ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– В чем дело, Стив? – спросил Кори.

– Я хотел бы, чтобы ты мне кое в чем помог, – ответил Карелла.

Кори удалось подавить вздох облегчения, он улыбнулся и, затянувшись «Честерфилдом» с длинным мундштуком, сказал:

– Буду рад помочь, чем могу. В чем проблема?

– Один из моих приятелей нуждается в деньгах, – сказал Карелла.

Кори, который только собирался вновь затянуться сигаретой, замер и быстро поднял глаза, встретившись со взглядом Кареллы, сидевшего напротив. Человек нечестный, он тотчас разгадал, что Карелла ведет какую-то игру. «Приятель» Кареллы, который нуждается в деньгах, не кто иной, как сам Карелла. А когда полицейский говорит тебе, что он нуждается в деньгах, значит, он хочет кусок пирога, не то без конца начнет жаловаться на тебя капитану за нарушение порядка.

– Сколько ему нужно? – спросил Кори, что означало: сколько ты хочешь получить, чтобы обо всем забыть?

– Он очень нуждается, – на полном серьезе объяснил Карелла.

Это оказалось хуже, чем Кори ожидал. Карелла, по-видимому, намекал, что хотел бы получить больший кусок, чем обычно полагается детективу. У детективов бывает свой небольшой бизнес, в который патрульные обычно не вмешиваются, и наоборот.

– На что же рассчитывает твой приятель? – спросил Кори.

– Я бы сам ему помог, – сказал Карелла, – только не знаю как.

– Я тебя не совсем понимаю, – сказал озадаченный Кори.

– У тебя больше связей, – сказал Карелла.

– Каких связей? – не понял Кори.

– Мой приятель интересуется действиями, – сказал Карелла.

– О чем ты говоришь? – спросил Кори и вдруг прищурился:

– О дамочках, что ли?

– Нет.

– Я тебя не понимаю, Стив.

Кори вовсе не прикидывался глупым. Он просто не мог понять, что от него требуется. Он явился сюда в отдел, ожидая получить, одному богу известно за что, нахлобучку от Кареллы, и вдруг сообразил, что Карелла хочет лишь часть прибранного им к рукам. Это совсем его не удивило, хотя в участке было известно, что Карелла – человек честный и взяток не берет. Кори на своем веку встречал таких полицейских, которые не брали. Но потом, когда он знакомился с ними поближе, выяснялось, что и они тоже брали, как миленькие, но молчали, вот и все. Поэтому Кори решил, что Карелла хочет иметь свою долю, против чего Кори не возражал, лишь бы процент был не слишком крут. Он начал было нервничать, когда Карелла сказал, что очень нуждается в деньгах, решив, что предстоит настоящий грабеж. Но потом Карелла, видать, умерил свой аппетит и заговорил о том, что готов сам помочь своему приятелю, из чего Кори решил, что, может, и в самом деле существует какой-то приятель. Затем Карелла сказал ему, что его приятель интересуется действиями, и Кори немедленно снова пришло в голову, что приятель Кареллы – это сам Карелла, как он и думал с самого начала. И хочет он, догадался Кори, чтобы Кори втихую познакомил его с одной из проституток, которые действовали на его участке. Но нет, Карелла сказал, что речь идет не о женщинах.

– Кости, – наконец сказал Карелла. – Кости. На них можно быстро заработать.

– Понятно, – отозвался Кори.

– Ага.

– Значит, речь идет об игре?

– Ага.

Наступило молчание. Кори затянулся сигаретой.

Карелла ждал.

– Видишь ли, Стив, – наконец заговорил Кори, – я понятия не имею, как помочь твоему приятелю.

– Вот как?

– Да. Извини, пожалуйста.

– Нехорошо, – заметил Карелла.

– Я понимаю. Но видишь ли, у меня на участке не играют.

– Нет? – удивился Карелла.

– Нет, – подтвердил Кори и снова затянулся.

Опять наступило молчание.

– Плохо дело, – вдруг сказал Карелла, – потому что я надеялся, что ты знаешь, где играют.

– Нет, не знаю.

– Значит, придется мне самому поискать, – ухмыльнулся Карелла. – Придется им как следует раскошелиться, поскольку я займусь этим в свободное от работы время.

– Да, – сказал Кори, – я понимаю, о чем ты говоришь.

– Ага.

– Я, конечно, мог бы поспрашивать вокруг. Может, кто-нибудь из ребят и знает.

– Не думаю, что ребята знают, раз не знаешь ты, Ральф.

– Не поверишь, но это далеко не всегда так, – сказал Кори.

– Вот именно.

– Что?

– Не поверю, – сказал я.

– Ладно, – Кори поднялся со стула. – Я поспрашиваю вокруг о том, что тебя интересует, Стив.

– Присядь на минуту, Ральф, – сказал Карелла и улыбнулся. – Еще сигарету?

– Нет, спасибо. Я стараюсь курить поменьше.

– Ральф, – сказал Карелла, – не расскажешь ли мне об игре, что идет в подвале дома 4111 на Пятой Южной?

Правильно сделал, что спросил, подумал Карелла. Лицо у Кори не изменилось. Не моргнув и глазом, он сидел напротив Кареллы и сверлил его своими колючими глазами.

– 4111? – наконец спросил он.

– Ага.

– На Пятой Южной?

– Ага.

– Не думаю, что мне известна игра, о которой ты говоришь, Стив. – Кори выглядел искрение заинтересованным. – Там что, играют в карты?

– Нет. В кости, – ответил Карелла.

– Придется разузнать. Это ведь как раз на моем участке, знаешь?

– Да, знаю. Сядь, Ральф, мы еще не закончили.

– Я думал...

– Да. Сядь. – Карелла снова улыбнулся. – Ральф, человек, который заправлял этой игрой, кончил тем, что ему раскроили топором голову. Его звали Джордж Лассер, он был управляющим в том доме. Ты знаешь его, Ральф?

– Конечно.

– Я считаю, что между игрой и его смертью может существовать связь, Ральф.

– Да?

– Да. Таким образом, это уже не просто игра. Это игра, из-за которой произошло убийство.

– Возможно. Если, конечно, такая связь существует.

– Ральф, если такая связь существует и если окажется, что кто-то из наших полицейских умышленно утаивал информацию об игре в подвале дома 4111, где был убит человек, это может оказаться довольно серьезным обстоятельством, Ральф.

– Вероятно.

– Ты знал про эту игру, Ральф?

– Нет.

– Ральф?

– Да?

– Мы ведь все равно узнаем.

– Стив?

– Да?

– Я слишком давно хожу в полицейских, поэтому не старайся взять меня на понт. – Кори улыбнулся. – Старик, который заправлял этой игрой, мертв. Если я и брал за эту игру, Стив, я говорю «если», то единственный, кто это знал, был тот, кто заправлял игрой, верно? А он умер, Стив. Его зарубили топором. Поэтому кого ты пытаешься обмануть?

– Не нравишься ты мне, Кори, – сказал Карелла.

– Я это знаю.

– Ты мне не понравился с той минуты, когда я впервые тебя увидел.

– Это мне тоже известно.

– Если ты связан с этим...

– Я не связан.

– Если ты связан с этим делом, Кори, если ты будешь затруднять мне работу, если ты помешаешь расследованию...

– Я ничего не знаю про игру в кости, – сказал Кори.

– Если ты знаешь и если мне об этом станет известно, я тебя крепко прижму, Кори. Ты будешь выглядеть совсем по-другому.

– Спасибо, что предупредил, – сказал Кори.

– А теперь убирайся отсюда ко всем чертям!

– Великий детектив! – усмехнулся Кори и вышел из комнаты. Он улыбался. Но на душе у него было тревожно.

* * *

Обитателям дома в трущобах абсолютно наплевать, способны полицейские раскрыть преступление или нет. Честно говоря, если кому-нибудь вдруг пришло бы в голову провести среди жильцов такого дома в любое время года социологическое исследование, то, скорее всего, было бы обнаружено, что девяносто девять процентов отнюдь не возражали бы, чтобы все полицейские тут же отправились на тот свет. Возможно, только апрель был бы исключением. В апреле тепло, веет ароматный ветерок, и люди по-братски относятся друг к другу и даже к полицейским. В апреле обитатели трущоб способны пожелать, чтобы все полицейские попали под автобус – пусть получат увечье, но останутся живы.

Стоял январь.

У Коттона Хейза было полно дел.

Начать с того, что какой-то человек не пустил его в подвал.

Этого человека он до сих пор ни разу не видел. Это был не человек, а великан, лет шестидесяти от роду, с европейским акцентом, но из какой страны, Хейз определить не сумел. Он стоял на верхней ступеньке лестницы, ведущей в подвал, и хотел знать, что, черт побери, Хейзу нужно. В нем проглядывало какое-то удивительное совершенство: огромная голова с буйной гривой рыжеватых волос, нос картошкой, большие голубые глаза, четко очерченные скулы и твердая складка губ, толстая шея, широкие плечи и грудь, мускулистые руки и громадные кисти, даже голубой свитер с высоким горлом под украшенным медными кнопками голубым комбинезоном – все казалось изваянным кем-то, обладающим необыкновенной соразмерностью.

13
{"b":"18602","o":1}