ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Хорошо, — одобрил я.

— Я сначала позвонил тебе в офис, — сказал Блум. — Но мне сказала, что ты там сегодня еще не появлялся.

Это звучало упреком. Я промолчал. От Дейл я ушел примерно часа в два ночи, и поспать мне удалось — периодически засыпая и вновь просыпаясь — меньше шести часов; и даже после душа я не ощущал себя бодрее.

— Мы наконец-то дозвонились до Миллера. Он будет у нас в одиннадцать, сразу же после похорон девочки. Кстати, который сейчас час?

— Я еще не надел часы, — ответил я.

— Вот, десять минут десятого — ответил Блум сам себе. — Мне бы очень хотелось, чтобы ты услышал, что он будет там говорить, но если ты придешь, то он просто наверняка начнет визжать, что мы нарушаем его права. Может быть мне удастся убедить его, чтобы она разрешил нам записать весь разговор на магнитофон. Как ты думаешь, он на это согласится?

— А почему бы тебе его самого об этом не спросить?

— Еще успею. У меня на этот случай заготовлен беспроигрышный прием, называется «Если-вам-все-равно-нечего-скрывать». Где ты будешь примерно часов в одиннадцать — в половине двенадцатого?

— У себя в конторе. По крайней мере, надеюсь на это.

— Я позвоню тебе туда. Ты ведь не идешь на похороны, да?

— Нет, я не могу.

— Ну и ладно. Мы с тобой еще потом успеем поговорить.

— А я вчера случайно встретил Джимми Шермана, — сказал я.

— Вот как? И где же?

— На родео. В Энанбурге. И знаешь, он был очень недоволен, что я поставил в известность полицию.

— Можешь ему передать, чтобы он может расслабиться. Мы сейчас щупаем более крупную рыбку.

— Я ему то же самое сказал. А рыбка-то кто?

— Тот, кто убил Викки и ее малышку. Во всяком случае, я уверен, что он тут не при чем. Но мы с тобой после еще поговорим.

— Ладно, — согласился я, и положив трубку на аппарат, вновь вернулся в ванну, собираясь побриться. Все мое лицо было в пене для бритья, когда снова раздался телефонный звонок. Это был Артур Кинкейд, который звонил мне еще вчера в мое отсутствие, и желающий узнать, как можно защитить угольную шахту от налога.

— Ты что, никогда не отвечаешь на звонки? — спросил он у меня.

— Арти, я вчера очень поздно вернулся домой. Извини.

— Я только что звонил тебе в офис, — продолжал он, — ты знаешь, сколько сейчас времени?

— Девять часов двадцать минут, — ответил я, взглянув на часы у кровати.

— Правильно. А работать ты во сколько начинаешь?

— Арти, — снова заговорил я, — сегодня утром я опаздываю. Пришли мне брошюру, я просмотрю ее и верну тебе.

— Когда?

— Когда сделаю для себя необходимые выводы?

— И когда же это случится?

— Я позвоню тебе в конце недели, — пообещал я.

— Я пошлю к тебе рассыльного.

— Отлично.

— Ты сможешь заняться моим вопросом сегодня же?

— Вряд ли.

— И когда же в таком случае?

— Арти…

— Ну ладно, ладно, — сказал он. — Как только появится возможность тогда, ладно?

— Да, — уверил я его.

— Спасибо, Мэттью, — поблагодарил он и повесил трубку.

Я быстро закончил с бритьем, ополоснул после него лицо холодной водой, почистил зубы, а также уже успел причесаться, когда телефон снова зазвонил. Я выскочил голый из ванной комнаты и сорвал трубку с рычага:

— Алло!

— Вот это дал, — сказала Дейл.

— Ой, привет, — ответил я. — Извини, но этот телефон просто не замолкает.

— Я знаю. Вот уже минут десять прошло, как я пытаюсь дозвониться до тебя.

— Ты где?

— Дома, — ответила она. — Еще в постели.

— Я и сам не так давно проснулся.

— А я не выспалась, — пожаловалась Дейл.

— И я тоже.

— А у меня в офисе в половине одиннадцатого назначена встреча с клиентом, а который час?

— Половина десятого.

— Наверное, мне и впрямь уже пора вставать, да?

— Я тоже так думаю.

— Жаль, что тебя сейчас нет со мной, — прошептала она.

— М-м, мне тоже.

— Когда мы снова увидимся?

— Как насчет сегодняшнего вечера?

— Тогда во сколько?

— Я еще не знаю, что меня ожидает сегодня в конторе. Знаешь, давай я тогда тебе попозже перезвоню.

— О'кей, в таком случае я не стану планировать на сегодняшний вечер ничего другого, — Дейл немного поколебалась. — Мэттью… — начала было она.

— Да?

— Нет, ничего. Мы с тобой потом поговорим.

— И все же, ты что-то хотела мне сказать?

— Нет, ничего.

— Ну тогда ладно.

Мы распрощались, и я начал одеваться. Но едва я только успел надеть трусы, как вновь раздался телефонный звонок. Я скептически уставился на телефон. Пусть себе звонит. Я продолжал глядеть на него. Наконец я первым сдался и снял трубку.

— Алло? — устало сказал я.

— Мэттью, это опять я, — заговорил Блум. — Мы нашли Маршалла, по крайней мере, нам теперь известна радиостанция, где он работает. Это маленькая станция в Валдосте, транслирует в основном рок-музыку. Я разговаривал с тамошним менеджером, его зовут Ральф Слейтер, так вот, он рассказал мне, что Маршалл в прошлую пятницу взял себе недельный отпуск, и сразу же после своей передачи — он у них там ведет утреннюю программу с 9 до 12 часов — так вот, сразу же, лишь только окончив работу в эфире, он уехал. Сказал, правда, что отправляется на рыбалку, на Рифы. И он все еще не вернулся.

— Но возможно…

— Но ведь уж утром-то сегодня он должен был уже возвратиться, — перебил меня Блум. — И отсюда вытекает вопрос: где же, черт возьми, он до сих пор шляется?

Я не смог вырваться к Блуму раньше, чем в два часа дня, потому что к тому времени, как я появился у себя в офисе, там для меня набралось уже около трех дюжин звонков, и кроме того, двое клиентов ждали меня в приемной. Потом еще позвонил Эйб Поллок и пригласил отобедать с ним в виде компенсации за то, что он до сих пор еще не представил мне тех винных цифр, а также пообещал, что самое позднее завтра они у меня будут, и он приложит все усилия к тому, чтобы вытрясти их наконец из своего клиента. После обеда мне позвонила Джоанна, которая сообщила, что сегодня утром она случайно ушла в школу без денег, и что именно сегодня ей нужно заплатить за ежегодник, так как сегодня уже крайний срок, в связи с чем не мог ли я передать ей с кем-нибудь чек на двенадцать долларов пятьдесят центов. Я выписал чек и попросил Синтию отвезти его; после чего я связался с Фрэнком по селектору и сказал ему, что сегодня во второй половине дня я никак не смогу встретиться с ним и с Карлом, потому что мне позвонил Блум и он хочет, чтобы я прослушал магнитофонную запись допроса Двейна Миллера. Фрэнк же в свою очередь поинтересовался у меня, с каких это пор я начал работать на полицейский департамент Калусы.

Мы слушали кассету с записью, сидя у Блума в кабинете.

Блум рассказал мне, что Миллер явился к ним добровольно, после того, как им наконец удалось дозвониться к нему домой в Манакаву. Миллер заявил, что он вместе с друзьями был на рыбалке, уехав туда на рассвете в субботу, и приехал домой только вчера поздно-поздно вечером. Он ничего не знал о смерти внучки, до тех пор, пока детектив Кенион не сказал ему об этом во время телефонного разговора. Казалось, что он был раздражен, что Кениг — а не он — занимался всей организацией похорон. Но к моему удивлению, не смотря на свой обычно достаточно сварливый характер и на то, что он был чрезмерно недоволен тем, что Кениг сосредоточил все в своих руках, в то время как сам Миллео считал, что все это было его дедовским долгом, он все же сказал Блуму, что не станет возражать против того, чтобы весь разговор с ним был бы записан на магнитофон; на данном этапе его заботило только одно — чтобы поскорее нашли того негодяя, виновного в смерти Викки и Элисон. Запись начиналась с того, что кто-то, предположительно Блум, подув в микрофон монотонно произнес: «Проба раз, два, три, четыре», после чего раздался щелчок, наступила пауза, затем снова послышался щелчок и голос Блума сказал: «Производится запись вопросов, задаваемых мистеру Двейну Миллеру и его ответов на вышеуказанные вопросы, запись сделана двадцать первого января, в десять часов пятнадцать минут утра в Отделе общественной безопасности Департамента полиции города Калуса штат Флорида. Вопросы мистеру Миллеру задает детектив Моррис Блум в присутствии детектива Питера Кениона». Наступила вторая пауза, после которой Блум вновь по полной программе завел свое извечное «Миранда-Эскобедо» и вытянул из Миллера подтверждение тому, что, да, она желает отвечать на задаваемые полицией вопросы в отсутствие своего адвоката. Начался сам допрос:

50
{"b":"18594","o":1}