ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ну, я не помню. Клиенты. У них какое-то странное отношение к стриптизу. Они смотрят, как девушка срывает с себя одежды и забывают, что находятся в общественном месте, где идет представление. Кому-то из них вдруг приходит в голову, что он наедине с этой девушкой, что она раздевается для него. Иногда воображение продолжает свою работу после того, как вспыхивает свет. Если такая бредовая идея овладевает не одним, а несколькими клиентами, жди неприятностей. Парень, который думает, что красотка принадлежит ему и раздевается для него, не потерпит, чтобы кто-нибудь еще думал также. В ход идут кулаки. Нам приходится вышвыривать их на мостовую. Во всяком случае последний раз мы так и поступили. Но больше нам этого делать не приходится.

– Теперь вы разрешаете им драться? – спросил Хейз.

– Нет. Теперь мы не предоставляем им случаев для подобных фантазий.

– Как же вам это удается?

– Очень просто. Отказались от стриптиза.

– О?! Вы, выходит, изменили атмосферу клуба?

– Да. Ни стриптиза, ни оркестра, ни танцев. Только джазовый пианист высокого класса, приглушенный свет и спокойная музыка. Вы приводите свою даму и можете фамильярничать с ней, а не с девчонкой, ломающейся для вас на сцене. За последние две недели у нас не было ни одной драки.

– Что же вас заставило так изменить направление клуба, мистер Симс?

– Фактически Барбара сыграла здесь не последнюю роль. Она провоцировала многочисленные конфликты. Мне кажется, она делала это нарочно. Она обычно выделяла из аудитории двух самых крупных типов и играла на них, дразня каждого по очереди. А к концу представления дарила своим вниманием обоих вместе. В результате – драка. Как-то она не явилась на представление, и я оказался с целой оравой второсортных статисток без ведущей танцовщицы. Можно было подумать, что у нас был вечер самодеятельности, а не шоу. Да еще сложности с оркестром, поверьте, лучше было отказаться от стриптиза, чем выпутываться из всех этих неприятностей.

– А какие осложнения с оркестром?

– Самые разные. Один из парней, трамбонист, – наркоман. Никогда не знаешь, явится ли он на работу или будет валяться где-нибудь, наглотавшись наркотиков. Тут еще барабанщик отколол номер, без всякого предупреждения взял и не явился на представление. А барабанщик очень важная фигура в оркестре, он аккомпанирует стриптизу. Вот и представьте себе, в каком положении я оказался в тот вечер, – ни ведущей танцовщицы, ни барабанщика. Конечно, в тот вечер от нашего шоу ничего не осталось.

– Значит, – уточнил Карелла, – Барбара и барабанщик не явились в один и тот же вечер?

– Да, в один и тот же вечер.

– Когда это было?

– Я точно не помню. По-моему за несколько дней до Дня святого Валентина.

– Как звали барабанщика?

– Майк... с какой-то итальянской фамилией. Язык сломаешь. Я не мог ее запомнить. Начиналась с «Си» или «Чи».

– Барбара и этот Майк были в дружеских отношениях?

– Ничего похожего нельзя было заметить. Я, во всяком случае, ничего такого не замечал. Обычные фамильярности, которые естественны между танцовщицами и музыкантами одного и того же шоу. Ничего больше. Я вижу, вы подумываете, не скрылись ли они вместе, да?

– Я не знаю, – ответил Карелла. – Но такое возможно.

– От этих экзотических танцовщиц и музыкантов всего можно ожидать, – согласился Симс. – Поверьте мне, без них я чувствую себя гораздо спокойнее. Пианист, которого я сейчас взял, играет спокойную музыку, посетители сидят в полумраке и слушают. Великолепно. Спокойно, и никаких драк и интриг.

– Не вспомните, как звали барабанщика?

– Нет.

– Попытайтесь.

– Начиналось с «Чи», это все, что я помню. Итальянские имена мне не по зубам.

– А как назывался оркестр? – поинтересовался Карелла.

– Не думаю, чтобы у него было какое-нибудь название. Это была случайно подобранная компания.

– Но ведь у этого оркестра, наверняка, был руководитель?

– Едва ли его можно назвать руководителем. Не тот человек, который может собрать вокруг себя единомышленников, если вы понимаете, что я имею в виду. Просто парень, который объединил музыкантов, чтобы заработать.

– Как его звали?

– Эллиот. Эллиот Чеймбаз.

– И еще один вопрос, мистер Симс. Агент Барбары сказал, что она квартировала с двумя другими девушками. Вы случайно их не знаете?

– Я знаю одну из них, – сразу же, без всяких заминок, ответил Симс. – Марла Филлипс. Она раньше тоже принимала участие в нашем шоу.

– Вы знаете, где она живет?

– В книге записано. – Он помолчал и вопросительно посмотрел на детективов. – Я могу быть свободен?

– Да, – ответил Карелла.

* * *

Когда они вышли, Хейз спросил:

– Что ты обо всем этом думаешь?

– Надо связаться с местным обществом музыкантов, может быть, удастся выяснить фамилию этого барабанщика Майка.

– У барабанщиков большие руки?

– Спроси что-нибудь полегче. Но, по-моему, это больше похоже на совпадение, что они оба исчезли в один вечер, правда?

– Да, пожалуй. А как насчет Марлы Филлипс?

– Почему бы тебе не нанести ей визит?

– Согласен.

– Видишь, какой я хороший парень? На себя беру общество музыкантов, а тебе предоставляю возможность развлечься стриптизом.

– Ты женатый человек.

– Да, к тому же отец, – добавил Карелла.

– Правильно, еще и отец.

– Если тебе понадобится помощь, я буду в участке.

– Интересно, какого рода помощь мне может понадобиться?!

* * *

Марла Филлипс жила на первом этаже каменного дома в четырех кварталах от «Короля и Королевы». На почтовом ящике через дефис значилась комбинация из трех фамилий: Филипс-Сезар-Смит. Хейз позвонил, дождался открывающего дверь сигнала и вошел в холл. Нужная квартира находилась в конце холла. Он снова позвонил. Ждать ему не пришлось, дверь открыли почти мгновенно.

На пороге стояла Марла Филлипс.

– Привет, – произнесла она.

Он, конечно, сразу узнал ее и про себя удивился, что не связал имя, названное Симсом, с девушкой, которую они видели утром в приемной Тюдора.

– Вы тот самый полицейский, с которым я разговаривала в приемной мистера Тюдора?

– Да, это я.

– Ну, конечно. Коттон, кажется. Ну, проходите, Кот-тон. Это неожиданность. Я только что пришла. Вам повезло, что вы меня застали. Через десять минут я должна уйти. Входите, входите. Вы простудитесь, если будете стоять в холле.

Хейз вошел. Стоя рядом с Марлой, он имел возможность оценить ее высокий рост. Он попытался представить ее на сцене, но эта мысль выводила его из равновесия. Подавив воображение, он последовал за ней в комнату.

– Не обращайте внимания на разбросанное повсюду белье, – предупредила Марла. – Я живу с другой девушкой. Таффи Смит. Она актриса. Настоящая. Хотите кофе?

– Нет, спасибо.

– Слишком рано? Вы не сделаете мне одолжение?

– Конечно.

– Мне нужно позвонить в дежурную службу, узнать, не было ли мне каких-нибудь важных звонков, пока я отсутствовала. А вы не покормите кота? Бедняжка умирает с голода.

– Кота?

– Да. Сиамский. Он бродит где-то здесь. Он прибежит, как только услышит вашу возню на кухне. Кошачья еда под раковиной. Только откройте банку и положите немного ему в блюдце. И погрейте, пожалуйста, ему молока. Он не переносит холодное молоко.

– О'кей.

– Вы прелесть. Ну, идите покормите его. Через минуту я буду в вашем распоряжении.

Она пошла к телефону, а Хейз направился в кухню. Открывая банку под пристальным взглядом сиамского кота, который мгновенно материализовался неизвестно откуда, он слушал, как Марла разговаривала по телефону в соседней комнате.

– Мистер кто? Не знаю такого. Хорошо, я ему позвоню попозже. Кто-нибудь еще? О'кей, спасибо.

Она повесила трубку и вошла в кухню.

– Вы все еще греете молоко? Оно будет слишком горячее. Лучше снимите. – Он снял кастрюлю с плиты и налил молока в плошку на полу.

21
{"b":"18593","o":1}