ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Я не понимаю, о чем вы говорите, – сказал Рер.

– Об игре в кости, мистер Рер.

– Не понимаю, о чем идет речь.

– Об убийстве Джорджа Лассера, мистер Рер.

– Не понимаю, о ком идет речь.

– Ладно. Я уже сказал вам, что шутить мы не намерены. Берите вашу шляпу, мистер Рер.

– Вы что, меня арестовываете? – спросил Рер.

– Мы намерены устроить небольшой смотр, мистер Рер. Мы покажем вас другому игроку и попросим его вас опознать. Как вы на это смотрите, мистер Рер?

– Надеюсь, вам известны последствия незаконного лишения свободы?

– Вот как? Вы что, адвокат, мистер Рер?

– Я работал в счетно-аналитической конторе.

– И что вы там делали?

– Занимался бухгалтерским учетом.

– У вас собственное дело или вы на кого-нибудь работаете?

– Я уже на пенсии, – сказал Рер. – А работал в фирме «Кавано энд Пост» здесь, в городе.

– Хорошо. Значит, спешить вам некуда.

– Мне хотелось бы пригласить моего адвоката.

– Мистер Рер, мы вас не арестовываем, – сказал Карелла. – Мы просим вас поехать вместе с нами в полицейский участок. На такую просьбу офицеры полиции, расследующие дело об убийстве, имеют полное право. В участке мы задержим вас недолго, чтобы определить, можно ли вас отпустить или предъявить вам обвинение. Все это ничуть не противоречит закону, мистер Рер.

– Что означает «недолго»? – спросил Рер.

– Нам придется вызвать еще несколько человек, – объяснил Карелла. – Как только они явятся, мы проведем очную ставку, ясно? На это не уйдет много времени.

– Я иду с вами, но заявляю протест, – сказал Рер, надевая пальто.

– Мистер Рер, – заметил Карелла, – мы ведь не в баскетбол играем.

Когда они втроем приехали в следственный отдел, Карелла позвонил Хромому Дэнни и, объяснив ему, что задержал Рера, сказал, что хочет найти и Спедино.

– Зачем? – спросил Дэнни.

– Я хочу, чтобы твой знакомый их опознал.

– А зачем? Они что, отрицают, что участвовали в игре? – Совершенно верно.

– Врут. Я тебе дал точные сведения, Стив. Малому, у которого я это выяснил, обманывать меня было ни к чему.

– Ладно. По-твоему, он захочет прийти сюда и их опознать?

– Не знаю. Он ведь не подозревал, что его рассказ будет передан легавым, понятно?

– Извести его об этом, идет?

– Все равно, по-моему, он не придет, Стив.

– Мы можем его взять насильно.

– Чем подведете меня под монастырь. Кроме того, это не совсем просто.

– Что ты имеешь в виду?

– Если ты захочешь его задержать, тебе придется оформить бумаги на экстрадицию.

– Почему? А где он?

– Он в субботу отбыл в Пуэрто-Рико.

– И когда вернется?

– Весной. После пасхи.

– Здорово, – отозвался Карелла.

– Весьма сожалею.

– Черт с тобой, – сказал Карелла и положил трубку.

Несколько секунд он смотрел на телефон, потом прошел через дверь в решетчатой перегородке и пошел по коридору в так называемое помещение для допросов, где его ждали Хейз и Рер. Отворив дверь с матовым стеклом, он вошел в комнату, сел в торце длинного стола и сказал:

– Я обещал задержать вас недолго, мистер Рер. Сколько вы у нас пробыли? Десять минут?

– Сколько еще...

– Вы можете ехать домой, – сказал Карелла. Рер удивленно воззрился на него. – Идите, вы меня поняли?! Поезжайте домой.

Рер молча встал, надел пальто и шляпу и вышел из комнаты.

В половине третьего дня позвонил детектив-лейтенант Сэм Гроссман. Над Гровер-парком бушевал ветер, его порывы хлестали по забранным решеткой окнам следственного отдела, свистели под карнизами старого здания. Карелла вслушивался в рев ветра, за которым, подобно теплому ветерку, пришедшему откуда-то с юга, звучал мягкий голос Сэма Гроссмана.

– Стив, у меня, пожалуй, есть кое-что, проливающее свет на это убийство топором, – говорил Гроссман.

– Например? – спросил Карелла.

– Например, мотив преступления.

На секунду Карелла замер. Оконные стекла дрожали под новым яростным порывом ветра.

– Что ты сказал? – спросил он Гроссмана.

– Я сказал, что, по-моему, мне известен мотив.

– Мотив убийства?

– Да, мотив убийства. А ты о чем подумал? Разумеется, мотив преступления, а не празднества.

– Извини, Сэм. Это дело...

– Ладно, хочешь слушать или нет? А то у меня и без вас забот полон рот.

– Слушаю, – улыбнулся Карелла.

– По-моему, мотив преступления – ограбление, – сказал Гроссман.

– Ограбление?

– Да. Что с тобой? Оглох, что ли? Я сказал, ограбление.

– Но чего там грабить, в этом подвале?

– Деньги, – ответил Гроссман.

– Где?

– Могу я говорить по порядку?

– Разумеется. Слушаю тебя, – повторил Карелла.

– Мы не особенно любим у себя в лаборатории делать выводы, – сказал Гроссман. – Мы предоставляем это вам, умникам, кому и положено бывать на месте преступления. Но...

– Да уж умники, – пробормотал Карелла.

– Послушай, ты можешь меня не перебивать?

– Извини, извини, – заторопился Карелла. – Весьма сожалею, сэр, весьма сожалею. Покорно прошу простить, сэр.

– Ладно, ты тоже меня извини, – отозвался Гроссман. – Я хочу объяснить тебе, что звонок Коттона заставил нас здесь задуматься, и мне представляется, что теперь все понятно.

– Послушаем, – сказал Карелла.

– Возле топки стоит верстак, ты, наверное, его видел.

– Позади бункера с углем?

– Кажется. Тебе лучше знать. Я ведь сужу только по фотоснимкам. А ты там был.

– Давай дальше, Сэм.

– Над верстаком висят три полки. На них полно всяких банок и коробок с шурупами, шайбами, болтами и гвоздями – словом, с обычным дерьмом, которое всегда можно найти рядом с верстаком. И все это покрыто пылью.

– Коттон мне об этом говорил, – сказал Карелла.

– Верно. Значит, тебе также известно, что две полки покрыты пылью, а вот полка номер три, средняя, вытерта начисто. – Почему?

– А как ты сам думаешь?

– Чтобы убрать отпечатки пальцев.

– Конечно. Что понятно и школьнику. Поэтому я послал туда еще раз Джона Ди Меццо с наказом внимательно просмотреть каждую банку и каждую коробку на этой полке. Что Джонни и проделал. Он очень добросовестный работник.

– И?

– Почему я велел ему просмотреть эти банки и коробки? спросил Гроссман.

– Что это? Тест на сообразительность?

– Просто проверяю, – сказал Гроссман.

– Потому, что ты решил, что, если кто-то вытер эту полку, значит, ему что-то потребовалось с этой полки. А когда он это что-то заполучил, испугался, что оставил отпечатки. Поскольку на полке стоят только банки и коробки, значит, то, что он искал, было в банках или коробках.

– Блеск, – отозвался Гроссман.

– Элементарно, – поскромничал Карелла.

– Во всяком случае, Джонни тщательно просмотрел все предметы на средней полке и обнаружил, что большинство банок и коробок тоже покрыты пылью. За исключением одной. Эта единственная банка тоже была протерта, равно как и полка. «Максуэлл Хаус».

– Что?

– Банка была из-под кофе «Максуэлл Хаус».

– А! Это имеет значение?

– Нет, но я подумал, что тебя это может заинтересовать. Во всяком случае, Джонни решил, что банку эту стоит принести сюда и как следует посмотреть. Поэтому он осторожно ее завернул и приволок в лабораторию, где мы ее посмотрели. В ней тоже были шайбы, болты, шурупы и все такое прочее, как и в других банках на полке. Но у нас есть причина полагать, что весь этот чабур-хабур положили туда после того, как протерли банку. Что дает нам основание считать, что в банке было нечто совсем другое...

– Подожди, подожди, я что-то перестаю соображать, – перебил его Карелла.

– Я начну сначала, – сказал Гроссман. – Средняя полка вытерта начисто, понятно?

– Понятно.

– Банка из-под кофе вытерта начисто, понятно?

– Понятно...

– Но в ней полно всякой дребедени.

– Ясно.

– Мы вываливаем из банки все эти шайбы, болты и прочее. И что же мы видим?

22
{"b":"18602","o":1}