ЛитМир - Электронная Библиотека

Ричард стал потихоньку пятиться по проходу. Мысли проносились у него в мозгу с невероятной быстротой. “Я заставлю его подумать, что отступаю. Дам ему почувствовать уверенность. Пустой стул есть в третьем ряду. Рядом с Ганиганом. Я приведу его туда. Надеюсь, на этом месте никто не сидит. Во всяком случае, там никого не было, когда я проверял присутствующих. Посмотреть я сейчас не могу. Я нащупаю его рукой. Нужно сохранять невозмутимое выражение лица. Давай, Миллер, иди за мной! Иди за мной, чтобы у меня появилась возможность раскроить твой гадкий череп надвое! Давай, давай, бездельник! Один из нас должен проиграть. А я не собираюсь быть проигравшим”.

– Нет, сэр, мистер Дэдди! Вы больше никогда не будете нам надоедать. Больше никаких тестов, больше никакого шума. Только лицо, мистер Дэдди. Я порежу только лицо, чтобы никто и никогда не захотел на вас смотреть.

"Еще один ряд, – вычислял Ричард. – Еще только один ряд. Протянуть руку. Размахнуться. Еще. Один. Ряд”.

Весь класс затаив дыхание следил за двумя фигурами. Миллер теснил Ричарда по длинному проходу, чуть было не наступая на носки его туфель, и ждал, когда Ричард упрется спиной в классную доску. Воута снова принялся кататься по полу и стонать.

А Ричард считал шаги: “Еще чуть-чуть. Еще один.., еще…"

– Вам не следовало меня бить, мистер Дэдди, – издевался Миллер. – Учителям нельзя бить учеников, мистер Дэдди. Нет, сэр, это невежливо…

И тут стул обрушился прямо Миллеру в грудь, выбив из нее воздух. Удар был быстрым и сильным, как укус змеи. Ричард повернулся, словно хотел обратиться в бегство, и тогда его руки крепко вцепились в стул. Он разрезал воздух ровной мощной дугой, а Миллер инстинктивно закрыл лицо руками. Стул обрушился ему на грудь, отбросив его назад. Он вскрикнул от боли и удивления. Тогда Ричард бросился вслед за стулом ему на грудь. Он прижал плечи Миллера к полу коленями и принялся безжалостно бить его по лицу.

– Вот тебе, вот тебе! Вот! – приговаривал он сквозь сжатые зубы.

Миллер мотал головой из стороны в сторону, пытаясь избежать града ударов, посыпавшихся на его щеки.

"Нож! – вдруг вспомнил Ричард. – Где нож? Что он сделал с…"

Солнечный свет отразил холодный блеск металла, и Ричард тут же посмотрел вверх. Над ним возвышался Воута, крепко зажав в кулаке нож. Он улыбался своей мальчишеской улыбкой, его гнилые зубы скалились на прыщавом худом лице. Он с ненавистью сплюнул на Ричарда, а потом последовала цветовая неразбериха – синева стали, желтизна волос Воуты, красная кровь на губе Миллера, коричневый деревянный пол и серый твид костюма Ричарда. Класс хором вскрикнул, а с губ Миллера сорвалось шипение.

Ричард нанес Воуте удар ногой, почувствовав, как жесткий кожаный ботинок попал мальчишке по коленкам. Миллер уже был на ногах и нетвердыми шагами подбирался к руке Ричарда. Ричард вдруг почувствовал приступ боли в плече, которая быстро спустилась вдоль руки. Ткань подалась с резким треском, и кровь обагрила серый твид.

Ричард с пола увидел нож, сверкнувший в руке Воуты, который приготовился нанести следующий удар. Он увидел твердо сжатые кулаки Миллера и звериное выражение на лице Воуты, а потом снова занесенный нож, острый и грозный, теперь окровавленный. Кровь капала с него на коричневый холодный деревянный пол.

Шум стал громче, и Ричард мысленно представил себе римскую арену. Он попытался встать и почувствовал, как боль разливается по его правому предплечью, когда он инстинктивно схватился за рану.

"Он порезал меня, – подумал он в панике. – Воута порезал меня”.

Шум и крик достигли уже дикого крещендо, руки двигались с ужасной быстротой, глаза горели расплавленной яростью, тела корчились, и ненависть сметала всех и вся в потных, неловких и тесных объятиях.

"Вот оно, – подумал Ричард, – вот оно!"

– Оставь его, болван ненормальный! – орал Серуби. “Кого оставить? – удивился Ричард. – Кого же? Я ведь не…"

– Подлый змееныш! – вопил Леви. – Грязный, подлый змееныш!

"Пожалуйста, – мысленно молил Ричард. – Пожалуйста, быстрее. Пожалуйста”.

Ричард сквозь пелену боли увидел, как Леви крепко схватил Миллера и толкнул к доске. Правая рука Ричарда горела огнем. Он разглядел Баско среди двигающихся и дерущихся тел, того самого Баско, которого он уличил в том, что тот шпаргалит. Баско ударил учебником по руке Воуты, держащей нож. Нож упал на пол со странным звуком. Рука Воуты потянулась за ним, но Ди Паско наступил на нее каблуком своего ботинка. Нож исчез в неразберихе рук, но его больше не было у Воуты. Ричард продолжал смотреть на пустое коричневое пятно на том месте, где лежал нож.

"Кто воспользуется шансом теперь? – думал он. – Чья теперь очередь резать учителя?"

Миллер пытался оторваться от доски, к которой прилепил его Леви. Браун, негр, охаживал Миллера кулаком по носу. Он одной рукой удерживал голову своего более рослого одноклассника, а другой яростно молотил его.

В перепутанных мыслях Ричарда мелькнуло смутное подозрение. Он наблюдал за происходящим словно сквозь туман.

Воута с трудом поднялся на ноги и бросился на Ричарда. Казалось, перед ним встала твердая стена из тел Серуби и Гомеса, которые бросились ему наперерез и отбросили назад. Они оба кинулись к Воуте и, держа за руки, принялись молотить кулаками.

"Они дерутся за меня! Нет, – возразил себе Ричард, – нет. Но да, они дерутся на моей стороне! Против Миллера. Против Воуты. За меня! Господи, они со мной!"

Он заморгал глазами, неловко поднимаясь на ноги.

– Давайте.., давайте отведем их вниз, к директору, – сказал он тихо.

Анторо пододвинулся к нему, и его глаза расширились, когда он увидел лиловатый разрез, проходящий по всей длине рукава Ричарда.

– Вот это порез, братцы! – сказал он.

Ричард слегка дотронулся до своего предплечья левой рукой. Рубашка и пиджак окрасились в буровато-красный цвет, а на ощупь были скользкими и влажными.

– Мой брат однажды получил такую же рану, – вставил Ганиган.

Мальчишки все еще держали Миллера и Воуту, но похоже, эти хулиганы их уже мало занимали.

На мгновение Ричард почувствовал укол паники. На какое-то самое короткое жуткое мгновение он подумал, что парни вовсе не приходили ему на помощь, а просто увидели возможность подраться и не захотели ее упустить. Но он отбросил эту мысль и с трудом начал подбирать слова.

– Я.., я думаю, их лучше отправить к мистеру Степлеру, – еле выговорил он.

Он смотрел на ребят, пытаясь прочесть по их лицам, ища в их глазах то, что сказало бы ему, что он наконец достучался до них, что ему удалось пробиться сквозь стену. Но ничего не увидел. Их лица не выражали ровным счетом ничего, а в глазах не наблюдалось никаких эмоций.

Он подумал, нужно ли их благодарить. Если бы знать! Если бы он только знал нужные слова! Слова, которые могли бы помочь ему закрепить успех.

– Я.., я.., отведу их вниз. Полагаю.., вы.., вы можете идти на обед.

– Это точно подлый удар, – сказал Джулиан.

– Можете идти на обед, – повторил Ричард. – Я хочу отвести Миллера и Воуту…

Мальчики не двинулись с места. Они стояли с серьезными лицами, задумчиво смотря на Ричарда.

– ..к.., к.., директору, – закончил предложение Ричард.

– Чертовски подлый удар, – сказал Гомес. Баско еле выговорил, медленно подбирая слова:

– Может быть.., нам лучше забыть про директора, а? Может, мы все просто пойдем обедать?

Ричард увидел, что на лице Миллера появилась ухмылка, и усталая печаль перехватила ему горло.

Он не стал притворяться, что понимает. Он знал одно: только что они дрались за него, а теперь, следуя какому-то непостижимому кодексу, снова объединились против него. Но он знал, что нужно делать, и надеялся, что в конце концов они поймут, почему он так поступает.

– Хорошо, – твердо сказал он, – давайте пойдем на перемену. А этих двоих я отведу вниз.

Он подтолкнул Миллера и Воуту вперед, ожидая встретить сопротивление новой стены – стены противодействующих тел. Вместо этого парни расступились перед ним и пропустили их. Ричард шел с высоко поднятой головой. Еще несколько минут назад он счел бы это признаком того, что стена между ними сломана. Но это было несколько минут назад.

3
{"b":"18596","o":1}