ЛитМир - Электронная Библиотека

– В каком смысле?

– Все время в погоне за развлечениями. – Киссовский поднял руку, как бы призывая Бога в свидетели. – «Живите так, чтобы светить миру, как свеча во тьме» – чепуха! В каждом порту, куда мы заходили, Андрович сходил на берег и напивался как сапожник. А женщины? Где только у него нет знакомых! Куда его только не носило! Еще удивительно, что он не спутался с восточной мафией или с кем-нибудь в этом роде. Развлечения! Единственное, что его интересовало!

– Ясно. Значит, женщина в каждом порту?

– Конечно, и беспробудная пьянка. Я не раз ему говорил: «Тебя дома ждет такая милая, любящая жена, ты хочешь наградить ее подарком от этих восточных красоток? Ты этого добиваешься?» Смеялся надо мной: «Ха-ха-ха. Вы шутник». Жизнь воспринимает как шутку. Сходит на берег и спит с любой аппетитной красоткой. Разве это матрос? А?

– У него тоже была подружка в нашем городе, капитан Киссовский?

– Отбросьте церемонии с «капитаном». Зовите меня Арти, о'кей? А я буду звать вас Джордж или, как там ваше имя, и таким образом, мы покончим с формальностями, которые только нагоняют туман, о'кей?

– Меня зовут Стив.

– О'кей, Стив. Хорошее имя. У меня брат тоже Стив. Сильный, как бык. Представляешь, этот парень может голыми руками поднять грузовик.

– Арти, у Андровича была в городе подружка?

Киссовский причмокнул, поковырял в зубах и задумался. Он сплюнул на пол, пожал плечами и сказал:

– Не знаю.

– А кто может знать?

– Может кто-нибудь из команды, хотя я сомневаюсь. Если на этой посудине что-нибудь случается, мне всегда об этом становится известно. Единственно, что я могу сказать, так это то, что вряд ли он проводил ночи, держа в объятиях маленькую красотку Бель Лулу, или как там ее звать.

– Мег? Его жена?

– Ну да, Мег. Ее имя вытатуировано у него на руке. Это та самая, которую он подцепил в Атланте. Не могу понять, как это ей удалось заставить его жениться на ней. – Киссовский пожал плечами. – Как бы там ни было, жениться он женился, но это не значит, что она заставила его сидеть с ней дома и играть в домашний уют. Этот парень не из тех, кому нужен домашний уют. Он из тех, кто хочет взять от жизни все. Домашний уют – для живущих вдали от шума городского, а не для карлов андровичей. Знаете, что он обычно делал?

– Что?

– Он обычно сходил на берег, я имею в виду, здесь в городе. Недели две таскался по городу, живя, где ему заблагорассудится, прежде чем заявиться домой и сообщить, что мы приплыли. Возможно, это бывало дня за два до нашего отплытия. Можешь не сомневаться, приятель, этот парень знал, что наплести девчонке, чтобы она поверила. Мне кажется, она приятная малышка, и мне жаль ее. – Он опять пожал плечами и сплюнул на пол.

– Куда он заходил, когда не бывал дома? Где он болтался?

– Везде, где есть дамочки.

– Дамочек можно найти по всему городу.

– Вот он ошивался по всему городу. Могу поспорить на пять долларов, что он и сейчас развлекается с какой-нибудь красоткой. Он вернется к маленькой Скалет-О'Харе или как ее там, как только у него кончатся деньги.

– У него было с собой только тридцать долларов, когда он исчез.

– Тридцать долларов, как бы не так! Кто вам это сказал? Когда мы возвращались из Пенсаколы, ребята затеяли крупную игру в кости. Андрович был одним из выигравших. Загреб где-то около семисот долларов. Это не такой уж пустяк, Стив. Прибавь к этому жалование за январь, ты знаешь, мы выплачиваем жалованье только когда возвращаемся в порт, если все это сложить, получается кругленькая сумма. А мы стояли в порту только два дня. Прибыли двенадцатого, а отплывали четырнадцатого, в день Валентина. Ну, за два дня трудно истратить больше двухсот долларов, согласен? – Киссовский задумался. – Как мне представляется, он отправился на судно, по дороге подцепил какую-нибудь штучку и весь этот месяц с ней развлекается. Когда деньги кончатся, Андрович появится дома.

– Так вы думаете, он решил погулять, да?

– Это в его духе. Когда мы были в Нагасаки, этот парень... Ну, это уже другая история. – Он помолчал. – Вы думаете, что с ним что-нибудь случилось, да?

– Не знаю...

– Не беспокойтесь. Проверьте публичные дома, кабаре со стриптизами и бары, а также районы всяких злачных заведений. Вы обязательно его найдете в одном из них. Только я не думаю, что он хочет, чтобы его нашли. Ну, что вы собираетесь делать, если заарканите его? Заставите вернуться к Мелиссе Ли, или как ее там?

– Нет, это не в наших силах.

– Тогда какого черта беспокоиться? – Киссовский втянул воздух зубами и сплюнул на пол. – Не волнуйтесь. Он объявится.

* * *

Контейнеры для мусора стояли в проходе между двумя жилыми домами. На крыше каждого контейнера от дождя образовалась лужа. Пожилая женщина была в домашних тапочках, и поэтому шла по проходу очень осторожно, боясь ступить в лужу, она несла сумку с мусором к ближайшему контейнеру, прижав ее к груди, как ребенка, которому дают грудь.

Она подняла крышку, разбрызгав скопившуюся на ней воду, и уже готова была швырнуть туда сумку, когда увидела, что он полон. Женщина была ирландкой по национальности, и поток бранных слов, слетевших с ее уст, привел бы в замешательство любого из ирландских эльфов. Она закрыла крышку и подошла к другому контейнеру. Теперь она уже окончательно промокла и ругала себя за то, что не подумала захватить зонтик, ругала крышку второго контейнера, которую, казалось, заклинило и, наконец, отбросив ее, снова обдала себя скопившейся на крышке дождевой водой. Она уже хотела швырнуть сумку и поторопиться домой, когда увидела газету, это и заставило ее помедлить.

В газету было завернуто что-то странное, но сверток полуразвернулся. С любопытством женщина наклонилась к контейнеру.

В то же мгновение с ее губ сорвался пронзительный крик.

Глава 9

Все произошло в понедельник.

Началось с того, что Блейни, помощник медицинского эксперта, по всем правилам изучил очаровательный пакетик, который патрульный полисмен выудил из мусорного контейнера после отчаянного звонка пожилой дамы.

В окровавленной газете была обнаружена человеческая рука.

Тщательно осмотрев руку, Блейни позвонил в 87-й участок и доложил, что рука принадлежит мужчине с белой кожей, в возрасте между 18 и 24, что, по его мнению, это вторая рука человека, руку которого он осматривал неделю назад.

Донесение принял Берт Клинг. У него едва хватило сил держать в руке карандаш, чтобы записывать сообщение.

Это первое событие, которое произошло в понедельник. Это было в 9.30 утра.

Второе событие произошло в 11.00, и, казалось, это происшествие поможет, наконец, решить проблему идентификации. Второе происшествие касалось тела, выброшенного на берег реки Харб. Тело было без головы и рук. Оно было быстро отправлено в морг, где в результате осмотра была получена кое-какая информация.

Прежде всего, на теле сохранилась одежда, в бумажнике, который нашли в кармане брюк, лежало промокшее удостоверение личности и шоферские права. Утонувшего звали Джордж Райс. Звонок по адресу, указанному в удостоверении, подтвердил предположение Блейни, что тело находилось в реке около двух недель. Оказалось, что Райс не явился домой две недели назад. Его жена заявила о его исчезновении, в Бюро пропавших без вести на него уже была заведена регистрационная карточка. Миссис Райс попросили придти для опознания останков погибшего, как только она сможет. А пока Блейни продолжал исследование.

Он пришел к заключению, что хотя мистеру Райсу было только двадцать шесть лет, и на его теле отсутствовали руки, и поэтому он мог бы быть тем человеком, руки которого были найдены, – он после тщательного осмотра пришел к заключению, что тело лишилось головы и рук в результате того, что попало под винт парохода или большой лодки. Кроме того, анализ кровавого пятна на дне сумки показал, что кровь принадлежала к группе "О", анализ же крови мистера Раиса показал группу «АВ». К тому же большой размер обеих рук предполагал крупного владельца, а мистер Райс, принимая в расчет отсутствующую голову, мог быть ростом в пять футов и восемь с половиной дюймов, что нельзя считать крупным.

16
{"b":"18593","o":1}