1
2
3
...
49
50
51
...
54

Алкоголь застилает мозг. Разлепляю губы…

Выразился я коротко. Но оч-ч-чень нецензурно. Похабно просто. Русский язык, понятно, богат, но определенные вещи можно передать с нужной простотой и силой только определенными словами…

Лицо мужичка стало цвета вареного рака. Значит, и содержание донесено, и выразительность не утеряна.

– Ну что ж… Прикончить пару девчонок здесь никогда не поздно… Но думаю, это будет лишним… Мы же не маньяки, чтобы убивать ради удовольствия… Только для дела. Сейчас мы проведем один эксперимент… Очную ставку… Души и подсознания…

Он встает, достает клейкую ленту…

Я «плыву»… Голова безвольно свешена на грудь…

Мужик делает шаг…

Из кресла вылетаю как пружина… Смирнов опрокинулся навзничь… От долгого сидения и алкоголя я потерял нужную координацию… Встает… Пытаюсь освободить ноги – никак. Лента обмотана вокруг кресла…

Пошатываясь, приближается ко мне… Нос у него сломан, но он жив… Жив…

Делаю еще выпад и чуть не падаю вперед: держит лента. Удары в лицо опрокидывают обратно в кресло… Пять… Семь… Сознание начинает мутнеть… Во рту – вкус крови…

– Ну что, пришел в себя?

Руки примотаны к креслу клейкой лентой. Так же перехвачены грудь и голова.

Я едва могу пошевелиться.

– Да, – отвечает девичий голос. Открываю глаза. Прямо передо мной стоит Лека. Вернее – Марина, причесанная, как Лека, наверное, в одном из ее платьев…

– Ну что ж! Отлично! – Нос Смирнова-Бубнова заклеен пластырем, распух; но сам мужичонка бодр и весел. Похоже, принял свою дозу обезболивающего. Глазки блестят.

– Сейчас, Дрон, ты получишь чудо-препарат! Против такого пентонал, как сахарный сироп против героина! Он только проходит испытания, – ты испытаешь на практике! Просто перенесешься в то лето, в ту спальню, к той девушке. А кстати, вот и она… Сейчас она продемонстрирует стриптиз, потом будет заниматься с тобой любовью… Приятная перспектива, а? Но поменяться с тобой местами я бы не хотел! Мариночка, вернее, уже Леночка… Укольчик!

Укол в вену почти не заметен. Сразу к голове приливает горячая волна…

Звучит музыка, голова кружится, все уплывает куда-то…

– Ну посмотри на меня…

Прямо передо мной стоит Лека… Она никуда не исчезла… Как здорово!

Я чувствую возбуждение!.. На девушке только узенькие трусики и белые чулки.

Повернувшись ко мне спиной и наклонившись, она стягивает их с ягодиц…

– Гудвин! – резко выкрикивает над ухом визгливый голос.

«Элли!» – вспыхивает в мозгу.

Снова:

– Гудвин!

Я разлепляю губы:

– Великий и Уж… Ужасный…

Девушка стоит прямо передо мной в одних чулках.

И смотрит мне в глаза.

– Изумрудный город… «Элли!» Молчу.

– Изумрудный город…

Отвечаю:

– Город Изумрудный… Пароль-отзыв. Становится весело:

Перочинный ножик, ножик перочинный… Ножик перочинный, перочинный ножик…

Гениальные стихи!

Снова смотрю на девушку. Нет, это не Элли. Очень похожа, но не Элли… А как, интересно, ее зовут? Ну да, мы ведь так и не познакомились…

– Его не берет. – Девушка внимательно смотрит мне в глаза.

– Еще бы, он столько спиртного выжрал! Конечно, выжрал, еще бы не выжрал!

Это вы, профессионалы, болтать горазды, а мы – водку жрать… Или – ханку…

Все, что горит… Даже первоклассник скажет, что наркота с выпивкой – бэ-э…

Пришлось накачаться, как последней свинье… Все, что знают двое, знает и свинья… А вы за кого меня приняли?..

Меня выворачивает. Жаль, что не на брюки этому пижону… Зато шнобель я ему попортил!

– Вкалывай еще дозу!

– Это опасно…

– Вкалывай, сука! Если он не разговорится, я тебя саму на иглу посажу!

Клитором!

Горячая волна в голове… Волны… Море… Губы ласкают меня нежно и искушенно… Или это волны?.. Рядом со мной – Лека… Я сижу в кресле у камина, она ласкает меня и… плачет. На глазах ее слезы…

– Гудвин, – шепчет она.

– Элли, – шепчу я.

– Еще!

– Элли. – Звучит как музыка.

– Цифры! – выкрикивает голос над ухом. Резкий, визгливый… Откуда он взялся?

Песок… По нему, удаляясь, идет девушка…

«Где тебя искать?..»

«В Изумрудном городе… Запомни номер…»

– Скажи номер, скажи… – Лека смотрит мне в глаза…

На ее глазах – слезы. Они висят на ресницах, скатываются по щекам…

– У тебя глаза другого цвета, – удивленно произношу я.

– Это не важно… Номер – важно… Скажи номер…

– Я звонил тебе, но никто не брал трубку… Ты бросила меня, да?..

– Скажи номер… Это важно… Очень важно… Или – я умру…

– Сейчас… я вспомню… сейчас.."Три… Семь…

Волны… Какие громадные волны… И очень черные… А что странного?.. Я же на Черном море…

– Коли еще!

– Нельзя! Он умрет!

– Коли! – Звук пощечины, еще:

– Коли!

Горячая волна…

…Я бегу по пустыне. Под ногами не песок, а камни, красные, раскаленные от жары. Если наклониться, камни отливают золотом… Солнце не правдоподобно быстро поднимается в зенит, и я вижу, что все пространство вокруг сияет!

Золотая долина… Эльдорадо!..

Элли!..

– Номер! Ты вспомнил номер?..

Губы потрескались от жары. Я не могу их разлепить…

– Скажи номер… Ну, пожалуйста… Иначе меня убьют!

Девушка плачет… Смертельная жара… Я не могу разлепить губы…

Но я должен!

– Номер…

– Три… Семь… Три… – Перевожу дыхание. Облизываю десны… Солнце достигло наивысшей точки и весь его жар, отраженный от блестящей поверхности, концентрируется на единственной чужеродной здесь темной точке…

На мне.

– Дальше… Пожалуйста, дальше… Сейчас, я соберусь…

– Три-семь-три…

– Дальше!..

– Семь… Семь…

Мир становится нестерпимо белым, я падаю, раскаленная масса летит мне навстречу…

– Дальше!

Открываю глаза. Прямо передо мной – заплаканное лицо девушки. Чужое лицо.

Вернее – не совсем. Но я помню, что мы так и не познакомились…

Стена сбоку от меня взрывается ослепительно белым, и я падаю в пустоту. В ничто.

Глава 26

Бред преследовал меня. Похожий на большую белую собаку с красными глазами и оскаленными клыками. Клыки были желтые, с них текла слюна. От собаки мерзко пахло. Совсем мерзко.

«Вообще-то меня зовут Лена, или Лека, но ведь Элли красивее, правда?»

Элли-красивее… Изумительно красиво… Волшебно…

Волшебная страна… Изумрудный город…

"Это там, мил человек, где много «зелени».

Гудвин, Великий и Ужасный… Ужасный!..

«Запомни номер… Спросишь Леку… Лека – это я».

…Я бегу по пустыне. Под ногами не песок, а камни – красные, раскаленные от жары… Смертельная жара… Пламя… Горящие машины спецназа… Горят, но боли не чувствуют…

«ДУШИ – НЕТ! ЕСТЬ НАБОР СИМВОЛОВ! СИМВОЛ НОВОГО ПОКОЛЕНИЯ – „НОВЫЙ АЛЬЯНС“!»

Белая собака настигает меня… С желтых клыков падает пена… Шипит на раскаленных камнях.

Камни красные от жары. Если наклониться, они отливают золотом. Солнце не правдоподобно быстро поднимается в зенит, и я вижу – все пространство вокруг сияет!

Золотая долина! Эльдорадо!

Эль… Элли…

По дорожке, усыпанной отборным морским песком, удаляясь, идет девушка. На ней легкое малиново-сиреневое платье, ветер играет волосами. Она босиком, я слышу шуршание песка, когда она касается дорожки ступнями…

Ее фигурка кажется почти невесомой… И цвет волос переменчив…

«Запомни номер… Спросишь Леку… Лека – это я».

Элли – это Лека… Э-ле-ка… Красиво…

Пляж отливает золотом.

«НОВЫЙ ПРЕЗИДЕНТ – ЭТО „НОВЫЙ АЛЬЯНС“!»

Ваши президенты скучны и однозначны, как всякие деньги… Зеленые баксы…

Золото… Эльдорадо…

Пляж… Или – арена, усыпанная золотистыми опилками…

Я шут, я арлекин, я просто смех… Без имени и, в общем, без судьбы… Без судьбы… Без имени…

Несбалансированная психика… "Таких, батенька, нужно испгавлять!

Агхиважно!"

Ненужное убрать… Нужное – добавить… «Мы делаем ставку на душу… На живую человеческую душу…» «Гусарская рулетка – опасная игра… Ставки сделаны, ставки сделаны, ставки сделаны, господа…»

50
{"b":"186","o":1}