ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Что?

– Что внутри банка тоже насухо вытерта. Зачем вытирать банку внутри, если в ней полно всякой дребедени?

– И вправду зачем? – спросил Карелла.

– Потому, что всего этого в ней не было. Шурупы, гайки и прочее положили после того, как вытерли банку.

– А что же в ней было?

– Хочешь знать мое мнение? Деньги.

– Чем-нибудь это подтверждается?

– Нет, ничем. Кроме твоих собственных слов об убийстве. Ты сообщил, что он подрабатывал, продавая дрова жильцам этого дома.

– Совершенно верно.

– Можно предположить, что эти деньги он хранил в банке из-под кофе.

– Брось, Сэм. Сколько денег он мог там иметь? Доллар-другой?

– Я думаю, мне незачем напоминать тебе о бесчисленных убийствах, которые были совершены в нашем прекрасном городе не из-за доллара, а из-за нескольких несчастных центов.

– Да, незачем.

– Вот так. Я полагаю, Стив, что кто-то вынул что-то из этой банки и это что-то, скорей всего, деньги. Затем, весьма возможно, вор вспомнил, как в виденных им фильмах говорится про отпечатки пальцев. Поэтому он вытер банку снаружи и внутри, но потом решил, что пустая банка будет смотреться странно среди прочих, заполненных до отказа. Поэтому он залез во все другие банки на полке, вытащил понемножку отовсюду, заполнил эту банку и на всякий случай протер и полку.

– Не очень он умный, а? – спросил Карелла.

– Нет, не очень, – согласился Гроссман. – А кто сказал, что убийца обязательно должен быть умным? Только в комиксах он умный. А наш убийца, по правде говоря, человек довольно глупый. Он вытирает пыль только с одной банки и одной полки, оставив прочие такими, как были. Зажги он над верстаком неоновую вывеску, он не привлек бы к себе большего внимания.

– А может, он и хотел привлечь внимание? – предположил Карелла.

– Вряд ли.

– Откуда ты знаешь? – Потому что он сделал еще одну ошибку.

– Какую?

– Все тщательно протерев и вытерев, он оставил на банке один отпечаток.

– Что?!

– Представь себе.

– И где?

– На ободке. Часть большого пальца. Получилось это, по-видимому, когда он ставил банку обратно на полку.

– Можешь мне этот отпечаток сейчас доставить?

– Да я уже проверил его в картотеке. Никаких сведений.

– А насчет ФБР?

– Могу направить прямо к ним, – сказал Гроссман. – Что немного сэкономит время.

– Буду весьма признателен. – Карелла помолчал. – Может, мне съездить туда еще раз и самому осмотреть подвал? – спросил он.

– Вреда от этого не будет, – отозвался Гроссман.

– А как ты думаешь, что произошло сначала: ограбление или убийство?

– Ты согласен с моей теорией?

– Готов согласиться со всем, что мне нынче подскажут, – улыбнулся Карелла. – Так в каком порядке действовал преступник?

– Не знаю. Может, сначала убил. Чем и объясняются его ошибки. Возможно, он и не так уж глуп. Просто запаниковал, совершив убийство.

– По-твоему, он знал, где хранятся деньги?

– Не заметно, чтобы он искал. Значит, знал.

– Да...

– О чем ты задумался, Стив?

– Сейчас скажу. Для восьмидесятисемилетнего старика этот Лассер выглядит что-то уж больно загадочным.

– Каждый человек по-своему загадочен, – высказался Гроссман. – Но когда его убивают, все его тайны обнаруживаются, вот и все.

– Во всяком случае, спасибо за то, что указал нам, в каком направлении искать, и за отпечаток, который можно будет сравнить, если найдется с чем. Большое тебе спасибо, Сэм.

– Не стоит, – отозвался Гроссман. – И не беспокойся. Найдешь и этого преступника, не сомневаюсь.

– Ты так думаешь, Сэм?

– Разумеется, я так думаю! А как еще прикажешь мне думать? Преступник одержит победу? Не говори глупостей.

Глава 8

Во вторник утром Коттон Хейз отправился в нижнюю часть города на Ганнинг-стрит, 1107, где расположились офисы счетно-аналитической фирмы «Кавано энд Пост». Зигмунд Рер сказал детективам, что он когда-то служил в этой фирме бухгалтером, и Хейз решил попытаться узнать там кое-что об ушедшем на пенсию шестидесятипятилетнем человеке, который приходил играть в кости в подвал, а им наговорил кучу лжи.

В это же время в верхней части города в грязном подвале одного полицейского спасли от смерти жалкие четыре дюйма, в то время как у другого этих четырех дюймов не оказалось.

В фирме «Кавано энд Пост» Хейзу довелось беседовать не с кем иным, как с самим мистером Кавано, представительным джентльменом с роскошными усами и багровым румянцем на щеках. Сидя напротив него, Хейз никак не мог поверить, что видит перед собой американского бизнесмена, который родился в Филадельфии и вырос отнюдь не в фешенебельном районе. Кавано так был похож на английского кавалерийского полковника, что Хейзу казалось, будто он вот-вот крикнет «В атаку!» и ринется на штурм турецких бастионов.

– Хотите узнать про Зигги, да? – спросил Кавано. – А что? У него неприятности?

– Ни в коем случае, – ответил Хейз. – Обычная проверка по заведенному порядку.

– Что это означает?

– Вы о чем? – спросил Хейз.

– Что означает «обычная проверка по заведенному порядку»?

– Мы расследуем убийство, – бесстрастно отозвался Хейз.

– Вы считаете, что Зигги кого-то убил?

– Нет, мы так не считаем. Но определенные аспекты полученной нами информации не совпадают, мистер Кавано. У нас есть основания полагать, что мистер Рер говорит не правду, поэтому мы решили, что нам следует повнимательнее приглядеться к его прошлому.

– Хорошо вы говорите, – с чувством отметил Кавано.

– Спасибо, – смутился Хейз.

– Не за что, я и вправду так думаю. Там, где я рос, если кто-нибудь осмелился бы заговорить так, как вы, ему бы сейчас же снесли голову. Вот я и не научился говорить. Владею одной из крупнейших счетно-аналитических фирм в городе, а говорю, как извозчик, не так ли?

– Нет, сэр.

– А как я говорю? – Не знаю.

– Как извозчик, верно?

– Нет, сэр.

– Ладно, не будем спорить. Тем не менее говорите вы хорошо. Мне нравятся молодые люди, которые умеют говорить. Так что же вы хотите знать про Зигги?

– Как долго он здесь работал?

– С 1930 года и по прошлый год, когда ушел на пенсию.

– Он был честным? – спросил Хейз.

– Цель поражена с первого выстрела, – сказал Кавано.

– Что вы имеете в виду, сэр?

– Нечестным я бы его не назвал, – сказал Кавано. – Нет, это слово ему не подходит.

– А какое же?

– Зигги любил лошадей.

– Игрок?

– М-мм. Игрок, да еще азартный. Лошади, карты, кости, футбол, бокс – что ни назови, Зигги всегда был готов биться об заклад.

– Это каким-либо образом влияло на его работу?

– Видите ли... – заговорил было Кавано, но лишь пожал плечами.

– Были ли у него долги?

– Мне известен только один случай.

– Когда?

– В 1937 году. – И Кавано опять пожал плечами. – В 1937 году почти все жители нашего города жили в долг.

– Он проигрался?

– Да. Проиграл в покер три тысячи долларов.

– Много денег, – заметил Хейз.

– Даже нынче это немалая сумма, – согласился Кавано. – А в 1937 году это была куча денег.

– И чем же история завершилась?

– Его партнеры взяли с него долговую расписку, согласно которой он был обязан отдать деньги в течение шестидесяти дней. Шутить с ними было опасно. Я не оправдываю Зигги, я просто стараюсь объяснить, что он попал в настоящую переделку.

– И что же он сделал? Залез в кассу фирмы?

– Нет, конечно. С чего вы это взяли?

– Я решил было, что вы к этому ведете.

– Ни в коем случае.

– Так что же произошло, мистер Кавано?

– Он попытался шантажировать одного из наших клиентов.

– Рер?

– Да. Он работал над документами одного из наших клиентов, которому принадлежала компания, занимавшаяся фиксированием цен. Зигги решил выманить у него деньги, пригрозив, что, если тот ему не заплатит, он на него донесет.

23
{"b":"18602","o":1}