ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Лавочник даже присвистнул, когда некромант выложил перед ним кольца и браслеты.

– Неужели трансформы? – поразился он. – Никогда таких не видел!

– Изделия Древних Архимагов, – пояснил Могриф.

– Да, ценные штучки, – лавочник поочередно взял и рассмотрел каждую из них. – Откуда они?

Маг пожал плечами.

– Привез из поездки, – уклончиво сказал он. – Мне нужны средства на ингредиенты, поэтому продаю.

Они договорились о сумме, и лавочник отсчитал ее некроманту.

– Я даже знаю, кому предложить их, – доверительно сказал он, пока тот ссыпал драгоценные камни в мешочек.

– Чтобы у вас не было недоразумений, предупредите покупателей, чтобы они не снимали трансформацию. Иначе они будут жестоко разочарованы.

– Из чего же эти штучки сделаны? – Лавочник ухмыльнулся собственной догадке: – Из дерьма, что ли?

– Из эквивалентного материала, – без намека на иронию сообщил Могриф. – Поэтому лучше оставить их как есть.

Из лавки амулетов он пошел в лавку реактивов, где купил желчь гугленя и рог ильгана.

– А где у вас кровь дракона? – спросил он, оглядев прилавок и полки.

– В прошлом месяце закончилась, – ответил продавец.

Могриф прошел по всему торговому кварталу, но драконьей крови не оказалось ни в одной из лавок. Редкий ингредиент – пояснили ему – и теперь появится в продаже, только если кто-нибудь добудет дракона. Поскольку это было нечастым событием, было весьма вероятно, что нового появления этого товара в продаже можно было безуспешно дожидаться в течение нескольких лет.

Выйдя на улицу, Могриф в досаде набросился на Дормантуба:

– Это все из-за тебя, болван! Если бы не ты, у меня все получилось бы еще тогда!

Но демон не был болваном, которым вгорячах обозвал его Могриф. До того, как влипнуть в эту историю, он заслуженно считался одним из лучших магов Танвалана.

– Хозяин, как я понял, ты покупал рог ильгана для этого заклинания? – спросил он.

– Конечно, для чего же еще, – буркнул некромант.

– У тебя все равно ничего не получилось бы.

– Как это – не получилось бы?

– Раз в заклинании используется компонент светлой магии, значит, для его исполнения нужна помощь светлого мага. Ты пока еще не из неразделенных, хозяин.

– Но там, в описании, ни слова об этом не было!

– Для тех, кто знает подобные заклинания, такие вещи очевидны и их незачем упоминать в описании. У нас на Танвалане это общеизвестно.

Могриф припомнил, как было записано это заклинание бывшим владельцем Темного Замка. Да, оно содержалось в отдельной тетрадке среди других заклинаний такого же необычного состава.

– Значит, не получилось бы… – протянул он, лихорадочно соображая, что же в таком случае делать. – А кто такие эти неразделенные?

– Существа, которые одинаково владеют и светлой, и темной магией – ни гуманы, ни демоны к ним не относятся.

Могриф кликнул Асура, и они полетели обратно в башню. Вернувшись домой, маг уединился в кабинете и долго размышлял об этой проблеме, так неожиданно возникшей, когда все казалось почти разрешенным. В темной магии не было подходящих заклинаний, и он обратился к нейтральной, которой также владел неплохо, но и там ему не вспомнилось заклинаний нужной мощи. Тогда его мысли обратились к заметке, вычитанной в записной книжке из пещеры сокровищ.

Величайшие заклинания, которые не взять в одиночку… даже если они требовали совместного исполнения, весьма возможно, что не все они там были такими. Среди них вполне могло оказаться и то, которое подошло бы для него. И почему такой странный оборот – не взять? Нет, это вряд ли касалось их исполнения. Скорее всего, там имелась защита, за которую можно проникнуть только вместе, например, сказав отпирающие заклинания или нажав защелки одновременно в разных концах зала. Могрифу были известны подобные устройства, которыми храмовые служители защищали свои секреты не только от посторонних, но и друг от друга.

За свою долгую жизнь Могриф собрал обширный запас карт, среди которых нашлась и карта Геджии. Маг прочитал описание к ней и выяснил, что в прошлом этот мир славился колдовскими традициями, но постепенно магия там зачахла и подлинное волшебство сменилось суеверием и религиозным поклонением. Когда-то этот мир порождал архимагов, а теперь там не осталось никого, кроме культистов, опекающих молельни прежним исполинам магии, возведенным в ранг богов и святых. Значит, в одной из этих молелен сохранились заклинания Древних Архимагов.

Сначала Могриф хотел взять в дорогу обоих подопечных, но затем вспомнил о подозрительной суете, возникшей в последнее время вокруг башни, и не рискнул бросить жилище без охраны. Понадеявшись, что обойдется одним демоном, он оставил ученика сторожить башню. Поскольку канального пути с Асфри до Геджии не нашлось, маг разыскал прямой попутный канал в одном из знакомых ему миров и направился туда через междумирье, чтобы как можно быстрее добраться туда, где лежала его цель.

Мир Геджия, храм Эшнарона Мыслителя.

XXI

Зербинас и Хирро были неопытными седоками, но они ехали на опытных скакунах, поэтому добрались до Асфри без затруднений и задержек. Чувство свободы и скорости было не сравнимо ни с чем – словно пространство внезапно уменьшилось в сотни раз, а все известные и неизвестные миры вдруг стали близкими и доступными. Промчавшись на ларах от маяка асфрийской академии до дома Ринальфа, маги едва успели вспомнить, сколько времени занимал этот путь пешком, как оказались на месте.

Они провели скакунов сквозь защиту особняка в сад, оставили их там и вошли в дом. В гостиной собрались почти все – Дагон с Балтазаром, Раундала и маленький Фэр. Даже Ринальф, вопреки обыкновению, не уединился в лаборатории. Не хватало только Анор.

– Вернулись! – встретили их радостные возгласы друзей.

Им освободили места на большом диване, одновременно расспрашивая хором и невпопад:

– Ну как дела? Что у вас нового?

– Вы достали скакунов?

– Хотите есть, мальчики?

Оба едва успевали улыбаться в ответ, отвечая в разные стороны, что дела в порядке, что есть и новости, и скакуны, что сами они с удовольствием выпьют иги с бутербродами, а ларов нужно накормить горячими углями. Хотя друзья искренне старались сначала напоить-накормить прибывших, а затем уж и расспрашивать, они успевали делать сразу и то, и другое. К тому времени, когда Раундала с Дагоном унесли посуду с обеденного стола, Зербинас и Хирро вкратце упомянули о большей части своих похождений.

– Значит, вам удалось найти ларов, – сказал Ринальф, когда общая суматоха улеглась. – Давайте, рассказывайте все по порядку.

Маги рассказали по порядку все, о чем уже упоминали в обрывках.

– А как же лары нам с Анор? – спросила Раундала.

– Сейчас вся стая слишком занята поисками другого жилого мира, – пояснил Зербинас. – Если нам удастся избавить их мир от катастрофы, лары станут нашими друзьями и тогда у вас будут скакуны. – Он вынул колечко и вернул колдунье. – А где Анор?

– Она ушла в торговый квартал и придет только к вечеру, – сказала та, надевая колечко на палец. – У нас в последнее время тоже случилось кое-что, поэтому Анор несколько дней не была в Асфасте, но сегодня она наконец решила сходить в город и узнать, что там нового.

– А что у вас случилось?

– Сначала вернулись Балтазар с Дагоном, затем произошла эта история с соглядатаями. Когда мы перевели соглядатаев к Вольду, Анор оставалась здесь, потому что ей хотелось поскорее узнать, что они сообщают. Но теперь, когда Вольд с Къянтой уехали, она заскучала и ушла за городскими новостями. – Раундала вдруг засмеялась: – Бедняжка, она не предвидела вашего возвращения – такую новость, и узнать самой последней!

– Вы перевели соглядатаев к Вольду? – заинтересовался Хирро. – Почему?

– Вольд тоже следил за Могрифом, и нам захотелось узнать, что он замышляет, – ответил Ринальф.

– И что он замышляет?

– Это мы пока не выяснили. Известно только, что Къянта выдала ему, как найти известную нам пещеру сокровищ, и он побывал там.

69
{"b":"1860","o":1}