ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Человек-Муравей. Настоящий враг
Цвет Тиффани
Айн Рэнд. Сто голосов
Голос вождя
Сломленные ангелы
Долина драконов. Магическая Экспедиция
Убыр: Дилогия
Москва 2042
Убить пересмешника

Тем, кто в отключке, – и не больно, и не обидно. Зато бодрствующей персоне было бы очень чувствительно. А там, глядишь, и разговорились бы… Так нет: гуманизм победил!

Ладно, чего теперь…

Одно ясно: городок я недооценил. Вернее, его потенциальные возможности. А кто-то оценил правильно.

После убийства спецназовцев и бойни на пляже служивые с чистой совестью поставят все здешние преступно-теневые синдикаты и прочую шпану раком и истребят как класс. Любой, кто не то что «шпалер» надумает вынуть, но даже пасть откроет быстрее, чем требуется, схлопочет пулю. Гарантировать, что он ее минует, даже если будет молчать, как рыба об лед, не смогу не только я, но и министр самых внутренних дел!

Городок останется безгрешным и девственным, как проститутка после цепочной штопки. Услуга недешевая, да результат стоит того: бери, пользуйся, владей.

Приморск – это не только лотки, кабаки, казино, торговцы, проститутки, челноки… Через Приморск можно вывозить и ввозить: девок, наркотики, нефть, цветные металлы, танки, боеголовки, черта лысого!

Это не какое-то там «окно в Европу»! Это дорога шоссейная, да еще с таможенником, замершим в позе грума:

«Чего изволите?»

Некое вельможное лицо, обработанное неизвестной мне Организацией или Службой, подписывает бумагу на вывоз… да хоть Алмазного фонда! А чтобы накладок не вышло, чтобы какой-нибудь служивый ретивец или подпольный воротила палок в колеса не понатыкал, город должен быть своим полностью! То, что поснимают милицейское и особистское начальство, – без вопросов. Да и место мэра вакантно…

С размахом работают ребятки!

Золотая долина… Эльдорадо…

Сволочи! Ради вонючих денег людей под пулеметы ставить!..

Преступление и наказание…

«Если Бога нет, то все можно…»

«…если заплачет хоть один ребенок…» Милый, добрый Федор Михайлович…

«Мне на плечи бросается век-волкодав…» Ося Мандельштам. Ведь весь век не волков гнали, людей!.. Кто остался?..

Курить хочется зверски. Лезу в бардачок – ага, сигареты. Шоферские. Брать мне их почему-то стыдно без спросу. Это после угона-то машины! А, сгорела хата, гори и забор! Курить-то хочется!..

Время!

Часа спецназу хватит, чтобы полностью блокировать Приморск. И сразу начнется повальная чистка: «хаты», дома свиданий, кабаки, «хазы», рынки, вокзалы… Из ментов и осведомителей вытрясут всю оперативную информацию!..

«Веселый особнячок» находится за чертой города. Дороги в Приморск уже перекрыты, чтобы полностью закрыть второе кольцо, с пригородами, понадобится час-пол-тора.

Учитывая разборки, до особнячка спецназ доберется… часа через два.

Значит…

Девочки – это товар, «живые деньги». Но деньги говорящие! При сложившейся ситуации Тесак и те, кто его прикрывают, товаром пожертвуют. Девчонок просто убьют!

Людишки, которые разработали и контролируют всю сволочную операцию, постараются ускорить бойню, спровоцировать Тесака и его парней. Это даст возможность Службе полностью похоронить концы и связи с особнячком: обнаружив трупы молоденьких девчонок, спецназов-цы с чистой совестью перестанут вовсе «брать в плен» и замолотят всех – рэкетиров, шпану, психотерапевтов и сочувствующих… А ежели кто паче чаяния останется жив из задействованных в деле, люди Службы ликвидируют их под шумок, но тихо… Равно как и тех, кто каким-то боком на этом завязан… Включая, естественно, мою скромную персону…

«Фраер, в твоем доме соберутся гости, будет играть музыка, но ты ее не услышишь!»

«Соблюдайте чистоту!» – Нет, ребята. Этой скромной радости я вам не доставлю. На войне как на войне. Я обязан остаться живым. И успеть.

Слава Богу, на кольцевой нет ни одного спецназовского поста. По закону драки все кинулись к месту разборки – к пляжу. Я же – в другую сторону.

Сейчас в районе пляжа густо от служивых. Ошибка обычная и быстроисправимая.

Минут на пять-семь, не больше. Семь минут прошло. У меня еще примерно столько же. Надеюсь проскочить. Уж очень не хочется таранить этим «носорогом» хлипкий «уазик». Время потеряю.

Это только кажется, что добропорядочнее бы дождаться служивых, обсказать им ситуацию – ведь поймут же! – заручиться их поддержкой и совместно, так сказать, во всеоружии, двинуть на поимку преступной банды… Гарантий, что поймут так, – никаких. Да и… Работы будет много, но для патологоанатомов.

Время!

Если я все сообразил правильно, то тот, кто намерен меня опередить…

Да плевать мне на все его преимущества!

Мне просто нельзя опоздать!

Нельзя!

Глава 22

У особнячка есть приятная особенность: к нему можно подъехать на машине. От шоссе, где я встретил Леночку, отходит всего одна дорога, вверх, в холмы. Холмы в рощицах, и заметить особнячок, наверное, действительно можно только с вертолета. Какое-нибудь скромное пристанище для партийцев тех времен. Вот только особнячков может быть несколько, дорожки к ним спонтанны и вряд ли отмечены даже «кирпичиком» – как же, демократия!

На этом мастодонте я буду «незаметен», как чапаевец в бурке на авторалли Париж – Дакар. Ну да за неимением гербовой…

Скорость я существенно пригасил, чтобы не пропустить исторический булыжник, из-за которого выскочила девушка. Знать бы, как все обернется, флажками бы пометил. Вроде бы здесь. Дальше прямой участок, чуть прибавляю.

Поворот, впритирку к холму…

На тормоз жму так, что едва не пробиваю бестолков-кой лобовое стекло!

Впереди километрах в полутора маячит знакомый силуэт «ниссан-патрол» с мигалкой на крыше!

А чего я, собственно, засуетился? Едет себе грузовик по торговым делам, и кому какое дело! Тем более что «ниссан» не торчит на дороге, а тоже движется, причем в ту же сторону и с хорошей скоростью.

Я не прибавляю и не отстаю. Сдается мне, наши дороги сольются в стезю.

К сожалению, из былого арсенала остался один наган. Придерживая локтями руль, загоняю в барабан пулю за пулей. Одно гнездо оставляю пустым – шанс для желающих сыграть в русскую рулетку. Единственный.

«Ниссан» исчез, пока я занимался оружием. Вертикальный взлет у этой машины я начисто отрицаю как метафизику и опиум для народа. Значит – поворот. Так и есть.

Сворачиваю и еду дальше осторожно. Дорога петляет, и выйти в лоб на оперативную машину сейчас – никакой радости. А все-таки боковой проселок едва не проскочил.

Ну, проселок-то он по неприметности, по ухоженности – модерновая дорожка.

Остановился, как витязь на распутье. Был бы под рукой какой Винету походный, нюхнул бы воздух, лизнул асфальт и заключил: «Банда бледнолицых на железном коне узкоглазых проехала вперед на семь полетов копья».

Ладненько, подстрахуемся.

Проезжаю вверх по поворотке километров пять, притормаживаю на взгорке.

А погоды стоят чудесныя, а виды вокруг… Но ни железного коня, ни пыли.

Кое-как разворачиваюсь и снова под горочку, к проселку. Не доезжая с километр, вламываюсь в акациевую рощицу. Стоп, машина. Попользовался, пора и честь знать.

Дальше – ножками. Спортивной трусцой.

Спрашивается, а зачем меня влечет к этому супостат-ному местечку? Ну, поехала «оперативка», они и разберутся, ребята не хилые. Вот только нюанс: если зрение меня не подвело, в машине был лишь один человек. За рулем.

А это приводит к раздумьям: а все ли правильно в Датском королевстве?

Вот и особнячок. Вернее – ворота. И забор, высокий, сплошной, из хорошего дерева. Доски пригнаны плотно, одна к одной.

Не зная броду, как говорится… Потому рысью обегаю территорию по периметру, скрываясь за деревцами. Маскировка из них неважная, но другой нет.

Попытки отыскать мало-мальски приемлемое дерево, дабы обозреть объект, безуспешны. Вокруг забора на ширину хорошей дороги вырублена вся растительность.

А тощие акации, кусты алычи и прочая мелкая птичья сволочь для такого дела непригодны. Ну что ж, наудачу.

Я вернулся к воротам. Нахожу средних размеров булыжник и бросаю. Звук, конечно, не колокольный, но все-таки…

40
{"b":"186","o":1}