ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Да, он уже немолод и успел сделать многое. Он – выдающийся артифактор, хотя в остальном его магические способности оставляют желать лучшего. В частности, когда дело касается того, чтобы найти и вернуть коллекцию его уникальных изделий.

– У него пропали амулеты?

– Да. По старой дружбе он обратился за помощью к Раундале, потому что в академии она специализировалась на поисковой магии. Ей удалось обнаружить похитителя, но одно дело – найти вора, и совсем другое – вернуть украденное. В одиночку это слишком рискованно, поэтому она попросила знакомого торговца дать ей знать, когда кто-то из нас появится в Асфасте. Вдвоем с ней мы, наверное, справимся, но мне показалось, что ты не из тех парней, которые пропустят хорошую стычку. Было бы нечестно лишать тебя такого удовольствия.

– Ну, спасибо, – расплылся в ухмылке Зербинас. – Такое мнение – грех не оправдать.

Оба весело захохотали. Вошла Раундала с подносом и стала расставлять на столе угощение.

– А я-то боялась, что мои гости скучают, – глянула она на смеющихся магов.

– Мы еще только превкушаем веселье, – объяснил Хирро. – По поводу этого самого дельца.

– Значит, договорились, – догадалась она.

– Без труда, как я и предвидел, – сказал Хирро. – Да, ты еще хотела взглянуть на те амулеты, которые мы вынесли из пещеры. Они у нас с собой.

– Сначала поешьте, или все остынет, – пригласила она их к столу.

Они дружно накинулись на асфрийские деликатесы, заставив хозяйку несколько раз сходить с подносом в кухню и обратно. Если бы Асфри не славился на все миры своей магией, он, несомненно, прославился бы своей кухней, но две славы не уживались вместе, как две ревнивые женщины. Когда оба мага сыто отвалились от стола, Раундала напомнила им об амулетах.

– Вот, смотри. – Хирро достал из нагрудного кармана тоненькую блестящую цепочку. – Вещичка маленькая, но заклинание на ней сильное. Показать бы ее Ринальфу – он сумел бы определить, как это сделано.

– Зачем Ринальфу? – Колдунья пристально глянула на амулет. – Все-таки я училась у него артифакции и тоже кое-что могу. Здесь не только заклинание бдения.

– А что еще?

– Это же трансформа, Хирро. Ты и сам сумел бы распознать ее, если бы усерднее учился артифакции.

– Но что же там на самом деле? – заинтересованно спросил Хирро.

– Это выяснится, если снять заклятие трансформы, но амулет будет безвозвратно испорчен.

– Ты заинтриговала меня. – Пиртянин поиграл звеньями цепочки, вглядываясь в каждое, словно там была написана разгадка. – В конце концов, амулет бдения – не такая уж большая ценность. Давай, Раундала, снимай заклятие.

– Жалко портить такую изящную штучку, – покачала головой колдунья. – Это работа настоящего мастера.

– В крайности, можно будет попросить Ринальфа вернуть заклятие.

– Твоя любознательность когда-нибудь погубит тебя, Хирро. Но если ты настаиваешь… – Она забрала у мага цепочку и снова пристально рассмотрела ее. – Видимо, здесь что-то не очень большое, но на всякий случай отодвиньте стол к окну, мальчики. И держите наготове парочку боевых заклинаний.

Колдунья достала из шкафа большой платок и расстелила посреди комнаты, затем положила цепочку на платок и отошла к стене. Хирро с Зербинасом поставили стол у окна и встали рядом с ней. Какое-то время Раундала стояла молча, концентрируя силу. Затем она заговорила нараспев неизвестное Зербинасу заклинание, каждое слово которого излучало мощь. В отличие от коротких боевых заклинаний, оно оказалось длинным, как баллада. Воздух задрожал от напряжения, стянутого в комнату волей колдуньи.

Последние слова Раундалы прозвучали ударом кнута. Зеленая вспышка заплясала над платком и через мгновение исчезла, оставив на ковре – нет, не чудище, которое готовились встретить маги, не гору золота и драгоценностей, а нечто более прозаическое, но и более неожиданное для них.

Восьмилетнего мальчишку.

По крайней мере, именно на этот возраст выглядел для Зербинаса появившийся посреди комнаты ребенок. Тоненький и щупленький, он казался почти невесомым. Скуластое личико с чуть вздернутым носом, окруженное тонкими, вьющимися волосами, растерянно озиралось по сторонам, зеленоватые глаза глядели зорко и испуганно. Когда они остановились на Чанке, сидевшем на плече Хирро, испуг в них перешел в ужас. Мальчишка вскрикнул и выговорил короткую фразу на непонятном языке.

– Ты кто такой? – в растерянности спросил его Хирро.

– Я? – Мальчишка мгновенно перешел на алайни. – А вы кто такие? С вами враг!

– Враг? – удивился пиртянин. – Где?

– Вон, – ребенок кивнул на Чанка. – Враг, но маленький. Птенец врага.

– Назови меня птенцом еще раз, и ты наживешь себе врага, глупый мальчишка, – сердито прощелкал птерон.

– Не бойся, – ласково улыбнулся ребенку Хирро. – Чанк не враг, он – друг, каких мало. Он не обижает таких, как ты.

Тот настороженно уставился на магов, с заметным усилием решая, можно ли им доверять.

– Может, ты все-таки объяснишь, кто ты такой и что с тобой случилось, – сказала Раундала. – Так нам будет легче помочь тебе.

– А мне нужно помогать? – В голосе мальчишки прозвучало искреннее недоумение. – Он сказал, что выпустит меня оттуда, когда я возьму подарок. У меня только на минуточку закружилась голова…

Маги переглянулись.

– Как я оказался здесь? Это ведь не пещера?

– Не пещера, – подтвердил Хирро. – А как ты оказался в пещере?

– Учитель Тиоль послал меня за ингредиентами. Я столько раз летал этим путем, и ничего не случалось, а на этот раз я попал в неизвестное место. Но хранитель канала сказал, что выпустит меня, поэтому я даже не очень испугался. Ведь маги не должны ничего бояться.

– А ты – маг?

– Нет, что вы, я же еще птенец! Я пока только ученик. – Мальчишка наконец достаточно опомнился, чтобы отвечать на вопросы.

– Птенец, – усмехнулся Хирро. – Как тебя зовут, птенец?

– Фэр, – ответил ребенок. – Потом, когда я стану крылатым, меня будут звать Фэриоль, но пока – Фэр.

– Ты хочешь сказать, что у тебя вырастут крылья? – Хирро попытался заглянуть ему за спину, но даже от стены было видно, что там нет ничего, кроме рубашки. – Тогда у тебя должны быть хотя бы их зачатки.

Мальчишка заметно удивился словам мага.

– Это не те крылья, которые видны всегда, – пояснил он. – Да, вы ведь такие большие, что, наверное, не летаете. Учитель мне рассказывал, что такие бывают.

– Нам бы такого учителя. – Хирро повернулся к Зербинасу. – Может, у вас в академии рассказывали о таких, которые летают?

– Нет. – Зербинас глянул на мальчишку, стоящего посреди платка Раундалы. – Фэр, а как называется твой мир?

– Паллима.

– Никогда о таком не слышал.

– Я тоже, – ответил на его взгляд Хирро. – А ты, Раундала?

– Нет. Может, кто-нибудь из… кто-нибудь еще знает?

– Но их пока здесь нет, – похоже, для пиртянина «кто-нибудь еще» было не слишком большим множеством. – Даже не знаю, что и делать с этим ребеночком.

– Я – почти взрослый птенец, – прозвучал обиженный голосок Фэра.

– Птенец… – снова повторил за ним Хирро. – Послушай, Фэр, а как у вас называется представитель вашей расы?

– Кеол. На алайни это означает – человек, – Фэр на мгновение задумался, – а может, птица. В общем, не знаю. Точного перевода нет.

– Знаешь, Фэр, я вынужден огорчить тебя, – сочувственно глянул на него Хирро. – Ты попал в такое место, где никто даже и не слышал о твоем мире.

Зеленые глаза Фэра стали большими и круглыми, почти птичьими.

– Но как?!

– Ты только что был маленькой серебряной цепочкой. Амулетом бдения. Я взял эту цепочку в пещере, потому что она мне понравилась, – коротко и внятно объяснил пиртянин.

– Значит, я превратился там в эту цепочку?! – Догадка возникла у Фэра даже раньше, чем у остальных. – Так этот огромный привратник обманул меня?!

– Вряд ли, – покачал головой Хирро. – Мне он говорил то же самое. Я взял подарок, вышел из пещеры, и он пропустил меня в канал. Постарайся вспомнить последнее, что ты там чувствовал – может, это что-нибудь прояснит.

11
{"b":"1860","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Последняя капля желаний
Знаки ночи
Живи легко!
Пять языков любви. Как выразить любовь вашему спутнику
Раз и навсегда
111 новых советов по PR + 7 заданий для самостоятельных экспериментов
Смерть Ахиллеса
Проклятый ректор
Снеговик