ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Дыбники потащили Вольда через зал в боковую дверь у сцены. Дальше его повели по узкому коридору с боковыми дверьми вдоль правой стороны, затем свернули и спустились по лестнице вниз, а оттуда – снова по коридору до следующей лестницы. В конце ее оказалась освещенная масляной лампадой площадка и решетчатая дверь, у которой стояли двое охранников. Увидев подошедших, охранник нащупал на поясе связку ключей и привычно-скучающим движением отпер решетку. Затем он снял лампаду со стенного крюка и пошел сопровождать конвой до темницы.

Тюремное подземелье было вместительным, в несколько этажей. Вдоль темных коридоров тянулись обитые железом двери с зарешеченными оконцами, воздух был сырым и затхлым, со стойким запахом грязного тряпья и испражнений. Вольда отвели на нижний этаж и втолкнули в крохотную вонючую камеру без окон, с драным матрацем на полу и горшком у входа. Там ему развязали руки и заперли за ним дверь.

Свет лампады исчез в конце коридора, и Вольд остался в полной темноте. Наконец-то его руки были свободны – и теперь он покажет этим бесчинствующим садистам, как сажать в темницу настоящего мага! Он вызвал в памяти заклинания ломки железа и кустовой молнии, готовясь выломать все встреченные запоры и поджарить каждого, кто окажется у него на пути. Но сначала нужно было засветить магический огонек, чтобы не блуждать в коридорах наощупь.

Вольд произнес заклинание светильника и вдруг обнаружил, что его нечем оживить. Изобилие магической энергии, бывшее наверху, сменилось полной пустотой. Вольд повторил заклинание, подкрепив его жестом, но ничего не случилось.

Неужели темница была защищена заклинанием запрета на чужую магию? Но для этого кто-то из дыбников должен быть незаурядным магом, а все справочники утверждали, что маги давно перевелись на Геджии. Вольд включил магическое чутье, для которого не требовалась подпитка извне, и начал исследовать стены камеры на наличие заклинаний. Когда он закончил исследование, итоги оказались весьма неутешительными.

Никаких защитных заклинаний здесь не было, просто стены подземелья были сложены из минерала, гасящего магию. Минералы с подобными свойствами были редки и встречались не в каждом мире, но, видимо, на Геджии они имелись в достаточном количестве, чтобы быть строительным материалом. И, естественно, борцы с магией складывали свои застенки именно из него.

Вольду стало ясно, что здесь ему не выполнить и самого пустякового заклинания. Значит, ему удастся вырваться, только когда его поведут на допрос – если, конечно, стены пыточной сложены из другого материала – или на казнь. Он последовательно, шаг за шагом припомнил свои поступки, вследствие которых оказался здесь. Выводы также оказались весьма неутешительными – он слишком понадеялся на свою силу, слишком уверовал в свое преимущество, будучи единственным магом в этом мире. И слишком недооценил этих жалких не-магов.

– Ну и дурак же я был! – с досадой пробормотал он.

XXIII

Зербинас и Хирро вышли из междумирья на огромной высоте. Далеко внизу виднелись равнины и перелески, холмы и излучины рек. На берегу одной из них раскинулась россыпь желто-бурых зданий с красноватыми крышами.

– Куда это мы попали? – спросил Зербинас, окинув взглядом открывшийся вид.

– Трудно сказать, – пробормотал Хирро. – Я не уверен, что бывал здесь. Вероятно, какой-то из посещаемых миров. Давай лучше уточним, где Вольд – я так напряженно думал о нем во время выхода, что не удивился бы, если бы мы сели прямо ему на шею.

Он извлек кровяной компас и подвесил на указательный палец. Стрелка крутанулась и застыла, указывая вниз. Оба мага глянули в том направлении.

– Смотри! – Зербинас ткнул пальцем в быстро перемещающуюся черную точку. – Уж не гаргойл ли это?

Хирро всмотрелся и увидел черную фигурку летящего гаргойла, на спине которого сидел всадник. Фигурка двигалась по направлению от города.

– Да, это Вольд, – подтвердил он. – И стрелка туда указывает, и гаргойл – чрезвычайно редкий скакун. Быстро же мы его догнали!

– Значит, за ним?

– Он летит от города, где наверняка возобновлял запас провизии. Нам нужно сделать то же самое, заодно и узнаем, где находимся. Пока он не у цели, лучше следить за ним издали, чтобы не спугнуть его.

Маги опустились на площадь и соскочили с ларов. Они не знали местного языка, но слово «академия» произносилось на алайни во всех мирах, где были академии, поэтому Хирро было достаточно подойти к одному из остановившихся вокруг зевак и назвать это слово. Тот махнул рукой в нужном направлении, и они отправились туда.

Повторив эту процедуру несколько раз, маги нашли академию и узнали там, что попали на Сандану. Они спросили о Вольде, но тот, оказывается, не заходил сюда. Тогда они отыскали местного ювелира, где продали пару драгоценных камешков за золотые монеты санданской чеканки. Затем они купили продукты в дорогу – местные хлебцы, круглые и упругие, словно резиновые, крупу и сушеные фрукты. Вяленое мясо также оказалось съедобным, хотя Хирро долго и придирчиво проверял его заклинанием распознавания ядов.

– Самая распространенная несовместимость – это по мясу, и она не всегда распознается заклинанием, – пояснил он Зербинасу. – Бывает, вроде бы съедобно, а купишь – тошнит или слабит. Не отрава, но тоже ничего хорошего. Я всегда очень тщательно проверяю мясо, когда впервые пробую его в незнакомых мирах.

Они переночевали в городской гостинице, а утром отправились вдогонку за Вольдом. Тот опережал их на день, но маги не спешили, намереваясь выследить его, когда он прибудет на место.

На четвертый день они обнаружили, что стрелка кровяного компаса показывает вертикально вверх. Тому было три возможных объяснения – либо Вольд действительно у них над головами, либо он вышел в междумирье, либо находится в другом мире. Первое легко было проверить, задрав головы вверх, но маги даже не стали этого делать. Не так уж трудно было догадаться, что Вольд направлялся к каналу и теперь прошел через него.

Они вызвали карту Санданы и стали изучать близлежащие каналы.

– Он ушел не во внутренний канал, – заметил Хирро. – Иначе он остался бы на Сандане и наша стрелка не торчала бы вверх.

– Тогда остаются Фтиалус, Геджия, Рория. Если мы не угадаем канал, то вряд ли успеем исправить ошибку.

– Придется лететь через междумирье, – согласился пиртянин. – Там стрелка встанет правильно и мы попадем по ней в нужный мир. Правда, при этом мы отстанем от Вольда и можем опоздать.

– А сколько времени там пройдет, пока мы едем?

Хирро только пожал плечами, но вместо него ответил Ки-и-скаль:

– Все эти миры доступны нам в пределах двух-трех недель их времени. Так как каналы редко выходят прямо у места назначения, Вольду может потребоваться длительное путешествие к цели, а мы выйдем из междумирья рядом с ним.

– Это приемлемо, – прикинул Хирро. – При выборе канальных маршрутов две-три недели до конечного пункта считаются нормой и нужно особое везение, чтобы канальный выход располагался ближе.

Они вышли в междумирье и мчались по направлению стрелки кровяного компаса, пока она не встала вертикально вниз. Удерживая прозрачную сферу за петельку, Хирро остановил взгляд на ампуле с рубиновой каплей и как можно отчетливее вспомнил лицо Вольда, которого ему случалось видеть в торговом квартале Асфасты.

Их выбросило в мир прямо над центром города. Стоял закат, то самое время перед наступлением сумерек, когда светило касалось горизонта. По городской стене проходил вечерний патруль, последние прохожие расходились по домам.

– Это не Фтиалус, – заметил Зербинас, так как Фтиалус был лавовым миром демоноидного типа, а этот был населен гуманоидной расой.

– И не Рория – я хорошо ее знаю, – откликнулся Хирро.

– Это Геджия, – сказал Ки-и-скаль. – Один из моих первых седоков был геджийским магом – многие столетия назад, когда я только выходил из жеребячьего возраста.

76
{"b":"1860","o":1}