ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Безбожно счастлив. Почему без религии нам жилось бы лучше
Страсть под турецким небом
Юрий Андропов. На пути к власти
Семейная тайна
Братья и сестры. Как помочь вашим детям жить дружно
Любовь литовской княжны
Практический курс трансерфинга за 78 дней
Секреты вечной молодости
Это неприлично. Руководство по сексу, манерам и премудростям замужества для викторианской леди
A
A

Судя по радиусу, на защиту были пущены мощные средства. С другой стороны, заклинания большого радиуса действия значительно легче снять, чем локальную защиту. Посовещавшись, Хирро с Зербинасом решили, что основная трудность для них заключается в подъеме на утес. Как и большинство магов, оба владели левитацией ровно настолько, чтобы не разбиться при падении, поэтому они договорились дождаться ночи и залезть по неровностям утеса наверх.

Однако, вскоре они увидели, что от верхней кромки утеса отделился улдар и полетел по направлению к Асфасте. На спине крылатого волка виднелся мужчина в знакомом красном свитере с рунами, излучавшими темный огонь.

Проводив улетающего всадника взглядами, маги многозначительно переглянулись.

– Там еще Къянта, – напомнил Зербинас.

– Скорее всего, она – приходящая любовница, – заметил на это Хирро. – Я не знаю никого из темных магов, кто оставил бы свое жилище на коллегу. Вряд ли этот парень настолько глуп, чтобы поступать иначе.

– Тогда пойдем?

Хирро согласно кивнул в ответ. Маги оставили свое укрытие и направились к утесу. Когда они оказались у подножия, Фэр с Чанком взлетели и уселись на выступы у верхушки утеса, чтобы наблюдать за обстановкой, а Хирро с Зербинасом нашли подходящую расщелину и начали карабкаться на утес.

Это заняло у них немало времени, но когда они оказались наверху, до заката было еще далеко. Отдышавшись, маги объединили усилия и сняли защиту – сначала сигнализацию, затем шоковый удар. Несколько дольше они провозились с неизвестным заклинанием, оказавшимся разновидностью запирающего, но магам были известны универсальные приемы снятия, не зависящие от типа снимаемых заклинаний.

Убедившись наконец, что путь свободен, они вошли в каменное сооружение рядом с башней. Ступени начинавшейся за дверью лестницы вели не вверх, а вниз, в просторный вестибюль, в противоположном конце которого виднелся проход. Когда маги оказались на полпути к проходу, из боковых дверей на них хлынула толпа зомби, на некоторое время задержав их в вестибюле.

– Не нужно было снимать запирающее заклинание, – с опозданием догадался Хирро, когда они разделались с нежитью. – Оно наверняка замыкало эти двери.

Они миновали вестибюль и пошли по комнатам, но больше не встретили никакой нежити, пока не заглянули в лабораторную дверь.

– Я думал, это место кишит ламиями, а здесь оказались всего лишь зомби, – заметил Зербинас, когда они с Хирро переправили все бродячие трупы обратно в небытие и остановились посреди лаборатории.

– Для изготовления зомби достаточно трупа городского жулика, а чтобы сделать ламию, нужна колдунья, – напомнил Хирро. – Судя по тому, что мы знаем о Гестарте, пока он предпочитает их живыми. Но где же амулеты?

Тщательно переступая через останки нежити, они обшарили лабораторию, но не обнаружили никаких амулетов. Лабораторное оборудование предназначалось исключительно для некромантии, в различного размера емкостях лежали части мертвых тел.

– Наверное, он хранит амулеты в каком-то из жилых помещений, – предположил пиртянин, направляясь в коридор.

На выходе из лаборатории они столкнулись с бежавшим по коридору Фэром.

– Скорее! – выдохнул запыхавшийся кеол. – Он возвращается!

Все еще надеясь найти амулеты до возвращения хозяина, маги поспешили в следующую комнату, оказавшуюся кабинетом. В дальнем углу комнаты стоял приземистый шкаф, на который была наложена мощная магическая защита.

Это была первая защита внутри дома, и маги без колебаний ринулись к шкафу. В считанные мгновения разделавшись с ней, они обнаружили на одной из полок около десятка амулетов, лежавших на тонкой стопке исписанной бумаги. Хирро подхватил амулеты вместе с верхними листами бумаги, поспешно завернул их в нее и сунул за пазуху. Затем оба мага что есть силы побежали к выходу, не успевавший за ними Фэр выпустил крылья и полетел следом.

Все трое выкочили наружу, когда Гестарт уже подлетал к башне. Маленький Фэр взмыл вверх и понесся над морем, а Хирро и Зербинас вызвали на бегу левитацию и, добежав до края утеса, с разбега сиганули вниз. В несколько гигантских прыжков с уступа на уступ они достигли подножия и помчались прочь от башни.

Не заметить их мог только слепой. Издали обнаружив и сломанную защиту, и спасающихся бегством взломщиков, Гестарт направил улдара за ними. Еще не зная, что они делали в башне, он на всякий случай решил прикончить их.

Увидев погоню, оба мага остановились. Они изрядно устали во время восхождения на утес и уничтожения защиты в жилище Гестарта, но еще могли постоять за себя. Хирро послал навстречу подлетавшему всаднику гравитационный удар, Зербинас, предпочитавший огненную магию, направил в него обжигающий сгусток огня.

Гестарт парировал оба удара и ответил молнией внушительной силы. Завязалась перестрелка, в которой больше всего пострадали окрестные скалы, почерневшие от огня. Никто из сторон не получил преимущества в дальнем бою, поэтому Гестарт послал улдара на Хирро, надеясь на мощь крылатого волка.

Пиртянин бросился вниз и откатился в сторону. Когти промахнувшегося улдара проскрежетали по камням, крылья гулко хлопнули, смягчая толчок о землю. Улдар взмыл вверх и заложил воздушную петлю, готовясь повторить бросок, но в этот миг к месту схватки подоспел Фэр.

Друзья догадались об этом, потому что крылья улдара неподвижно застыли вздернутыми вверх и он начал падать с высоты, размахивая лапами в тщетной попытке замедлить падение. Не дожидаясь, пока он окажется на земле и бросится на них, они снова пустились в бегство. Сзади раздался болезненный, взвизгивающий вой улдара и отчаянная ругань Гестарта, но они не задержались ни на миг, чтобы узнать, в чем дело.

Оба мага неслись по каменистому нагорью к Асфасте, пока вечерняя тьма не сгустилась настолько, что они перестали различать дорогу. Только тогда они остановились, чтобы перевести дух и убедиться в отсутствии погони. Вскоре их нагнали Чанк с Фэром и рассказали, что улдар сломал переднюю лапу при падении, поэтому Гестарт был вынужден отказаться от преследования.

Отдышавшись, Зербинас и Хирро взглянули друг на друга и расхохотались. Их одежда обгорела в недавней схватке, оба они неописуемо устали, они не спали больше суток, их головы шли кругом из-за временного несоответствия миров – но они все-таки залезли в неприступную башню и забрали оттуда амулеты, оставив Гестарта с носом, а его мерзкого улдара со сломанной лапой. Да, им было от чего расхохотаться!

VI

К полуночи они достигли Асфасты, но не остановились в городе, а поднялись в холмы и нашли там укромное место для ночлега. Их дорожные мешки остались у подножия башни Могрифа Черного, но сегодня такие мелочи, как отсутствие еды и походных одеял, никак не могли сказаться на крепости их сна.

Утро они начали с того, что умылись и напились в ближайшем ручье. Хирро сообщил, что Ринальф живет недалеко отсюда, поэтому хороший завтрак им обеспечен.

– Что-то я неприятно себя чувствую, – пожаловался он.

– Ты заболел? – встревожился Зербинас.

– Вроде бы нет, но ощущение такое, словно на мне застряло одно из этих гнусных заклятий темных магов. – Хирро брезгливо поморщился. – С голодухи, наверное.

Зербинас включил магическое чутье и осмотрел друга.

– Да от тебя так и несет темным огнем! – ужаснулся он. – Наверное, вчера ты пропустил на себя что-нибудь из трюков Гестарта. Ты, случайно, не помнишь, какое из его заклятий попало тебе в грудь?

– Да ничего, – пожал плечами Хирро. – До одежды доставало, но чтобы попало… если бы в грудь, я бы сейчас с тобой не разговаривал. Улдар еще этот чуть не сел мне на шею, но тоже мимо… В грудь… там же амулеты!

Пиртянин вытащил из-за пазухи сверток с амулетами. На Зербинаса, еще не отключившего магическое чутье, буквально повеяло темным огнем.

– Это здесь! – воскликнул он.

Хирро быстро развернул бумагу, на которой оказалось около десятка колец, браслетов и причудливо вырезанных камешков. Он положил бумагу с амулетами на траву, и маги присели над ней на корточки, придирчиво рассматривая каждое изделие.

16
{"b":"1860","o":1}