ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Маги долго поднимались по винтовой лестнице, пока не вошли в жилище Гестарта. Они оказались в противоположной выходу части здания, не осмотренной ими накануне. Некоторые комнаты пустовали, другие использовались как склады или подсобные помещения. В одной из них обнаружилось около трех десятков неподвижно стоящих заготовок зомби, в которые еще не было призвано деятельное начало.

В следующей комнате стоял защищенный магией шкаф. Взломав защиту, маги нашли там множество амулетов различного назначения. Хирро придирчиво перебирал их, пока не выбрал оттуда четыре амулета, принадлежавших Ринальфу.

– Как назло, здесь нет тех самых, на возвращении которых настаивал Ринальф. – сказал он, убирая их за пазуху. – Что ж, будем искать.

Открыв очередную дверь, они оказались в просторном помещении, на боковой стене которого виднелись задвинутые на засов ворота. В дальнем углу, на трех уложенных рядком и накрытых шкурами матрацах сладко спал улдар. Его огромное лохматое тело завалилось набок, бархатистые крылья обвисли, тяжелая волчья голова откинулась на матрац. Все четыре когтистые лапы были вытянуты, на передней виднелась тщательно наложенная шина.

Хирро глянул на Зербинаса и кивнул ему на лапу улдара. Вглядевшись туда магическим зрением, тот обнаружил три амулета Ринальфа – заживления, обезболивания и спокойного сна – завязанные в тряпочки и заботливо прибинтованные к лапе.

– Я воздержался бы от снятия этих амулетов – Ринальф настаивает на возвращении только усилителя заклинаний и кулона защиты от наговоров, – благоразумно решил Хирро, когда они вернулись в коридор. – У меня нет ни малейшего желания нарушать спокойный сон этой зверюги.

Возражений не последовало, и маги продолжили обыск. За конюшней улдара оказались жилые комнаты хозяина. Гестарт, как и предполагалось, смотрел сны у себя в спальне. Маги, стараясь двигаться как можно бесшумнее, обыскали его гостиную, но там не нашлось ни одного амулета.

– Осталась только его спальня, – сказал Зербинас, когда они побывали в кабинете и лаборатории. – Кулон защиты от наговоров наверняка на шее Гестарта – такие вещи носят не снимая.

– Придется снять, – недовольно вздохнул Хирро. – И мы при этом, конечно, разбудим хозяина, а мне так не хотелось его беспокоить.

– Ничего не поделаешь, есть вещи, которые важнее его сна, – философски заметил Зербинас. – Не глотнуть ли нам из пузырька – как бы потеря ночного зрения не помешала нам в самый неподходящий момент.

– Осталось еще полчаса, должны успеть. Если мы глотнем сейчас, как бы нам не помешало кое-что другое – и тоже в самый неподходящий момент.

Они направились к спальне Гестарта. За несколько шагов до двери Хирро остановился и глянул на кеола.

– Фэр? Эта твоя петля на крылья – ты можешь наложить ее на руки и на ноги, если понадобится?

– Но в тексте заклинания упоминаются только крылья, – растерянно ответил Фэр.

– Измени его вот так, – Хирро произнес строчку, слова которой меняли содержание заклинания, но его силовой рисунок оставался прежним.

– Это болезненное заклинание, оно основано на вызове судороги некоторых мышц, – напомнил кеол. – Гестарт сразу же проснется, как только я наложу его.

– А долго оно будет у тебя действовать?

– Ну… если постараться, то до утра, наверное.

– Тогда наплевать, пусть просыпается.

Хирро потянул за ручку двери и первым вошел в спальню, за ним вошли Зербинас и Фэр. Как ни бесшумно они двигались, Гестарт уловил присутствие чужих и поднял голову с подушки. В это мгновение Фэр набросил на него силовую петлю, и маг заскрипел зубами от боли.

Пиртянин подошел к постели и снял с его шеи кулон. Он оглядел Гестарта с головы до ног, затем отступил от него и внимательно осмотрел всю комнату, тогда как тот с не менее напряженным вниманием всматривался в вошедших.

– Где браслет усиления заклинаний? – обратился он наконец к Гестарту.

Губы мага искривила болезненная усмешка.

– Грабители, – выдавил он сквозь зубы. – Я узнал вас – это вы взломали шкаф моего учителя и вытащили оттуда все амулеты.

– В тот раз мы обознались в спешке, – снизошел до ответа Хирро. – Нам нужны только амулеты Ринальфа, которые ты украл у него.

– Тогда верните мне амулеты Могрифа, раз вы такие честные, – ехидно фыркнул Гестарт. – Учитель запретил мне открывать шкаф – что я скажу ему, когда он вернется?

– А он вернется? – иронически спросил пиртянин. – Весь Асфри говорит о том, что ты прикончил его.

– Гнусные сплетни, достойные грязных языков обывателей, которые сочиняют их. – Гестарт поморщился от боли. – Лучше бы вам отдать эти амулеты добром, или вы наплачетесь, когда он вернется с островов.

– Мы оставим их себе в компенсацию за беспокойство. А тебе лучше бы отдать нам усилитель заклинаний, или ты наплачешься прямо сейчас.

Угроза Хирро не произвела ровно никакого впечатления на Гестарта.

– Уверен, вы уже убедились сами, что мне нечего отдавать. Усилитель у Къянты, я буду только рад, если вы разыщете ее и она получит по заслугам, – он злорадно усмехнулся. – У нее всегда был отвратительный характер. Когда стало ясно, что ее внешность безнадежно испорчена, я выгнал ее, потому что она лишилась единственного достоинства, ради которого ее стоило терпеть. Эта горелая швабра прихватила с собой усилитель и скрылась в неизвестном направлении.

– Что ж, придется поверить, – после некоторого размышления сказал Хирро. – Но если окажется, что это неправда…

– Не трудитесь угрожать мне, – глаза Гестарта сверкнули злобой. – Вам повезло, что мой Хибиш повредил лапу, но когда он поправится, вы у меня так дешево не отделаетесь. Я прекрасно запомнил вас обоих.

Хирро изумленно приподнял бровь.

– Так ты настаиваешь, чтобы мы прикончили тебя? А я-то надеялся, что ты осознаешь свою неправоту и больше не будешь беспокоить старика Ринальфа. Не трудись запоминать нас, мы случайно оказались первыми, кто узнал о краже. Запомни лучше, что у Ринальфа много друзей.

– Вот как, – пробормотал Гестарт. – Но и вы, сколько бы вас там ни было, запомните тоже, что вы встали на пути у Могрифа Черного.

VII

Действие снадобья Ринальфа закончилось, когда они вышли из башни на утес. Несмотря на ясную ночь, окружавший их полумрак мгновенно превратился в кромешную тьму – Асфри не имел лун, а звезды здесь были мелкими и тусклыми. Местные жители могли что-то различать и в этой тьме, но иномирцы с непривычки чувствовали себя слепыми.

Они глотнули из пузырька, а затем вызвали левитацию и прыгнули вниз. На этот раз обошлось без спешки, потому что заклинание Фэра надолго связало хозяина башни. Спустившись к подножию утеса, маги пошли по берегу моря к Асфасте. Чанк приземлился на плечо Хирро, а Фэр опустился на песок и пошел рядом с ними, вновь превратившись из диковинного крылатого существа в обыкновенного восьмилетнего мальчишку.

– Поскольку мы дойдем до Асфасты не раньше, чем к утру, – неожиданно сказал Хирро, – у нас достаточно времени, чтобы обсудить кое-что в пути. Чанк, последи, не появится ли погоня – если мы вдруг слишком увлечемся беседой.

По его интонации Зербинас мгновенно понял, что предстоит серьезный разговор.

– Конечно, специфика работы мага располагает к одиночеству, – продолжил Хирро. – Но не секрет, что некоторые дела удобнее делать совместно – как сегодняшнее, например. У кого-то лучше получается одно, у кого-то другое, поэтому от объединения выигрывает каждый. Это понимают даже приверженцы темного огня, и мне известно, что у них есть свои союзы. Естественно, приличные маги тоже объединяются, хотя бы для того, чтобы совместно противостоять их вредным замыслам. Если представляешь собой сколько-нибудь заметную величину в мире магии, очень трудно оставаться вдали от его значимых событий – волей-неволей приходится принимать ту или иную сторону. В чем-то это лучше, в чем-то – хуже, но в любом случае это интереснее обособленного положения. По крайней мере, так считаю я.

19
{"b":"1860","o":1}