ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Отбор для Темной ведьмы
Страсть – не оправдание
Дело Варнавинского маньяка
Игра в возможности. Как переписать свою историю и найти путь к счастью
Биохакинг мозга. Проверенный план максимальной прокачки вашего мозга за две недели
Театр Молоха
Правила развития мозга вашего ребенка. Что нужно малышу от 0 до 5 лет, чтобы он вырос умным и счастливым
Последние дни Джека Спаркса
Русские булки. Великая сила еды

— Да, я видел.

— А когда они обнаружили нож, они положили его в полиэтиленовый пакет для вещественных доказательств, где он с тех пор и лежит. Никто не прикасался к ножу голыми руками. Никто, кроме человека, который спрятал его за книгами.

— Я не знаю, как он туда попал.

— Но вы знаете, что на лезвии и на рукоятке присутствуют следы засохшей крови?

— Нет, я впервые об этом слышу.

— Известно ли вам, что этот нож будет отправлен в полицейскую лабораторию, где определят, действительно ли данное вещество является кровью?

— Вполне допускаю, что так оно и есть. Но это не мой нож, и меня не волнует, куда вы его отправите.

— Мистер Мильтон, вам известно, что мы можем взять у вас отпечатки пальцев, когда сочтем нужным?

Похоже, Мильтона это удивило.

— Вы хотите сказать, что и об этом вы тоже слышите впервые? — поинтересовалась Нелли.

— Вы не имеете права брать у меня отпечатки пальцев. Я не совершал никакого преступления.

— Можете мне поверить, мистер Мильтон, мы имеем на это право.

— Я хочу, чтобы это подтвердил адвокат.

— Вы хотите позвонить вашему адвокату прямо сейчас?

— У меня есть только адвокат, специализирующийся на вопросах шоу-бизнеса.

— Хотите ли вы позвонить адвокату, ведущему уголовные дела?

— Я не уголовник. И я не знаю никого из таких адвокатов.

— Если хотите, я могу дать вам имена десяти высококлассных специалистов, любой из которых может прибыть сюда в кратчайшее время.

— Да зачем мне нужен адвокат, ведущий уголовные дела? Я не совершал никакого преступления.

— Как бы то ни было, но вы арестованы по подозрению в преступлении. Любой адвокат вам скажет, что мы имеем право взять у вас отпечатки пальцев без вашего согласия. Согласно судебному решению по делу Миранды, взятие отпечатков пальцев без согласия подследственного не является...

— Я вам не разрешаю.

— Мы не нуждаемся в вашем разрешении. Короче говоря, мы можем брать у вас отпечатки пальцев и фотографировать вас без вашего согласия, мистер Мильтон. Точно так же, как мы можем попросить вас сдать кровь на анализ или пройти тест Бреталайзера...

— Вы не имеете права.

— Нет, имеем. Все эти процедуры не являются свидетельскими показаниями, поэтому, согласно решению по делу Миранды, допустимы.

— Я не понимаю, что это означает.

— Это означает, что мы возьмем у вас отпечатки пальцев и сравним их с теми, которые обнаружены на ноже. Это также означает, что мы сравним кровь, обнаруженную на ноже, с кровью Мишель Кассиди, и, если отпечатки и кровь совпадают, мы придем к выводу, что это вы ранили ее, а потом убили, мистер Мильтон. Так что...

— Что?! Убил ее?

— Да, убили ее, мистер Мильтон.

— Что за чертовщину вы несете?

— Вы хотите сказать, что это ваш нож?

— Я уже сказал, что не мой. И я не...

— Вы что, собираетесь заново устроить весь этот цирк?

— Я не понимаю, о каком цирке вы говорите?

— Спор об отпечатках пальцев, о сравнительных тестах...

— Вы не имеете права брать у меня отпечатки пальцев.

— Ладно, не имеем так не имеем! — вышла из себя Нелли. — В таком случае мы сейчас нарушим закон и сделаем то, на что не имеем права. Парни, возьмите его и снимите отпечатки пальцев, — сказала она, повернувшись к Клингу и Карелле, которые сидели и наблюдали за происходящим.

— Я требую адвоката! — выкрикнул Мильтон.

— Лейтенант, не могли бы вы вызвать адвоката для этого человека?

— Я хочу видеть своего адвоката.

— Вашего адвоката по делам шоу-бизнеса?

— Лучше пусть будет он, чем какой-нибудь желторотый юнец, только что получивший диплом.

— Хорошо, пусть он прибудет. Может, хоть он разберется с этим шоу. А тем временем мы возьмем у вас отпечатки пальцев. А обсуждать это мы будем, когда ваш адвокат доберется сюда.

— Вы не можете брать у меня отпечатки пальцев, пока я не поговорю с моим адвокатом.

— Разберитесь с ним, — спокойно приказал Бернс.

* * *

Гарри О'Брайен — который вовсе не был родственником Боба О'Брайена, невезучего копа из восемьдесят седьмого участка, — вошел в дежурку в начале второго, сообщил, что он явился сюда по просьбе личного адвоката мистера Мильтона, после чего извлек визитную карточку, гласившую, что он является членом юридической фирмы «Хатчинс, Бакстер, Бэйли и О'Брайен». Он пожал руку Мильтону, поздоровался с Нелли, кивнул собравшимся копам и спросил:

— Ну так в чем дело?

Адвокат О'Брайен был представительным загорелым мужчиной лет пятидесяти, седовласым, с аккуратно подстриженными седыми усами, одетым в двубортный серый костюм с модным синим шелковым галстуком. Он присел рядом со столом лейтенанта, подался вперед и скрестил руки на груди. На фоне окружающей его обстановки участка адвокат производил впечатление спокойной непринужденности.

— Убийство второй степени, — сказала Нелли.

— О?

На лице О'Брайена отразилось такое изумление, словно адвокат Мильтона не поставил его в известность.

— Могу я поинтересоваться, кто кого убил?

Теперь на его губах появилась легкая насмешливая улыбка. Поза адвоката, его манера держаться, улыбка, даже его дорогой костюм — все говорило о том, что Джонни Мильтон выйдет отсюда в ближайшие десять минут. «Только через мой труп», — подумала Нелли.

— Мистер Мильтон обвиняется в убийстве второй степени, — сухо сказала она. — Вы хотите поговорить со своим клиентом, прежде чем мы перейдем к дальнейшим процедурам?

— Спасибо, — сказал Мильтон. — Я буду очень признателен.

Все покинули кабинет Бернса. Выйдя из дежурки, они почти не разговаривали. Из лаборатории уже сообщили, что отпечатки пальцев на ноже совпадают с отпечатками мистера Мильтона, а кровь — с кровью Мишель Кассиди. Мильтон был у них в руках. Нелли даже не хотела с этим возиться. Это было убийство второй степени, ясное как Божий день, и Мильтону светило от двадцати пяти лет тюрьмы до смертной казни.

Минут через десять О'Брайен распахнул дверь кабинета, выглянул в коридор, улыбнулся в седые усы и позвал:

— Миссис Бранд! Мы вас ждем.

Все снова набились в кабинет лейтенанта.

— Не могли бы вы изложить мне свои соображения по этому делу? — попросил О'Брайен.

— С удовольствием, — ответила Нелли. Она сообщила, что отпечатки пальцев Мильтона совпали с отпечатками пальцев на ноже, найденном в его конторе, что частицы вещества, обнаруженного на рукояти ножа, действительно оказались кровью, и более того — кровью той же самой группы, что и кровь Мишель Кассиди, зверски зарезанной вчера ночью. Она указала на тот факт, что мистер Мильтон жил вместе с мисс Кассиди в ее квартире на Картер-авеню и что детективы из восемьдесят восьмого участка не обнаружили никаких следов взлома. Она предположила, что мистер Мильтон имел свой ключ от квартиры. Если она ошибается, пусть мистер Мильтон ее поправит, когда этот вопрос снова всплывет. Если, конечно, он всплывет.

— Вот так вот! — заключила Нелли.

— Мой клиент признает, что вечером шестого апреля он совершил нападение на Мишель Кассиди, — сказал О'Брайен. — Но он не имеет ничего общего с ее убийством.

— Так уж ничего? — спросила Нелли.

— Ничего, — повторил О'Брайен.

— Вы пытаетесь перевести преступление класса «А-1» в класс "Д"? — спросила Нелли и изумленно покачала головой.

— Более того, — сказал О'Брайен. — Я полагаю, что это нападение третьей степени, а вовсе не класс "А".

— С какой стати я должна в это верить?

— Потому, что вы не обнаружили никаких улик, которые свидетельствовали бы, что вчера вечером мой клиент находился в этой квартире.

— А где же он был?

— Почему бы вам не спросить об этом у него самого?

— Это означает, что я могу перейти к допросу?

— Да, конечно. Я только что познакомился с этим человеком, но я убежден, что он не станет ничего скрывать.

Нелли кивнула. Видеотехник снова включила камеру. Мильтону еще раз зачитали его права, на этот раз в присутствии адвоката, и удостоверились, что он хочет отвечать на вопросы. Цирк начался заново.

25
{"b":"18597","o":1}