ЛитМир - Электронная Библиотека

На этот раз Хейз услышал что-то. Но звук послышался сзади, из холла. Он резко повернулся, мгновенно выхватывая свой «кольт».

– Убери свой 38-й калибр, Коттон, – прошептал Карелла.

– Черт, как ты меня напугал, – тихо ответил Хейз. И только теперь заметил стоящего позади Кареллы Клинга.

– Там Тюдор? – кивнул Карелла на дверь.

– Да. Он с девчонкой.

– Бабблз?

– Именно.

– О'кей. Будем врываться, – скомандовал Карелла.

Клинг встал справа от двери, Хейз – слева. Карелла собрался и ударил по замку. Дверь распахнулась. Они ворвались в комнату с револьверами наготове и увидели Чарльза Тюдора в глубине комнаты на коленях. Затем они увидели то, что находилось позади Тюдора, и каждый из них испытал, чувства потрясения, ужаса и жалости. Карелла сразу понял, что «кольты» им не понадобятся.

Глава 18

Комната была наполнена цветами. Букеты алых, желтых и белых роз, маленькие пучки фиалок, гладиолусы на высоких стеблях, гвоздики, гардении, листья рододендронов – все это стояло в вазах с водой. Комната была наполнена ароматом цветов – свежих и увядающих, цветов, которые были принесены недавно и которые стояли давно и потеряли свою красоту. Комната была наполнена сильным запахом цветов и каким-то ужасным зловонием.

Танцовщица Бабблз Сиза лежала неподвижно на столе, который утопал в цветах. Ее черные волосы ниспадали, ее стройное тело прикрывала только ночная рубашка, ее руки были сложены на груди. На шее сверкало ожерелье из рубинов. Она лежала на столе, устремив взгляд в потолок, но она ничего не видела, ничего не ощущала, потому что ее безжизненное тело было в таком состоянии уже месяц, разлагаясь и издавая ужасное зловоние.

Тюдор, продолжая стоять на коленях, повернулся к детективам.

– Итак, вы нашли нас, – проговорил он спокойно.

– Вставайте, Тюдор.

– Вы нашли нас, – повторил он. Он посмотрел опять на мертвую девушку. – Красива, не правда ли? – спросил он, ни к кому не обращаясь. – Я никогда не видел женщины более красивой, чем она.

В кладовке они нашли труп мужчины. Он был в одних нижних трусах... Кисти обеих рук были отрезаны. Это был Майкл Чирападано.

* * *

О, он осознавал, что она мертва. Он понимал, что убил их обоих. В дежурном отделении, детективы задавали свои вопросы приглушенными голосами, потому что все было кончено, Чарльз Тюдор в их глазах был живым существом, мужчиной, который любил. Перед ними был не какой-нибудь ворюга или панк, а убийца, который любил. Да, он понимал, что она мертва. Да, он это знал. Он осознавал, что убил ее, что убил их обоих. Знал.

И, однако, когда он отвечал на вопросы, произносимые почти шепотом, казалось, он этого не осознавал, казалось, он ушел от жестокой реальности убийства в другое измерение, мир, в котором Барбара продолжала жить и смеяться. Он с легкостью пересекал границу в этот мир, затем также легко возвращался к реальности, пока она снова от него не ускользала, и в конце концов он терял всякую грань между этими двумя мирами и бродил неприкаянно между ними, не имея надежды успокоиться ни в одном из них.

– Когда мне позвонили из клуба, – говорил он, – когда Рэнди Симс позвонил мне из клуба, я не знал, что и думать. Барбара всегда была очень обязательной. Я позвонил к ней на квартиру, на ту, в которой она жила с другими девушками. Я говорил с одной из ее соседок, и она сказала, что не видела ее с раннего утра. Это было двенадцатого, двенадцатого февраля. Я буду помнить этот день до самой смерти, в этот день я убил Барбару.

– Что вы сделали после того, как поговорили с соседкой Барбары, мистер Тюдор.

– Я подумал, что, может быть, она пошла на нашу квартиру.

– Вы платили за эту квартиру, мистер Тюдор?

– Да, да. Я платил. Но это была наша квартира. Мы жили там вместе. Мы делали вместе многое, я и Барбара. У нас много общего. Мы многое делаем вместе. Нам нравится быть вместе. Я купил билеты на шоу, которое состоится на следующей неделе. Это Мюзикл. Она любит музыку. Мы посмотрим его вместе. Мы многое делаем вместе.

Детективы тесно окружили его и молчали. Карелла кашлянул, чтобы прочистить горло.

– Вы пошли на квартиру, мистер Тюдор? Ту, которая находится на Канопи-стрит?

– Да. Пошел. Я пришел туда около десяти часов вечера. Был вечер. Поднялся наверх. Открыл дверь своим ключом и... ну, она была там. С этим мужчиной. Этот мужчина прикасался к ней. В нашей квартире. Барбара была в нашей квартире с другим мужчиной. – Тюдор покачал головой. – Она не должна была делать подобных вещей. Она знает, что я ее люблю. Я купил для нее рубиновое ожерелье ко Дню Валентина. Вы видели это ожерелье? Оно прелестно. Оно ей очень идет.

– Что вы сделали, когда обнаружили их в квартире, мистер Тюдор?

– Я... я был потрясен. Я... я... я хотел выяснить, понять. Она... она сказала мне, что не является моей собственностью. Она сказала мне, что она свободна, что не собирается быть ничьей собственностью, ни моей, ни... ни человека, с которым она сейчас, ни... ни Карла, она упомянула Карла. Я даже не знал, кто такой Карл. Она... сказала, что обещала этому Карлу, что уедет с ним, но она не собирается принадлежать и ему тоже, никто не будет ею владеть, она сказала, и... и...

– Дальше, мистер Тюдор?

– Я не мог поверить тому, что она говорила, потому что... ну, потому что я люблю ее, вы же знаете. А она говорила эти страшные вещи, и этот мужчина, этот Майк, стоял и улыбался. В нижнем белье. Он был в нижнем белье, а она была в ночной рубашке, которую я ей подарил, в той самой, которую я ей подарил. Я... я... я ударил его. Я начал бить его, а Барбара смеялась все время, пока я его бил Я очень сильный, я бил его, с силой ударяя его головой об пол, затем Барбара перестала смеяться и сказала: «Ты убил его». Я... я...

– Да?

– Я заключил ее в свои объятия и стал целовать и – и... я... мои руки... ее горло... она не вскрикнула... ничего... я просто сжал и... она... она... она осела в моих руках. Это он виноват, думал я, потому что посмел до нее дотронуться, он не должен был дотрагиваться до нее, он не имел права прикасаться к женщине, которую я люблю. И я... я пошел на кухню, чтобы найти нож или что-нибудь в этом роде. Я нашел разделочный нож в одном из ящиков и вернулся в комнату и... отрезал ему обе руки. – Тюдор сделал паузу – За то, что он прикасался к ней. Я отрезал ему руки, чтобы он больше никогда не мог дотронуться до нее. – Он наморщил лоб, вспоминая. – Было много... крови. Я взял руки и положил их в дорожную сумку Барбары. Затем оттащил его тело в кладовку и попытался немного прибрать. Повсюду было... много крови.

Понемногу, по кусочкам они вытянули из него остальное. В его рассказе реальное все время перемежалось с фантастическим. Мужчины слушали его рассказ в каком-то смущении, и некоторые из них спустились вниз, чтобы заняться другими делами и не видеть, как этот сильный, плечистый мужчина, сидящий на стуле с жесткой спиной, рассказывал о женщине, которую любил и продолжал любить.

Он сказал, что стал избавляться от трупа Чирападано на прошлой неделе. Решил начать с рук, полагая, что лучше избавляться от них по одной. Он подумал, что дорожная сумка как раз подойдет для этой цели, потому что очень многие имеют такие сумки. Он воспользовался ею, чтобы избавиться от первой руки. Тут ему пришло в голову, что человека могут опознать по отпечаткам пальцев, и он безжалостно срезал кончики пальцев кухонным ножом.

– Когда срезал кончики пальцев, я поранил себя. Небольшой порез, но мой палец очень кровоточил.

– Какая у вас группа крови, мистер Тюдор? – спросил Карелла.

– Что? "Б", кажется. Да. "Б". А что?

– Вот тебе и объяснение тому пятну на костюме, которое привело нас в замешательство, Стив, – заметил Клинг.

– Что? – отозвался Тюдор. – Костюм? Ах, да. Я не знаю, почему я это сделал. Правда, не знаю, зачем. Но что-то заставило меня сделать это. Я должен был это сделать.

35
{"b":"18593","o":1}