ЛитМир - Электронная Библиотека

«Боже милостивый, прости меня за то, что я сделал с Мишель».

— Подписи нет, — заметил Паркер.

— Они не всегда подписываются, — сказал Мейер.

— Если уж мы собираемся влезать в дерьмо из-за этого, нам бы больше пригодилась подписанная записка, — не унимался Паркер.

— А как насчет серьги той девушки? — спросил Клинг.

— Какой девушки?

— Актрисы, к которой перешла роль убитой девушки.

— В наши дни их называют женщинами, — изрек Паркер.

Все посмотрели на него.

— Девушки — это те, кому пять лет и меньше, — добавил он.

— Они что, были любовниками? — спросил Хейз. — Эта актриса и самоубийца?

— Она утверждает, что нет.

— А как тогда ее серьга оказалась у него под кроватью?

— Вот об этом я и хотел ее спросить, — сказал Карелла. — Потому я и доставил ее сюда.

— А вы говорили об этом Нелли?

— Пока еще нет.

— В смысле — о том, что вы арестовали эту девушку?

— Нет.

— Потому что если вы доставили ее сюда...

— Я знаю.

— Она будет считаться арестованной...

— Это уже подпадает под правило Миранды, — вмешался Паркер.

— Мы подвергнем риску даже то дело, с которым Нелли уже смирилась.

— Как?

— Не знаю. Спроси у Нелли.

— У нас уже есть отчет о вскрытии? — спросил Бернс.

— Только устный, — сказал Карелла.

— А кто делал вскрытие? — поинтересовался Хейз.

— Доктор Ральф Двайер.

— Из Парксайда?

— Да.

— Хороший мужик.

— И что он сказал?

— Он сказал, что Мэдден здорово поработал над собой. Все четыре конечности переломаны, череп раздроблен, мозг вытек. Должно быть, он ударился о землю правым боком, потому что справа на ребрах и на тазу множественные переломы. В придачу от падения вдребезги разбился позвоночник и разорвалось сердце. В общем, не упущено ничего.

— А он не думает?..

— А ему не кажется, что Мэдден был уже?..

— Нет. Он обнаружил закупорку кровеносных сосудов, следы легочного кровотечения и кровоизлияния вокруг травм и говорит, что, по всем признакам, они были прижизненными. В смысле, травмы.

— И что из этого следует? — спросил Паркер.

— Из этого следует, что Мэдден был жив, когда ударился о тротуар.

— В крови что-нибудь обнаружено? — спросил Бернс.

— Следы далмана.

— Далмана?

— И в таком количестве, что Двайер убежден, будто Мэдден спал в тот момент, когда выпал из окна.

— Но как можно выпрыгнуть из окна во сне?

— Если тебе кто-нибудь поможет, — сказал Карелла.

— Девушка не захотела отвечать ни на какие вопросы, пока мы не доставим ее сюда, — сказал Клинг.

— И она уже вызвала своего адвоката, — добавил Карелла.

— Нам кажется, что она перепугалась.

— Мы и забрали ее сюда — может, тут она начнет блеять.

— А я сомневаюсь, — заявил Паркер. — Ее адвокат скажет нам, чтобы мы шли в задницу, потому что у нас нет никаких оснований для ареста.

— У нас полно обвинений против нее. Заговор с целью убийства...

— А прежний соучастник...

— На основании чего обвинять? На основании этой гребаной сережки?

— И предсмертной записки.

— Записка никак с ней не связана.

— Могут тут выявиться отпечатки пальцев?

— Вряд ли. Почти все вещи были начисто вытерты — пишущая машинка, сережка, бутылка с виски, бутылка с содовой...

— И два бокала на тумбочках?

— Да.

— Должно быть, так он и хлебнул далмана, а?

— Да, пожалуй.

— Вы думаете, на ней были перчатки?

— Когда они трахались?

— Нет, когда она убирала.

— Тогда она должна была сделать это до того, как вытолкнула его из окна. Иначе она бы не успела.

— А подоконник она протерла?

— Да.

— Но его нельзя было вытереть заранее.

— Нет, его она вытерла потом.

— А оконная рама?

— Тоже все чисто.

— А ручки?

— Какие ручки?

— Ну те штуки, которые открывают и закрывают окно. Как там они называются? Маленькие такие штучки, за которые ты берешься, чтобы отворить окно.

— Все чисто.

— Чертовски умная женщина.

— Чем больше я слушаю, тем меньше мне все это нравится, — сказал Бернс. — Я бы не хотел, чтобы ее привозили в участок, пока у нас не будет более весомых доказательств. Нам тут не нужны бессмысленные упражнения.

— А что, если у нее в аптечке хранится далман?

— Ты знаешь хоть одного судью, который выдаст ордер на обыск на основании сережки, найденной под кроватью?

— С таким неубедительным дерьмом тебе в жизни не получить этого ордера, — сказал Паркер.

— Если мы арестуем ее, мы сможем...

— Объясни пожалуйста. Стив, как именно мы сможем ее арестовать? — раздраженно поинтересовался Бернс. — Все, что у тебя есть, — эта несчастная сережка. Да она могла забыть ее там в прошлом году — откуда нам знать? Она сказала, что потеряла эту чертову фитюльку...

— Она также сказала нам, что не знает, где живет Мэдден, — сказал Карелла.

— И что она никогда не бывала у него дома, — добавил Клинг.

— Так как же тогда туда попала ее сережка?

— Что-то мне все это не нравится, — сказал Бернс.

— И мне тоже, — поддержал его Паркер.

— Давайте предположим, просто в качестве гипотезы, — начал Мейер, — что она подговорила его убить эту девушку, Кассили...

— Женщину, — поправил его Паркер.

Все снова посмотрели на него.

— Ну, так их теперь называют, — извиняющимся тоном пояснил он.

— Но давайте предположим, что она это сделала, — ладно?

— Что означает преступный сговор.

— Да, именно. И предположим, что мотивом было ее желание получить роль, которую играла другая де... другая женщина. Тогда она подговорила этого придурка убить Мишель Кассиди и получила роль — то есть все вышло именно так, как она хотела. Тогда зачем ей было?..

— Вот именно, — сказал Паркер. — За каким чертом?..

— ...ей понадобилось убивать его? — докончил Бернс.

— Потому что Мэдден был единственным звеном, — добавил Карелла.

— Потому что только он позволял связать ее с тем убийством, — сказал Клинг.

— По этой причине она и оставила поддельную предсмертную записку? — спросил Браун.

— Чтобы это выглядело, как самоубийство.

— А зачем? — спросил Хейз.

— Чтобы мы не смогли до нее добраться.

— Но мы все равно до нее добрались.

— Только потому, что нашли эту сережку! — вышел из себя Карелла.

— Ты думаешь, что она сняла серьги? — спросил Бернс. — Перед тем, как выбросить парня из окна?

— Я думаю, она сняла их перед тем, как заняться любовью.

— А потом забыла надеть?

— Да, Если ты только что совершил убийство...

— Погоди, Стив, — перебил его Хейз. — Получается, она подпоила парня...

— Ну да.

— Добавила ему в виски далмана...

— Именно.

— А потом сняла серьги перед тем, как заняться любовью? Ей что, больше не о чем было думать?

— Например, о том, как бы лучше вытолкнуть его в это гребаное окно, — сказал Паркер.

— Погодите минуту, — вмешался Бернс. — Мне кажется, Стив прав.

— Нет, не прав, — возразил Мейер.

— Большинство женщин снимают серьги, прежде чем ложиться в постель, — сказал Браун.

— И часы тоже.

— Некоторые снимают даже кольца, — сказал Браун. — Так что в этом нет ничего необычного.

— Обе серьги, правильно? — спросил Хейз. — Она должна была снять обе серьги?

— Ну... да.

— А потом надела только одну?

— И не заметила, что второй не хватает?

— И не попыталась ее найти?

— Она только что вытолкнула парня из окна, поняла, что потеряла свою серьгу, и не попыталась ее отыскать?

— Когда вы заметили, что одной серьги не хватает? — спросил Бернс.

— Что? — не понял Карелла.

— В рапорте вы написали, что на ней была только одна серьга...

— Это было в четверг, Стив, — подсказал Клинг.

— То есть вы это заметили в четверг?

— Да.

— И она сказала, что потеряла серьгу?

— Да.

53
{"b":"18597","o":1}