ЛитМир - Электронная Библиотека

– Кто был человек, который его купил?

– Не знаю.

– Он не был вашим постоянным покупателем?

– Нет. Он пришел впервые. Да. Теперь я вспомнил. Он купил этот костюм, плащ, несколько пар носков и черный вязаный галстук. Теперь я вспомнил.

– Но вы не помните его имени?

– К сожалению, нет.

– Вы храните чеки?

– Да, но...

– Вы записываете имя покупателя на чеке?

– Да, но...

– Что но?

– Это было вскоре после рождества. Январь. Начало января.

– Ну и что?

– Так ведь придется просмотреть целую кипу чеков, прежде чем...

– Я знаю.

– Мы сейчас, как видите, очень заняты.

– Да, я вижу.

– Сегодня суббота, один из самых оживленных дней для нашей торговли. Боюсь, что я не смогу уделить вам столько времени, чтобы...

– Мистер Джерральдс, мы расследуем убийство.

– О?

– Может быть, вы все-таки найдете для меня время?

– Не знаю... – Джерральдс колебался. – Ну, ладно пройдемте в заднюю часть магазина.

Он откинул занавеску. Задней частью магазина оказалась маленькая комната, забитая картонными коробками с товарами. Мужчина в пестрых шортах натягивал на себя брюки перед большим зеркалом.

– Эта комната используется и как примерочная, – пояснил Джерральдс. – Эти брюки сидят на вас превосходно, сэр, – бросил он примерявшему. – Сюда, пожалуйста. Мой стол вон там.

Он провел Кареллу к небольшому столу, стоящему перед грязным решетчатым окном.

– Январь, январь. Где же может быть январская документация?

– Они должны быть такими узкими? – спросил мужчина в брюках.

– Узкими? Они совсем не кажутся узкими, сэр.

– А мне кажется, что они мне узки. Может быть, я не привык к брюкам без складок. Как вы находите? – обратился он к Карелле.

– Мне кажется, они сидят нормально.

– Может быть я просто не привык к такому фасону.

– Может быть.

– Они на вас сидят отлично, – вмешался Джерральдс. – Это новый цвет. Необычного зеленоватого оттенка. Смесь зеленого и черного.

– А я думал они серого цвета, – сказал мужчина, рассматривая брюки более пристально.

– Они могут казаться и серыми, и зелеными, и черными. В этом и заключается вся прелесть материала, – объяснил Джерральдс.

– Да? – Мужчина еще внимательнее стал рассматривать брюки. – Приятный цвет, – проговорил он с сомнением в голосе. Он подумал немного, придумывая предлог для отказа. – Но они слишком узкие, – и он начал стягивать с себя брюки. – Извините, – сказал он, прыгая на одной ноге и натыкаясь на Кареллу. – Здесь слишком тесно.

– Январская документация должна быть... – Джерральдс дотронулся указательным пальцем до виска и сдвинул брови. Затем его указательный палец, подобно персту судьбы, прочертил несколько кругов в воздухе и опустился на картонную коробку, стоящую в нескольких футах от стола. Джерральдс открыл коробку и начал перебирать находящиеся в ней чеки.

Покупатель положил брюки на стол и сказал:

– Мне нравится цвет, но они слишком узки для меня. – Он подошел к картонному ящику, на котором лежали его брюки, и начал их надевать. – Я не переношу узкие брюки, а вы? – обратился он к Карелле.

– Я тоже.

– Я люблю, чтобы брюки были просторные, – продолжал мужчина.

– Нет, это – за февраль. Где же, черт бы их побрал, январские чеки? Куда я их сунул? – разговаривал сам с собой Джерральдс. – Надо подумать. – Он опять дотронулся указательным пальцем до виска и замер, пока его опять не осенило, и тот же самый палец двинулся к новой цели. Он раскрыл вторую коробку и вытащил оттуда целую груду чеков. – Ну, вот январь: о Боже, это ужас. У нас в январе была удешевленная распродажа. Понимаете, после рождества. Здесь тысячи чеков.

– Ну, большое спасибо, – сказал покупатель, благополучно облачившись в свои просторные брюки. – Понимаете, я люблю просторные брюки.

– Понимаю, – проговорил Джерральдс, перебирая чеки.

– Я как-нибудь еще заскочу. Понимаете, я шофер автобуса. Мне нужны широкие брюки. Ведь я целый день сижу на заднице.

– Я понимаю. Мне кажется это было на второй неделе января. После распродажи. Начну-ка я с них.

– Ну, пока, – попрощался мужчина. – Приятно было с вами здесь встретиться, – сказал он, обращаясь к Карелле.

– Не расстраивайтесь, – бросил ему вслед Карелла, когда тот через занавес выходил в переднюю часть магазина.

– Три рубашки по четыре пятьдесят... нет, это не то. Ну и задали вы мне работку, я вам скажу. Если бы не ваше обаяние, не думаю, что я бы... одна пара купальных трусов по... нет... галстуки... нет... один плащ черный, один костюм, три пары хлопчатобумажных... вот то, что мы ищем, как я и думал. Десятое января. Да, расплатился наличными.

– Как звали покупателя?

– Имя должно быть сверху. Трудновато разобрать. Плохо отпечаталось.

– Вы не можете разобрать?

– Я не совсем уверен. Чирападано... Может быть такая фамилия? Майк Чирападано?

Глава 17

– Это опять вы, – встретила его домохозяйка. – А где же ваш рыжеволосый друг?

– Занят другой работой, – ответил Карелла. – Мне бы хотелось еще раз осмотреть комнату Чирападано. Вы не возражаете?

– А что? Напали на след?

– Может быть.

– Он задолжал мне квартплату за два месяца. Пойдемте, я вас проведу.

Поднимаясь наверх, она протирала перила масляной тряпкой. Они подошли к двери, и она начала вынимать ключ, как вдруг замерла. Карелла тоже услышал какой-то звук за дверью. Револьвер был уже у него в руке. Он отстранил домохозяйку и уже готовился оттолкнуться от противоположной стены, когда она прошептала:

– Ради Бога, не вышибайте дверь! Возьмите мой ключ, ради Бога!

Он взял у нее ключ, вставил в замок и как можно тише повернул его, нажал на ручку и толкнул дверь, она не поддавалась. За дверью слышалось торопливое движение. Выругавшись, Карелла сильно толкнул дверь плечом, и она распахнулась.

В центре комнаты с барабаном в руках стоял высокий мужчина.

– Стоять, Майк! – крикнул Карелла, и мужчина запустил в него барабан, который, попав в грудь, отбросил Кареллу прямо на домохозяйку, громко завопившую: – Я сказала вам не ломать дверь! Почему вы не воспользовались ключом?!

Мужчина молча набросился на Кареллу, глаза его дико сверкали, он не обращал внимания на зажатый в руке Кареллы револьвер. Ударом левой он заехал Карелле по щеке и готовился сделать выпад правой, когда Карелла развернул боком свой «38» и угодил нападающему по щеке. Мужчина попятился назад, пытаясь сохранить равновесие, наткнулся на барабан, не удержавшись, упал на него и порвал обшивку. Он неожиданно зарыдал, из его груди вырвались судорожные звуки.

– Ну вот, вы сломали его... Пришли и сломали, – повторял он.

– Вы Майкл Чирападано? – спросил Карелла.

– Это не он, – вмешалась хозяйка. – Почему вы вломились в дверь? Все вы, полицейские, одинаковые! Я ведь просила вас открыть дверь ключом.

– Я и открывал ее вашим проклятым ключом, – сердито возразил ей Карелла. – В результате чего я ее и закрыл. Дверь-то была открыта. Вы уверены, что это не Чирападано?

– Конечно, уверена. Как могла быть дверь открытой, когда я ее сама запирала.

– Наверно, наш друг воспользовался отмычкой? Так ведь, Майк? – спросил Карелла мужчину.

– Вы его сломали. Вошли и сломали, – продолжал повторять тот.

– Что сломали?

– Барабан. Вы, черт возьми, сломали барабан.

– Это вы его сами сломали.

– Вы меня ударили. Я бы не споткнулся, если бы вы меня не ударили.

– Кто вы? Как ваше имя? Как вы сюда попали?

– Сам сообрази, раз ты такой решительный?

– Почему вы оставили дверь открытой?

– Кому могло прийти в голову, что вы сюда подниметесь?

– Что вам здесь нужно? Кто вы такой?

– Мне нужны барабаны.

– Зачем?

– Чтобы их заложить.

– Заложить барабаны Майка?

– Да.

– Ну, хорошо. А кто вы такой?

– Вам-то что? Вы сломали большой барабан. Теперь я не смогу его заложить.

32
{"b":"18593","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
7 красных линий (сборник)
Любовь яд
Книга-ботокс. Истории, которые омолаживают лучше косметических процедур
Сплин. Весь этот бред
Святой сыск
Лидерство без вранья. Почему не стоит верить историям успеха
Люди черного дракона
Случайный лектор