ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Стрекоза летит на север
Гигантские шаги
Поколение Z на работе. Как его понять и найти с ним общий язык
Волчья луна
Клинок из черной стали
Массажист
Я хочу больше идей. Более 100 техник и упражнений для развития творческого мышления
Удиви меня
Стэн Ли. Создатель великой вселенной Marvel
A
A

На следующее утро Зербинас и Хирро пошли в торговый квартал взглянуть на проданные Могрифом трансформы. В лавке амулетов было настоящее паломничество. Слух о драгоценностях мгновенно разнесся по городу, и многим горожанам захотелось взглянуть на них. Маги протолкались к витрине и начали разглядывать выставленные там кольца и браслеты.

– Это из пещеры, – негромко сказал пиртянин. – Я чувствую общность магии.

– Да, там были похожие, – так же вполголоса ответил Зербинас, потому что рядом с ними стояло не меньше десятка зевак. – Красивые штучки, но мне почему-то не хотелось бы иметь такую.

– Мне почему-то тоже.

Хирро вылез из толпы и подошел к хозяину лавки.

– Что вам угодно? – услужливо осведомился тот.

– Вам что-нибудь известно про эти штучки? – Пиртянин кивнул на витрину.

– Покупать собираетесь?

– Нет, просто смотрю – они интересны мне как магу. Я слышал, они попали к вам от известного асфрийского некроманта?

– Да, их принес Могриф Черный, но вы не думайте, это не его изделия. Он сказал, что это изделия Древних Архимагов.

– Похоже. Он говорил вам, откуда они взялись?

– Нет. Единственно, он не советовал снимать трансформу.

– Странно, а почему?

– Это же дорогие вещи – драгоценности. Трудно представить, чтобы исходный материал был еще дороже. Тем более, сам Могриф намекнул мне, что они сделаны не из ценного материала.

– Интересно, а откуда это ему известно?

Лавочник только пожал плечами. Хирро вернулся к витрине и снова стал разглядывать драгоценности.

– Ты помнишь, Зербинас – твой подарочек выглядел получше моего, а исходный материал, напротив, был похуже. А эти штуки выглядят просто роскошно – любопытная закономерность получается.

Они обменялись выразительными взглядами.

– Но, может, это другой материал…

– Трудно сказать. Я, сам знаешь, невеликий артифактор.

Они вышли из лавки и буквально столкнулись с Ринальфом, который только что соскочил со своей Тьо-Тьо.

– Учитель? – удивился Хирро, потому что утром старый маг не говорил, что тоже собирается сюда.

– Да. – Ринальф солнечно улыбнулся. – Я решил собственными глазами взглянуть на эти диковины.

Он зашел в лавку. Оба мага тоже вернулись туда за ним. Увидев великого артифактора, толпа расступилась, чтобы пропустить его к витрине. Сам хозяин вышел к нему из-за прилавка, весь любезность и внимание. Ринальф остановился у витрины, где долго разглядывал трансформы. Уходя, он кивком пригласил Хирро и Зербинаса с собой.

– Что вы скажете об этих штучках, учитель? – спросил Хирро, когда они вышли из лавки.

– Среди них нет ничего, что стоило бы выкупить и вернуть к существованию. Я пришел посмотреть, нет ли здесь трансформ, которые заслуживают возврата в исходную форму – вроде нашего славного малыша Фэра, например. Но таких здесь не нашлось, а я пока еще не темный маг, чтобы выпускать на волю то, чему следует оставаться в заточении.

Старый маг неторопливо шел по улицам торгового квартала, оба друга приноравливались к его мелкому, неспешному шагу.

– Учитель, – снова встрепенулся Хирро. – Если не асфрийская магия, то, может, какая-то другая? Может, нам слетать на Рорию или на Ташеру?

Зербинас не сразу понял, что пиртянин говорит уже не о трансформах. Ринальф, однако, догадался, о чем идет речь.

– Нет, их магия сходна с асфрийской. У нас давние отношения, академии постоянно обмениваются новыми разработками и у них нет профессиональных секретов друг от друга. Если где-то и есть неизвестные заклинания высшей магии – это или в новооткрытых, или во враждебных мирах.

– Но Вольд где-то нашел их! – не унимался Хирро.

– Он еще не нашел их, но надеется найти, – поправил его Ринальф. – Когда он вернется, можно будет договориться с ним…

– Учитель, я по вашему голосу слышу, что вы в этом сомневаетесь. Я тоже в этом сомневаюсь. И, по правде говоря, не представляю, как еще мы сумеем получить их от него. Через соглядатаев это невозможно, сами понимаете.

– Да, Вольд корыстен, и я очень сомневаюсь, что он захочет выдать заклинания, которые дадут ему несравненное преимущество перед остальными магами. И даже если он согласится поделиться заклинаниями, то запросит за них сумасшедшую цену. Но я могу предложить ему что-нибудь из своих амулетов или изготовить на заказ… возможно, это сделает его сговорчивее.

– Знать бы, где эти заклинания находятся… – с досадой произнес пиртянин, почти не слушая Ринальфа. – Мы с Зербинасом слетали бы туда и добыли бы их сами. Где только этот Вольд достал такие сведения? И неужели его никак нельзя выследить?

Его слова повисли в воздухе, не подхваченные собеседниками, но несколько шагов спустя Ринальф сказал:

– Его можно выследить.

– Можно? – вскинулся Хирро. – Как?

– У нас есть его Паки, в которой находится капля его крови. Я могу использовать ее для создания кровяного компаса – для умелого артифактора это несложная задача.

Ринальф существенно преуменьшил ее простоту – иначе подобные изделия не были бы такой редкостью. Они были редки еще и потому, что методы их изготовления относились к светлой магии, а область их применения, как правило, не имела ничего общего с добрыми делами. Но на этот раз старый маг решил, что кровяной компас послужит доброму делу.

– А его долго делать, учитель?

– Сейчас мы зайдем в алхимическую лавку, где я куплю нужное оборудование и компоненты, а завтра к утру он будет изготовлен.

– Прекрасно! Зербинас, кажется, нам повезло – теперь мы разыщем что надо.

Зербинас отдал должное оптимизму своего друга. Это была задача похлеще поиска иголки в стоге сена – но без веры в успех и выполнимые задачи становятся невыполнимыми.

Фиолетовая мгла междумирья была неоднородной. В ней клубились структуры различных оттенков – от белесого до темно-синего – напоминавшие облака, но состоявшие не из капелек воды, а из тонкого вещества, которое и веществом-то не являлось, потому что путешественники легко проходили его насквозь. Однако, оно затрудняло применение магии и мешало улавливать магические маяки, поэтому проезжать сквозь него не рекомендовалось.

Понятие верха и низа здесь было изменчивым, хотя путники постоянно ощущали эту вертикаль. Во время путешествий по междумирью случалось, что облачные пейзажи скачкообразно меняли ориентацию, но было общеизвестным, что они остаются на месте, а скачок вызван внезапной сменой вертикали. Такие переходы чаще бывали плавными и создавали иллюзию подъемов и спусков. В сохранившихся записях Древних Архимагов упоминалось, что вертикаль расположена перпендикулярно поверхности ближайшего мира. Но никто из магов не взял бы на себя смелость утверждать, какой из миров в данное мгновение является ближайшим, и это не имело ровно никакого практического значения.

Привычный отсчет расстояний не действовал в междумирье. Зато здесь действовал отсчет направлений, имевший определенное постоянство. Во всяком случае, было известно, что межмировой переход из некоего заданного мира в другой заданный мир всегда осуществляется во одном и том же направлении. Приблизительно или точно – это также не имело практического значения, потому что опорные точки направлений находились внутри миров, а в самом междумирье не было ничего, что могло бы помочь ориентации на миры.

Маги путешествовали сквозь эту прозрачно-лиловую мировую соединительную ткань, но не ставили себе целью изучить ее досконально, поскольку было совершенно непонятно, как подступиться к этому. Она была слишком чуждой для них, и они удовлеворялись тем, что знали только ее свойства, имеющие отношение к дороге. Им хватало неизученного и в мирах.

В междумирье могли проникать только те существа, в которых сохранялась магическая уравновешенность. Большинство разумных существ не обладали ею, но они объединялись и достигали уравновешенности слиянием своих магических энергий. Скакуны и седоки привыкали к поддержанию энергетической связи, как привыкают нести в руке сумку, не обращая на нее никакого внимания. Во время путешествий по междумирью они могли отвлекаться на разговоры, на еду и сон, а порой и на сражения, но энергетическую связь они сохраняли непрерывно, так как ее потеря, даже на долю мгновения, приводила к выпадению из междумирья. Предполагалось, что в ближайший мир, но было известно немало случаев, когда седоки, сшибленные в междумирье со скакунов во время сражения, оказывались в разных, порой весьма удаленных друг от друга мирах. Кое-кто утверждал, что в ближайший к сущности мага, но об этом также можно было спорить до бесконечности.

71
{"b":"1860","o":1}