ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Нам в академии ничего об этом не говорили.

– Сам подумай, сколько можно рассказать ученику за какие-то жалкие пятнадцать лет, – без тени усмешки сказал Хирро. – Это искусственные каналы, их еще называют глухими.

– И о том, что каналы бывают искусственными, нам тоже ничего не говорили, – подосадовал Зербинас. – Это тоже изделия Древних Архимагов?

– Нет, они появились в более позднюю эпоху. Говорят, что их создал Скальф, один из величайших асфрийских архимагов, хотя мне трудно поверить, что такую работу сумел сделать один маг. Иногда меня просто удивляет, как далеко лучшим из современных магов до всех этих чародеев древности.

Зербинас снова глянул на медальон.

– Значит, теперь я могу пользоваться им?

– Такие амулеты сначала нужно связать с владельцем, – напомнил Хирро. – Догадываюсь, что у тебя в этом нет никакого опыта, но я помогу тебе, когда мы вернемся в мое поместье.

Внезапно раздался стук в дверь, и маги отвлеклись от амулетов.

– Это за посудой. – Хирро скользнул взглядом по столу. – Войдите!

Вошедший слуга почтительно склонился перед пиртянином. За сегодняшний день Зербинас уже успел заметить, что у его нового друга, похоже, есть врожденное свойство вызывать почтение слуг.

– Вам письмо, лорд Хирро.

Брови Хирро удивленно приподнялись. Он взял зеленый квадратик бумаги, сломал печать и пробежал глазами строчки.

– Меня приглашают в гости, – пояснил он вопросительно глядевшему на него Зербинасу. – Иногда я просто диву даюсь, как быстро разлетаются здесь новости. Придется мне завтра оставить тебя одного.

На следующий день Хирро ушел по приглашению. На Зербинаса оно не распространялось, но нельзя сказать, чтобы это слишком огорчило мага. Конечно, приятно скитаться по незнакомому городу в хорошей компании, но и в одиночестве, безусловно, что-то есть. Хотя бы то, что не отвлекаешься на своего спутника и лучше замечаешь окружающее, да и увлекательнее исследовать новые места без провожатого.

Для начала Зербинас прошелся по торговому кварталу. Деньги у него были, так как они с Хирро еще вчера разменяли на мелкую местную валюту золото, которое здесь брали на вес. Но с местной валютой нечего было делать даже на самом дешевом рынке магических товаров. На таких рынках также брали золото на вес, но предпочитали драгоценные камни, для которых существовала тщательно разработанная система оценки. Поэтому Зербинас ограничился тем, что почесал за ухом среднюю голову щеночка цербера, которого ему навязывали в любимцы.

Затем он просто пошел по улицам, глазея на уютные коттеджики, пестрыми шеренгами выстроившиеся вдоль безупречно выложенных мостовых из светло-желтого камня. За день он обошел центральную часть Асфасты, побывал в порту, пообедал в маленьком прибрежном кафе, где подавали вкуснейшую жареную рыбу с пряностями, а затем прогулялся по берегу бирюзового моря.

Вернувшись вечером в гостиницу, он с чистой совестью причислил этот день к отлично проведенным, о чем и сообщил подошедшему вскоре Хирро.

– Рад за тебя, – улыбнулся тот. – Знаешь, завтра мы пойдем на прогулку вместе. Она захотела познакомиться с тобой.

– Прогулка?!

– Нет, моя знакомая, которая прислала мне вчера приглашение. Исключительная колдунья, должен заметить. Когда она услышала, как ты дрался врукопашную с кером, ей захотелось увидеть тебя лично – да и тебе, раз уж ты начал такую жизнь, не помешает познакомиться с ней.

– Раз уж я стал магом без определенных занятий, мне следует заводить полезные знакомства? – хмыкнул Зербинас.

– Полезные или вредные – это вопрос точки зрения, – точно так же хмыкнул Хирро. – Скажем так – новые знакомства. И захвати с собой этот амулетик, я тоже возьму свой. Нелишне будет показать их ей, она в этом разбирается.

Наутро они позавтракали и направились к колдунье. По мнению Зербинаса, было еще не самое подходящее время для хождения в гости, но асфрийские обычаи могли отличаться от принятых на Лирне. Однако, колдунья жила далеко за городом, и друзья подошли к ее дому где-то около полудня. Обнесенный невысокой оградой домик, каких было много на улицах Асфасты, отличался от других не больше, чем все они друг от друга. Зербинас не строил никаких предположений, но, увидев это жилище, почувствовал, что в глубине души ожидал увидеть нечто более необычное.

Подойдя ближе, он все-таки заметил необычное – скромный коттеджик был окружен такой магической защитой, какая была бы ни к чему и на Мороке.

– Здесь что – война? – ошеломленно спросил он Хирро.

– Это обычные предосторожности асфрийских колдунов, у них нередки напряженные отношения, – ответил пиртянин. – Там, где много сильных магов, даже такая защита не всегда спасает.

Он подергал за колокольчик на калитке, и вскоре в дверях коттеджа появилась хозяйка. Это была молодая женщина привлекательной внешности и хрупкого сложения, с густо-черными волосами, каких Зербинас еще не встречал у местных жителей. Цвет ее глаз тоже был черным – таким черным, что вся радужка казалась одним зрачком. Если бы не молочно-белая, типичная для асфрийцев кожа, было бы невозможно поверить, что эта женщина принадлежит к местной расе.

– Подождите минуточку, я сниму защиту, – крикнула она с порога.

– Неужели она асфрийка? – спросил Зербинас, когда она скрылась в дверях. – Я еще не видел здесь таких.

– Да, у нее редкая внешность, – согласился Хирро. – Таких здесь называют мечеными Тьмой. Большинство асфрийцев ненавидит и боится их, потому что из них вырастают могущественные и опасные колдуны. Или, скажем так, из них вырастают могущественные и опасные колдуны, потому что большинство асфрийцев ненавидит и боится их. Суеверия, сам знаешь, сильная штука.

– Но в любом случае из них вырастают могущественные колдуны, верно?

– Да. Такая внешность свидетельствует о сильной магической одаренности. На Асфри найдется достаточно подтверждений и этому, и связанным с этим суевериям. Очень трудно не стать опасным, когда ты могуществен, а тебя не любят, но у Раундалы это получилось. Не могу сказать, что она любит всю эту суеверную мелюзгу – она просто не замечает ее, тогда как другие меченые Тьмой норовят отыграться за обиды.

Магическая защита исчезла, а чуть спустя в дверях снова показалась хозяйка.

– Входите! – крикнула она.

Хирро с Зербинасом вошли в калитку. Женщина спустилась им навстречу с крыльца. Она приветствовала пиртянина как старого знакомого и с любопытством глянула на Зербинаса.

– Это вы Зербинас? – сказала она, не дожидаясь представления. – Хирро очень хорошо отозвался о вас, а с ним такое редко случается. Заходите в дом, пожалуйста.

Полчаса спустя они уже разговаривали так, словно всю жизнь знали друг друга. Зербинас заметил, что Раундала и Хирро были близкими друзьями, но между ними не было и намека на любовные отношения. Эти двое, видимо, переговорили обо всем еще вчера, поэтому разговор вертелся вокруг Зербинаса, его прежней жизни, интересов, вкусов и привычек. Женщина явно стремилась узнать о нем побольше, но это выглядело не допросом, а естественным следствием дружеской приязни. Наконец она вспомнила об обеде и ушла в кухню, оставив их вдвоем в гостиной.

– Я вижу, вы достаточно познакомились, – сказал Хирро, – а теперь можно поговорить и о делах. Она попросила меня помочь ей в деле, где не помешает участие еще одного мага. Как ты на это смотришь?

Было ясно, что он нарочно умалчивает об этом деле – это наемникам сначала говорят, в чем оно заключается. В сущности, вопрос Хирро означал – будешь ли ты нашим другом?

– Ну, поскольку других дел у меня все равно нет… Полагаю, это что-нибудь веселенькое?

– Не заскучаешь, – заверил его пиртянин. – Видишь ли, у нас с Раундалой есть один хороший знакомый. Возможно, ты даже слышал о нем – это Ринальф, известный асфрийский мастер амулетов.

– Ринальф! – изумленно воскликнул Зербинас. – Еще бы я о нем не слышал! Да у нас в академии зачет по артифакции не поставят, если не будешь знать об изделиях великого Ринальфа.

10
{"b":"1860","o":1}