? — серьезно и сочувственно, как священник в исповедальне, спросил Пети.

— Почему ты спрашиваешь?

— Потому что кто-то утыкал весь дом «жучками», — пояснил Бобби.

— Никто из моих девушек...

— Откуда ты знаешь, что среди них нет легавой? — вместе с дымом выдохнул Бобби.

— Я знаю, что среди них нет легавых.

— Естественно, нет, — вмешался Пети. — Неужели Эндрю стал бы встречаться с легавой?

— Ты уверен? — не унимался Бобби.

— Да, уверен, — огрызнулся Эндрю.

— Слушай, Эндрю, я не хочу тебя обидеть, — осторожно начал Бобби, понимая, что вступает на очень зыбкую почву, — но если там однажды установили «жучки», то могут установить их и еще раз. Твой отец сидит в тюрьме потому, что кто-то подслушивал его там, где он не боялся прослушивания.

Эндрю молчал.

— Скажи нам, кто эти девушки. Мы не станем поднимать шума. Только выясним, поспрашиваем. Узнаем, кто есть кто, и все. Не обижайся.

— Я не обиделся, — ответил Эндрю. — Но я не хочу, чтобы кто-нибудь чего-нибудь выяснял. Я сам все выясню.

— Я не хотел тебя обидеть.

— Я же сказал: я не обиделся.

— В тот день мы говорили об убийстве, — тихо сказал Пети.

— Помню.

— Мы обсуждали, как замочить того поганого испашку! — спохватился Бобби.

— Положение очень серьезное, — повторил Пети.

— Его убили в чужой стране, два иностранца, о которых мы никогда и слыхом не слыхивали, — отмахнулся Эндрю. — Мы к его смерти не имеем никакого отношения.

63
{"b":"18592","o":1}