ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Къянта не стала спрашивать, сколько и чего он привез из поездки – она поняла, что ей придется довольствоваться этой долей. Здесь было не так уж мало, и она обрадованно сгребла драгоценности со стола.

– Ты ведь еще туда поедешь? – спросила она.

– Нет, – покачал головой Вольд. – Там слишком опасно.

– Скажи мне, как защититься, и я сама туда съезжу.

– Сделай себе амулет защиты от трансформации, и тогда, возможно, ты сумеешь вынести оттуда одну вещь, – скептически хмыкнул Вольд. – Но учти, я тебя вытаскивать не поеду.

На лице Къянты отразилось разочарование – она не умела делать амулеты. Она обладала врожденной магической силой, ей было известно несколько простых и эффективных боевых заклинаний, которые хорошо у нее получались, но колдовские тонкости, в том числе и артифакция, были недоступны ее небольшому таланту.

– Я могу дать тебе еще одну возможность заработать, – добавил Вольд. – Как только заживут раны, я собираюсь отправиться в другую поездку.

– А ты ранен? – испуганно глянула на него Къянта.

– Я же сказал, там было опасно, – терпеливо повторил он.

– А эта, новая поездка – там тоже опасно?

– Пока не знаю. Прежний опыт подсказывает мне, что там не так опасно, как хитроумно. Ты понадобишься мне там для помощи.

– Но я останусь живой?

– Когда я отправляюсь в свои поездки, я и сам никогда не уверен, вернусь ли оттуда. Милая моя, если ты хочешь быть богатой, нужно уметь рисковать.

Къянта подозрительно глянула на него, прикидывая, не подставит ли он ее в случае опасности. Она не доверяла Вольду, но ей ужасно хотелось еще богатства. И даже не столько богатства, сколько научиться искать сокровища, чтобы не зависеть в таких делах от Вольда и больше не попадаться так глупо, как она попалась, когда наудачу полезла в пещеру.

– А какие там сокровища? – спросила она. – И какой будет моя доля?

– Я не знаю, есть ли там сокровища, которых хочется тебе, но если они там найдутся, я поделюсь ими с тобой.

– Пополам?

– Ладно, пусть пополам, – согласился Вольд. – Но я собираюсь туда не за сокровищами, а за новыми заклинаниями. Мне стало известно о месте, где находятся величайшие заклинания Древних Архимагов.

– Рисковать жизнью из-за каких-то заклинаний? Ну нет!

– Согласен, тебе они ни к чему, но мне они нужны, и я хорошо заплачу тебе за помощь. В записях сказано, что эти заклинания не взять в одиночку, значит, ты понадобишься мне там живой, а не мертвой. Они спрятаны магами для себя, значит, там нет ничего смертельного, а главная трудность будет в том, чтобы отыскать их. Когда они будут взяты, самое опасное останется позади, и если ты не будешь делать глупостей, ты не погибнешь.

– Ну, если ты мне заплатишь еще столько же, как сейчас… или нет, вдвое больше – или я не соглашусь.

– Ладно, пусть будет вдвое больше, – кивнул он.

Къянта почувствовала, что продешевила – слишком легко он согласился. Можно было бы сорвать с него еще больше, но слова были уже сказаны.

– Когда ты собираешься ехать? – спросила она.

– Через три-четыре дня – этого будет достаточно, чтобы раны зажили. Кроме того, у меня здесь есть незаконченное дело.

Делом, которое он хотел закончить до отъезда, был отзыв Паки. На этот раз Вольд не рискнул поручить его шаману, который в прошлый раз выдал себя Гестарту и едва унес ноги от башни – да и Поки говорила, что не пошла к шаману оттого, что не признала в нем кровного отца. Вольд решил заняться этим делом сам.

Три дня спустя, когда целебная мазь заживила порезы, он дождался позднего вечера и верхом на гаргойле отправился к башне Могрифа. По сведениям соглядатаев, защитные и сигнальные заклинания окутывали верхушку утеса с башней, а подножие охраняли зомби. Вольд рассчитывал приблизиться к утесу на гаргойле и послать отзыв Паки с высоты, чтобы не наскочить на разгуливающую внизу нежить.

Вскоре после полуночи он прилетел в окрестности башни и направил гаргойла к утесу. Он не ожидал защиты вокруг всего утеса и заметил сигнальную оболочку слишком поздно, когда его скакун уже не успевал свернуть в сторону. Догадываясь, какой это подняло шум, Вольд поспешно заговорил слова отзыва, пока не появился Гестарт.

В этот день Могриф улетел в краткосрочную поездку, и Гестарт сначала подумал, что учитель уже вернулся. Но когда он выбежал на утес, Могрифа там не было. Подбежав к краю, он увидел кружившего там Вольда на гаргойле и понесся за Хибишем. Несколько мгновений спустя он вылетел на своем скакуне из ворот улдарника.

Увидев его на улдаре, Вольд перестал звать мышь. Он хотел забрать ее с собой, но теперь это было невозможно. Если она была здесь, то наверняка уже слышала отзыв и вскоре вернется в особняк сама, а стычки с Гестартом нужно было избежать. Вольд не взял с собой никакой защиты, кроме наполовину истраченного энергетического жезла, и надеялся, что бегства будет достаточно, чтобы отделаться от ученика Могрифа. Он скомандовал гаргойлу лететь отсюда прочь, и как можно скорее.

Но гаргойл летел медленнее улдара, а Гестарт оказался упрямым. Он гнался за Вольдом вдоль океанского берега, пока расстояние между ними не сократилось до опасного и Вольд не был вынужден повернуться к нему и разрядить в него остатки жезла. Только это заставило ученика Могрифа отказаться от преследования, тем более, что они пролетели добрую половину пути до Асфасты. Гестарт повернул назад, а раздосадованный Вольд вернулся домой, догадываясь, что этой ночью нажил себе врага.

Ему уже не терпелось получить те могущественные заклинания, потому что среди них наверняка были и боевые, и защитные. С такими заклинаниями он будет чувствовать себя в безопасности где угодно и с кем угодно – и Вольд не стал дожидаться возвращения мыши. В тот же день он заплатил в ближайшей таверне вперед за кормежку шамана, позвал с собой Къянту и после недолгих сборов отправился в путь. Выйдя в междумирье, он велел Къянте не отставать и произнес заклинание направления на санданскую академию, откуда начинался выбранный им маршрут на Геджию. Гаргойл и улдар понеслись сквозь фиолетовую глубину междумирья, повинуясь зову санданского маяка.

Они пролетели больше половины пути до Санданы, когда Вольда вдруг передернуло от непередаваемо противного ощущения, словно из глубины его внутренностей выдернули зуб.

Погибла Паки.

День спустя в башню вернулся Могриф из отлучки, которая и впрямь оказалась кратковременной. Едва завидев учителя, Гестарт рассказал ему о ночном происшествии.

– Ты уверен, что это Вольд? – спросил тот.

– Я узнал его, учитель. Он был на своем гаргойле.

– Что ему здесь было нужно?

Гестарт недоуменно пожал плечами. Некромант замолчал, размышляя над сообщением своего ученика.

– Видимо, он услышал, что я здесь, и начал шпионить за мной, – предположил он наконец. – Меня видели в торговом квартале, а слухи здесь разлетаются мгновенно.

– Учитель, у меня в последнее время появилось ощущение чего-то неладного, с тех самых пор, как вернулась Къянта.

– Откуда вернулась? Куда? Ты ничего мне об этом не рассказывал.

– Я думал, это вам неинтересно, учитель, – уклончиво сказал Гестарт, так и не признавшийся Могрифу, что это Къянта первой взломала его сейф. – Она пропала на несколько лет и не так давно вернулась.

– Где она была?

– Не знаю. Она ничего не сказала мне тогда, а затем мы поссорились. Сказала только, что ее заколдовали. Теперь она живет у Вольда, и я подумал, что это как-то связано…

– Почему ты сразу не рассказал мне этого?

– Я заподозрил это только после вчерашней ночи.

Взгляд Могрифа стал хмурым и отсутствующим. Гестарту было давно известно это выражение лица учителя, никогда не предвещавшее ничего хорошего.

– Ладно, – произнес наконец тот. – Сейчас мне некогда, но я еще разберусь с ними обоими. А ты пока будь бдителен и усиль защиту башни. Поддерживай внешнюю сигнализацию и добавь зомби. Если у башни появится кто-нибудь с подозрительными намерениями, постарайся его убить.

67
{"b":"1860","o":1}