ЛитМир - Электронная Библиотека

Карелла вытащил из заднего кармана платок и начал промокать кровоточащий нос. Хернандес приложил к его затылку холодный ключ.

– Спасибо, Стив, – проговорил он.

– Пожалуйста.

– Ты это зря. Я уже привык к выпадам Энди.

– Я вижу. Но я не привык.

– Спасибо.

Хейз вошел в дежурку, увидел окровавленный платок в руках Кареллы, бросил быстрый взгляд на открытую дверь в приемную лейтенанта и спросил шепотом:

– Что произошло?

– Я вышел из себя, – ответил Карелла.

Хейз посмотрел на его окровавленный платок и сказал:

– По-моему, ты все еще продолжаешь выходить из себя.

* * *

Таффи Смит нельзя было назвать ни сладострастной, ни соблазнительной, ни даже хорошенькой. Это была крошечная девушка с коротко подстриженными пепельными волосами. Своим хрупким телосложением она напоминала воробышка. На покрытом веснушками носу сидели огромные очки, за которыми светились самые ярчайшие, виденные когда-либо Кареллой и Хейзом, голубые глаза.

Очевидно, только руководствуясь теорией Фрейда, можно было объяснить страсть этой девушки приготавливать кофе для всех, кто бы ни пришел. Без сомнения, ребенком она была свидетельницей того, как мать ублажала ее отца с кофейником в руках. Или, может быть, в детстве на нее опрокинули кипящий кофейник, и она подсознательно воспринимала кофейник как личную угрозу, которую надо было предотвратить, подчинив себе. Или, возможно, ее воспитывала деспотичная тетушка из Бразилии, где, как поется в песне, кофейные бобы растут в несметных количествах. Как бы то ни было, она сейчас же побежала на кухню поставить кофе, пока детективы устраивались в гостиной. Сиамский кот, вспомнив Хейза, урча, вился у его ног.

– Твой старый знакомый? – поинтересовался Карелла.

– Я его один раз кормил.

Таффи Смит вернулась в гостиную. – Сегодня у меня все из рук валится. Мы репетировали целый день. Мы инсценируем детектив. Я играю магазинную воровку. Ужасно изматывающая роль, поверьте мне. В пьесе заняты актеры из трудовой Ассоциации актеров, которые сейчас не имеют постоянной работы.

– Понятно, – поддержал разговор Карелла.

– Как вам живется с двумя танцовщицами стриптиза? – поинтересовался Хейз.

– Великолепно. Что в них может быть плохого? Они очень милые девушки. – Она помолчала. – Я долго сидела без работы. А ведь кто-то должен платить за квартиру. Все это время оплата лежала на них.

– На них?

– Да. На Барбаре и Марле. Правда, теперь Барбары нет. Вы знаете об этом. Послушайте, как выглядит форма Б?

– Что? – удивился Карелла.

– Форма Б. Она упоминается в пьесе. Действие происходит в дежурной комнате полицейского участка, понимаете?

– Понимаем.

– Ну да, конечно. И там упоминается форма Б, так наш директор хочет знать, как она выглядит. Вы бы не могли прислать мне одну?

– Дело в том, что мы не имеем права раздавать официальные документы, – сказал Хейз.

– О, я этого не знала. А у нас есть настоящие наручники. Ведь это тоже официальный атрибут, правда?

– Да. Где вы их взяли?

– Один парень, который раньше был полицейским. У него старые связи. – Она подмигнула.

– Ну, может быть, мы пришлем вам форму Б, если вы не скажите никому, откуда она у вас.

– Это было бы мило с вашей стороны.

– Давайте поговорим о вашей соседке Барбаре. Вы сказали, что с ней жилось хорошо. А она вам временами не казалась немного необузданной?

– Необузданной?

– Да.

– Вы имеете в виду, не била ли она посуду или что-нибудь в этом роде?

– Нет. Я имею в виду относительно мужчин.

– Барбара. Необузданная?

– Да. Разве она не принимала здесь мужчин?

– Барбара? – Таффи заразительно засмеялась. – При мне она не приняла здесь ни одного мужчину.

– Но ей звонили мужчины, не так ли?

– Ну конечно.

– И никто из них никогда сюда не заходил?

– Я не видела ни одного. Извините, кажется кофе готов.

Она поспешила на кухню и сейчас же возвратилась с кофейником и тремя картонными стаканчиками.

– Вы уж извините за бумажные стаканчики, но мы стараемся избегать всякого мытья посуды. По вечерам к нам обычно набивается целая толпа народу, все, кому хочется поболтать или просто посидеть и выпить кофе. У нас ведь уютно, правда?

– Да, – согласился Карелла.

– Я люблю варить кофе, – призналась Таффи. – Я думаю, что приобрела эту привычку во время замужества. Представьте, раньше думала, что в этом заключается прелесть семейной жизни. В моем представлении притягательная сила замужества заключалась в том, что ты можешь приготовить себе чашку кофе в своем собственном доме в любое время, когда только тебе захочется. – Она опять засмеялась. – Думаю, что поэтому я сейчас в разводе, так как теперь знаю, что замужество – нечто большее, чем приготовление кофе. Но я все еще люблю варить кофе.

Она разлила кофе, унесла кофейник в кухню и вернулась со сливками, сахаром и ложками.

– А Барбара присутствовала на ваших полночных вечеринках, где вы готовили кофе? – поинтересовался Карелла.

– Ну конечно.

– И никогда не приводила сюда мужчин?

– Никогда.

– Ни разу не пригласила ни одного мужчину?

– Никогда. Видите ли, у нас только три комнаты: кухня, гостиная и спальня, в ней лишь две кровати, и эта софа, на которой вы сейчас сидите, на ночь превращается в кровать, таким образом получаются три постели. Поэтому нам приходилось составлять что-то типа расписания. Если у одной из нас было свидание, и она предполагала пригласить своего знакомого на чашку кофе, мы должны были не занимать гостиную. Для нас это не составляло никакой проблемы, потому что Барбара никогда не приводила сюда своих знакомых. Так что беспокоиться об этом приходилось только нам с Марлой.

– Но Барбара ведь встречалась с мужчинами?

– Конечно. Со многими.

– И, если ей хотелось пригласить кого-нибудь из них выпить и посидеть, она их приглашала не сюда, так?

– Совершенно верно. Еще кофе?

– Нет, спасибо, – поблагодарил Хейз, который успел сделать только глоток.

– Куда же она в таком случае их приглашала? – спросил Карелла.

– Простите?

– Куда она ходила со своими друзьями?

– О, всюду. В клубы, театры – всюду, куда они ее приглашали.

– Я имел в виду выпить стаканчик спиртного на ночь.

– Может быть, она ходила к ним домой.

– Она же не могла ходить домой к Андровичу, – высказал Карелла свою мысль вслух.

– Кто это?

– В городе полно отелей, Стив, – сказал Хейз.

– Да, – согласился Карелла. – Мисс Смит, Барбара никогда не говорила чего-нибудь такого, из чего можно было бы заключить, что у нее была другая квартира?

– Другая? Зачем ей могла понадобиться другая квартира? Вы знаете, сколько стоят квартиры в этом городе?

– Да, знаю. Но все-таки, может быть, она упоминала что-нибудь в этом роде?

– Мне, во всяком случае, нет. Зачем ей могла понадобиться другая квартира?

– Очевидно, мисс Смит, Барбара встречалась с несколькими мужчинами и была с ними в... в довольно близких отношениях. Квартира, в которой живут еще двое женщин, возможно, ограничивала ее... возможности.

– Я понимаю, что вы имеете в виду, – сказала Таффи. Она задумалась на какое-то время. Затем заговорила снова. – Вы ведь сейчас говорите о Барбаре? Бабблз?

– Да.

Таффи пожала плечами.

– У меня никогда не возникала мысль, что Барбара помешана на мужчинах. Она, казалось, не очень-то ими интересовалась.

– Она готовилась сбежать с одним из них, перед тем, как исчезла, – сказал Карелла. – И, возможно, скрылась с другим.

– Барбара? Бабблз?

– Да, Барбара. Бабблз. – Карелла помолчал. – Можно воспользоваться вашим телефоном, мисс Смит?

– Пожалуйста. Можете пользоваться этим, или другим, что в спальне. Только извините за беспорядок там. Моя соседка – ужасная неряха.

Карелла прошел в спальню.

– Марла рассказала мне все про вас, – сказала Таффи Хейзу шепотом.

28
{"b":"18593","o":1}