ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Теперь Фанни стояла, уперев руки в крутые бедра, и требовала, чтобы Карелла объяснил смысл своей последней реплики. Пронзив ее мрачным взглядом старого сыщика, Стив сказал:

– Я имел в виду, дорогая, что временами ты бываешь грубой и назойливой, как злая принцесса, – вот и все! – на что Фанни громко расхохоталась.

– Не понимаю, как ты терпишь такого изверга! – сказала она Тедди, все еще смеясь, и вышла из комнаты.

– Пап, ты идешь? – спросил Марк.

– Иду, сын, – отозвался Карелла.

Он обнял и поцеловал Тедди, потом зашел в гостиную, взял за руку сына и дочь и вместе с потомством отправился на улицу. Он почти забыл, что не далее как сегодня видел на мостовой разбившуюся семнадцатилетнюю школьницу, которую подруга столкнула с крыши семиэтажного дома за то, что та хотела написать «Айрин любит Пита».

* * *

В 9.45 в следственном отделе раздался звонок. Мейер Мейер, сидевший в одиночестве у телефона, взял трубку и сказал обычное:

– Восемьдесят седьмой участок. Мейер Мейер слушает.

– Говорит патрульный Брич. Бенни Брич.

– Привет, Бенни.

– Решил позвонить на всякий случай. Шел я мимо бара на Калвер, а хозяин вышел и попросил меня зайти.

– Так.

– Захожу я в бар, а на столе стоит парень и несет Бог знает что.

– Что же он говорит?

– Говорит, что убил какую-то женщину.

* * *

Человек, столь необычным образом признавшийся в убийстве, был верзилой ростом в метр девяносто пять, с крупным носом, широкими скулами, придававшими лицу некоторую угловатость, большим ртом и тяжелым подбородком. Когда в сопровождении патрульного Брича он вошел в следственный отдел, от него сильно разило спиртным.

– Что происходит с городом? – спросил он, с трудом выговаривая слова. – Стоит человеку выпить стаканчик-другой, как его хватают легавые.

– Он сильно пьян, сэр, – доложил Брич.

– Вижу, – сказал Мейер. – Посмотри, остался ли кофе в канцелярии.

– Слушаю, сэр, – сказал Брич и вышел.

– Я не пьян, – сообщил человек.

– Ваше имя? – спросил Мейер.

– Это мое дело.

– Отлично. Если вы не пьяны, то слушайте меня внимательно. Для вас это может быть важно.

– Слушаю.

– В соответствии с решением Верховного суда по делу «Миранда против штата Аризона», я обязан напомнить вам о ваших правах, что я сейчас и делаю.

– Отлично, – сказал человек.

– Во-первых, вы можете ничего не говорить, это ваше право. Понятно?

– Н-да.

– Вы понимаете, что не обязаны отвечать на вопросы, задаваемые вам полицейскими?

– Вполне.

– Вы понимаете, что, если вы все же будете отвечать, ваши ответы могут быть использованы против вас?

– Да.

– До, а также и во время допроса вы имеете право пользоваться помощью адвоката. Это понятно?

– Абсолютно!

– И если вы хотите воспользоваться этим правом, но не имеете средств нанять адвоката, он может быть назначен вам бесплатно для консультаций как до, так и во время допроса. Это вам понятно?

– Чего уж тут непонятного!

– Вы знаете теперь о ваших правах?

– Нет, – сказал человек и пьяно заржал.

– Брич! – позвал Мейер и тяжело вздохнул. – Где там кофе?

– Несу! – крикнул Брич.

Они заставили пьяного выпить три чашки кофе, а затем, когда Мейер решил, что тот несколько отрезвел, он еще раз исполнил традиционный номер в защиту прав допрашиваемого, закончив набор предупреждений вопросом:

– Готовы ли вы отвечать на вопросы в отсутствие адвоката?

– Чего?

– Хотите адвоката или нет?

– Зачем мне адвокат?

– Это вам решать. Вы готовы отвечать на вопросы без него?

– Готов.

– Отлично. Ваше имя?

– На этот вопрос я отвечать отказываюсь.

– Почему?

– Потому что не хочу, чтобы моя мама узнала, что я попал в полицию.

– Боитесь, она узнает, за что вы сюда попали?

– А за что вы меня притащили сюда?

– Вы не догадываетесь?

– За то, что я напился?

– Нет, не потому.

– Тогда за что же? Я ничего такого не делал.

– Вы помните, что вы говорили в баре?

– Нет.

– Вы не помните, как забрались на стол и во всеуслышание признались в содеянном преступлении?

– Нет.

– Патрульный Брич, напомните этому человеку, что он говорил.

Брич смутился, пожал плечами и сказал:

– Мистер, вы забрались на стол и заявили, что убили девушку.

– Ничего такого я не говорил.

– Нет, говорили. Вы заявили это всем присутствующим до того, как я вошел, вы стояли на столе и, качаясь, говорили, что убили девушку и ничего вам за это не было.

– Нет.

– Это были ваши слова, – не сдавался Брич.

– Я был пьян. Даже если и сказал что-то в этом роде, то просто все сочинил.

– Значит, вы никого не убивали? – спросил Мейер.

– Никого и никогда.

– Зачем же вы тогда сочинили эту небылицу?

– Сам не знаю.

– Вы не думали, что кто-то позовет полицию?

– Я был пьян, – объяснил задержанный. Теперь, протрезвев, он говорил вежливо и даже застенчиво. Мейер заметил, что руки у него были загорелые и мозолистые, как у фермера.

– Вы живете в этом городе, сэр? – спросил он.

– Нет.

– Где вы живете?

– Кофе еще есть?

– Брич!

– Сейчас принесу, – сказал Брич.

– Где вы живете?

– На Севере.

– Где именно?

– В Кери. Это возле Хадлстона, сто девяностое шоссе. Поворот, не доезжая развилки на Маунт-Торренс.

– Что вы делаете в нашем городе?

– Приехал на несколько дней.

– По делам или так?

– По делам.

– Чем вы занимаетесь?

– Столярничаю. У нас там есть мастерская. Делаем столики, чашки, ложки. Все из дерева. Время от времени я приезжаю сюда с товаром, продавать.

– Когда были в последний раз?

– В апреле.

– Когда приехали в этот раз?

– В прошлый четверг.

– Так-так, – сказал Мейер. – Что же за девушку вы убили?

– Никого я не убивал.

– Но вы же сами сказали...

– Я сказал это в нетрезвом состоянии. Если вообще что-то сказал.

– Как ваша фамилия?

– Я бы не хотел отвечать на этот вопрос.

– Мы все равно выясним.

– Выясняйте.

– Послушайте, мистер, я бы на вашем месте не особенно ломался, потому что дело серьезное. В доме неподалеку от бара, где мы вас задержали, была убита женщина, причем, судя по всему, это произошло в пятницу. Почему бы вам не рассказать, где вы были в это время?

– Когда вы объясняли мне права, то сказали, что я не обязан отвечать на вопросы, если они мне не нравятся. Так?

– Так.

– Тогда я больше не буду отвечать.

В этот момент вошел Коттон Хейз.

– Дурдом, и только! – сказал он Мейеру. – С каждым годом все хуже и хуже, какой-то кошмар. – Он посмотрел на задержанного, отвернулся, снова посмотрел на него и спросил: – Мы не знакомы?

– Вроде бы нет, – ответил тот.

– Конечно, знакомы, – возразил Хейз, подошел к нему и стал всматриваться в лицо. – Разве мы не... – начал было он, но в замешательстве замолчал.

– Ты узнал его, Коттон?

– Пока нет. Что он натворил?

– Говорит, убил девушку.

– Правда?

– Я был пьян.

– Что за девушка? – спросил Хейз, не спуская с него глаз.

– Я не обязан вам отвечать, – сказал человек.

– Вспомнил! – воскликнул Коттон и щелкнул пальцами. – Вас зовут Роджер Брум, и мы толковали с вами о холодильнике, который украли из подвального этажа одного пансиона. Это было три или четыре года назад. Угадал?

Человек молчал.

– Это действительно ваша фамилия? – спросил Мейер.

– Да, – выдавил он наконец.

– Так что там приключилось? – спросил Мейер Хейза.

– Хозяйка пансиона на Двенадцатой улице заявила о пропаже холодильника из подвального этажа, – объяснил Хейз. – Мы опросили всех жильцов, среди них был и мистер Брум. – Он обернулся к Бруму. – Помню, я рассказывал вам, что катался на лыжах в Маунт-Торренс. Вы живете в тех краях возле Хадлстона, верно?

18
{"b":"18595","o":1}