ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ремейк кошмара
Возвращение
Великий русский
Разбитые окна, разбитый бизнес. Как мельчайшие детали влияют на большие достижения
Ледяной укус
Собиратели ракушек
Укрощение дракона
Выйди из зоны комфорта. Рабочая тетрадь
Одно целое
A
A

– Еще бы не стать, – подтвердил тот, – когда все это время одной из моих первейших обязанностей было производить внушительное впечатление на соседей моего нанимателя – особенно на род Халу, с которым Иру воюют так же регулярно, как умываются. В академии я считал курс этикета второсортной наукой, но на службе был вынужден изучить его досконально.

– Если это – твоя первейшая обязанность, каковы же тогда остальные? – спросил Зербинас, благополучно успевший забыть, чем он сам занимался на своей службе.

– Примерно того же уровня, – пренебрежительно повел головой Гримальдус. – Ничего такого, с чем не справился бы самый последний тупица из наших академиков. Сначала мне было досадно – для чего учился – но затем даже понравилось, когда я понял, какие возможности у меня открываются для собственной работы.

– Как у тебя хватает терпения на эту ежедневную кропотливую возню? – не мог не подивиться Зербинас. – Одно только твое «Исчисление звезд» чего стоит!

– А мне не нужно ничего терпеть – мне это интересно. В архонтских землях редко бывает облачность, поэтому мне потребовалось всего лишь три года, чтобы выполнить основные измерения. Там такие прохладные, ясные ночи, что бодрствовать – одно удовольствие. – Его насторожившийся взгляд вдруг обратился за спину Зербинаса: – А это кто такой?

– Хирро, пиртский маг, – ответил тот, обернувшись туда же и увидев подходившего к ним Хирро с Чанком на плече. – Это мой новый знакомый, он приехал сюда со мной.

На лице Гримальдуса не отразилось ничего, но Зербинас безошибочно почувствовал, что его друг пришел в состояние заинтересованности.

– А я-то удивлялся, что ты не откликаешься на трансовую связь! Значит, пока я ждал тебя в гости, ты все это время разгуливал по другим мирам! Ты все такой же безответственный бродяга, каким был в академии.

– Но ты же сам только что заметил, что с тех пор я нисколько не изменился, – хмыкнул Зербинас. – По-моему, будет только к лучшему, если Хирро тоже примет участие в твоем деле.

– Тебе уже известно, в чем оно заключается?

– Более-менее. Кое-что нам рассказала Джабраэла, кое-что добавил Ки-и-скаль, но было бы неплохо узнать подробности от тебя.

– Для меня все началось с того, что я познакомился на Ферузе с Ги-и-рралем, когда отправился туда за каменным волосом для заклинания поиска новых каналов. В последнее время я занимаюсь исследованием новых каналов на пятом континенте и сочинил эффективное заклинание для их поиска, но ингредиенты оказались слишком дорогими, чтобы я мог купить их на магических рынках, даже при моем жаловании. Я решил набрать их сам и отпросился у Герна Иру на Ферузу, где в горах встретил Ги-и-рраля, который разыскивал там канальный вход для дальнейшего путешествия. Узнав, что я написал несколько трудов по теории магии, он спросил, не смогу ли я составить заклинание, которое отведет от мира падающий на него материк. Эта история заинтересовала меня, и я сказал, что сначала мне нужно выяснить все обстоятельства этого случая. Тогда Ги-и-рраль согласился стать моим скакуном, чтобы мне было удобнее разбираться в этом деле.

– А как лары узнали, что материк упадет на их мир? – спросил Зербинас.

– Как мне объяснил Ги-и-рраль, это им рассказал вожак улдаров, а тому сообщил дракон во время случайной встречи. Как известно, драконы являются жителями междумирья и умеют предвидеть перемещения его объектов. Сначала лары не поверили сообщению улдара, но оно выглядело слишком необычным для провокации или дурного розыгрыша – и тогда они начали искать другой подходящий мир.

– Но почему они не могут покинуть свой мир на время катастрофы, а затем вернуться туда, когда все успокоится?

– Масса материка огромна, его скорость постоянно возрастает и ко времени падения на мир ларов и улдаров станет очень высокой. Из-за этого столкновения там начнется чередование дня и ночи, что никак не устраивает ни ларов, ни улдаров.

– Но для того, чтобы обнаружить материк, нужно выходить в междумирье, – заметил Хирро, тоже внимательно слушавший Гримальдуса. – Его можно найти только при помощи седоков.

– Необходимые вычисления сделал седок вожака улдаров – какой-то темный маг, – пояснил ему тот. – Он рассчитал, что до катастрофы осталось несколько лет, и посоветовал своему скакуну предупредить об этом стаю. Мне негде было научиться подобным расчетам, потому что в нашей академии почти ничего не известно об островах междумирья, но у нас традиционно сильны методы ясновидения. Я создал зеркало магов, выждал подходящее положение звезд – это заняло у меня около полугода – и мне удалось уточнить местонахождение материка, а также выяснить, что он имеет танваланское происхождение. Я вспомнил о Квербре – это тоже демоноидный мир, где есть культ Пааны, с которым у нас дружественные отношения – и собрался туда, чтобы расспросить о Танвалане, но тут как раз объявился он, – Гримальдус кивнул на Зербинаса, – и тогда я решил дождаться его, потому что уже понял, что для одного мага эта задача слишком сложна. Он заставил меня поволноваться, пока я ждал его – но вы явились вдвоем, а это куда лучше. Дело в том, что у меня возникли непредвиденные затруднения.

– У тебя были какие-то первоначальные намерения? – догадался Зербинас.

– Я разработал мощное заклинание распыления, для успеха которого нужно участие нескольких сильных магов, хотя в крайности я попробовал бы выполнить его в одиночку. Но Джабраэла, когда услышала о нем, очень не советовала мне распылять землю, на которой я стою. Она сказала, что после этого я не задержусь в междумирье даже на мгновение и мой скакун не успеет подхватить меня.

– А она что-нибудь посоветовала вместо этого заклинания?

– Методы демонской магии отличаются от наших. Я узнал от Джабраэлы множество подробностей, интересных, но совершенно неприемлемых для нас. Среди всего прочего она рассказала мне и об этом материке, который подняли в междумирье два танваланских демона. Ей приходилось слышать, что существует возвратное заклинание, которое может вернуть землю на место, но оно слишком редкое и трудное, чтобы быть общеизвестным. На Квербре его не знали, и тогда я понадеялся договориться с танваланцами, чтобы вернуть их землю обратно. Но, как выяснилось, зря.

– Да, танваланские демоны нетерпимы к гуманоидным расам, – подтвердил Хирро. – Боюсь, что мы с Зербинасом усугубили эту нетерпимость.

– И я тоже, – сообщил Гримальдус. – Им так хотелось подраться со мной, что мне пришлось пойти навстречу их желанию. Но, надеюсь, мы сумеем обойтись и без помощи демонов.

– Может, заклинание распыления выполнимо верхом на ларах? – спросил Зербинас.

– Нет, примесь магии волшебных скакунов помешает его выполнению. Кроме того, часть внимания придется отвлекать на поддержание энергетического единства со скакуном, а заклинание требует полной сосредоточенности.

– Возможно, оно выполнимо с соседнего острова, если такие имеются поблизости, – предположил Хирро.

– Действительно, его можно настроить на удаленное действие, – обрадовался Гримальдус. – Но неизвестно, есть ли здесь соседние острова.

– Мы можем выйти в междумирье и отыскать их, – сказал пиртянин.

Все трое магов были неопытными седоками, но каждому было знакомо кое-что из теории путешествий по междумирью. Способы определения близлежащих объектов почти не отличались там от подобных способов внутри мира и не составляли трудностей для мага с хорошим врожденным чувством направления. Зербинас сразу же честно предупредил остальных, что никогда не был силен в этом.

– Ничего, я справлюсь с этим один, – успокоил его Хирро.

– Почему один? – удивился Гримальдус. – Я это тоже умею. Сейчас я подзову Ги-и-рраля.

Он послал вызов Ги-и-рралю, улетевшему осматривать материк, и они стали дожидаться возвращения лара. Вдруг их внимание привлек отдаленный грохот, доносившийся из-за горизонта. Все трое насторожились и обернулись в ту сторону.

– Это гроза? – спросил Гримальдус, прислушиваясь.

– Скорее это похоже на шум сражения магов, – ответил более опытный в таких делах пиртянин. – Как ты думаешь, Зербинас?

49
{"b":"1860","o":1}