ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ну, и что же теперь делать? Допустим, Макинтайр это тот, кого мы ищем. Допустим, он был здесь, в городе, шестого октября, когда кто-то убил Марсию Шаффер, а также тринадцатого октября, когда кто-то, предположительно тот же самый человек, убил Нэнси Аннунциато. Допустим, я позвоню ему и спрошу, где он был в эти дни, а он повесит трубку и сбежит в Мексику или куда-нибудь еще. Классно. Он перелистал свой телефонный справочник и нашел номера полицейского управления Лос-Анджелеса. Набрав нужный номер, он попросил соединить его с отделом расследований.

— Браниган, — послышался голос в трубке.

— Говорит детектив Карелла из Айсолы. Есть проблема.

— Слушаю.

Карелла рассказал об убийствах. Упомянул имя, отмеченное на экземпляре журнала в спальне у Нэнси Аннунциато. Сказал, что этот человек живет в Лос-Анджелесе, добавил, что, если это действительно убийца, телефонный звонок может вспугнуть его. Браниган слушал.

— Так что надо-то? — спросил он наконец. — Ты хочешь, чтобы мы взяли его на себя?

— Мне кажется...

— Положим, мы начнем с визита к нему, — продолжал Браниган. — И положим, этот парень скажет, что в один из этих вечеров он играл в кегли, а мы спросим, с кем он играл, и он назовет имена. Итак, отлично, начали с этого. Далее мы скажем, что отправляемся по адресам этих троих, которых, может, и на свете не существует, а наш герой что в это время делает? Если наш герой действительно убийца, он сбегает в Китай. То есть делает то, чего ты опасаешься. Так зачем же тратить время? Если он действительно убийца, он ведь не скажет нам, что как раз в эти два дня был на Восточном побережье и занимался этими девчонками, так? Особенно, если у него хватит мозгов понять, что у нас нет оснований для его ареста до того, как вы предъявите ему официальное обвинение.

— Я думал, если вы возьметесь за него как следует...

— У вас там есть наш уголовный кодекс, или вы работаете в России? Итак, пошли по новой, мы отправляемся к нему домой, и, оказывается, он не может толком объяснить, где провел эти два вечера, или, может, даже скажет, что был на Восточном побережье, что сомнительно, не такой уж он дурак. С чего это убийца, если он убийца, будет раскалываться перед полицейскими? Но допустим, его объяснения звучат не слишком убедительно. Так себе мясцо, недожаренный гамбургер. А мы просим его пройти с нами в участок, чтобы ответить на наши вопросы. Он надевает шляпу, мы доставляем его сюда, предлагаем присесть, объясняем его конституционные права, ведь это уже не расследование на месте преступления, это уже допрос человека, и формально он находится под юрисдикцией полиции, и мы обязаны ознакомить его с правами. Допустим, он отказывается отвечать на наши вопросы, и это одно из его прав. Что тогда? Думаешь, мы можем обвинить его в убийстве первой степени на основании твоего звонка?

— Так я, разумеется, не думаю.

— И ничего удивительного, потому что поменяйся мы местами, и это я попросил бы тебя заняться каким-нибудь парнем, ты бы сразу понял, на какие неприятности нарываешься, верно? Верховный суд не любит продолжительных допросов и содержания под стражей без права переписки. Если этот парень будет просто молчать, тогда что делать? Держать его, пока ты сам сюда не примчишься? Да мы тут же по уши в дерьмо залезем.

— Ясно, — сказал Карелла.

— Слушай, я понимаю твои трудности. Ты звонишь этому парню, начинаешь задавать вопросы, он сразу смекает что к чему и хватается за шляпу. Но, боюсь, тебе все же придется рискнуть. К тому же вполне может быть, что какой-нибудь тип в ваших краях просто увидел это имя в журнале и использовал его. А наш парень может быть чист как стекло.

— Может, и так.

— Карелла, рад был твоему звонку, но у нас у самих тут дел по горло.

На том конце провода раздался щелчок.

«Кто не рискует, тот не выигрывает», — подумал Карелла и взглянул на часы. Семь тридцать. В Калифорнии только половина пятого. Хейз сидел за своим столом, за отчетом о посещении дома Аннунциато. Оба работали сегодня с без четверти восемь утра. Карелла устал, больше всего ему сейчас хотелось чего-нибудь выпить и принять горячий душ. Он снова бросил взгляд на листок с адресом и телефоном Макинтайра. «Ладно, здесь все равно ничего не придумаешь», — решил он и потянулся к трубке. На четвертом гудке отозвался женский голос.

— Да?

— Попросите, пожалуйста, Кори Макинтайра.

— Это его жена. А кто его спрашивает?

— Детектив Карелла из Айсолы, Восемьдесят седьмой участок.

— Одну минуту.

До него донеслись неясные голоса. Впрочем, он услышал, как мужчина вполне внятно произнес: «Кто?» Карелла ждал.

— Да, — услышал он наконец.

— Мистер Макинтайр?

— Да, я, — в его голосе слышалось удивление, а может, настороженность?

— Кори Макинтайр?

— Да, он самый.

— Кори Макинтайр, сотрудник журнала «Спортс ЮЭсЭй»?

— Ну да же, да.

— Мистер Макинтайр, извините за беспокойство, но не говорит ли вам что-нибудь имя Нэнси Аннунциато?

Молчание.

— Мистер Макинтайр?

— Я пытаюсь вспомнить. Аннунциато?

— Да. Нэнси Аннунциато.

— Нет, не знаю такой. А кто это?

— А некая Марсия Шаффер известна вам?

— Нет, и такой не знаю. Послушайте, что все это...

— Мистер Макинтайр, вы не были на востоке тринадцатого октября? Это четверг. Прошлый четверг.

— Нет, в прошлый четверг я был здесь, в Лос-Анджелесе.

— А не припомните ли, чем вы занимались вечером?

— А в чем, собственно, дело? Диана, чем мы занимались в прошлый четверг вечером?

Издали до Кареллы донеслось: «Что?»

— В прошлый четверг вечером. Этот деятель хочет знать, что мы... Слушайте, — снова в трубку заговорил он, — а в чем все-таки дело? Будьте уж так любезны объяснить.

— Мы расследуем цепь убийств...

— Ну а я какое к этому имею отношение?

— Был бы признателен, если...

— Слушайте, я сейчас повешу трубку.

— Вот этого бы я не стал делать на вашем месте.

— А почему, собственно?

— А потому, что дома у последней жертвы убийства мы нашли журнал «Спортс ЮЭсЭй», в котором ваше имя было обведено кружком.

— Мое имя?

— Да, сэр. На странице с выходными данными. Ваше имя. Кори Макинтайр. Среди других штатных репортеров.

— Слушайте, кто это? Ты что ли, Фрэнк?

— Опять Фрэнк? — донесся далекий голос жены Макинтайра.

— Говорит детектив Стивен Льюис Карелла из Восемьдесят седьмого участка...

— Фрэнк, если это опять какой-то из твоих дурацких розыгрышей...

— Мистер Макинтайр, уверяю вас...

— Номер вашего жетона?

— 377-80-34.

— Из Айсолы звоните?

— Да.

— Я перезвоню, — сказал Макинтайр. — За ваш счет, — добавил он и повесил трубку.

Через десять минут раздался звонок. В приемной подтвердили звонок за счет Восемьдесят седьмого и переключили на Кареллу.

— Ладно, вы действительно полицейский. Так что там с моим именем в кружке?

— Журнал нашли в спальне у убитой.

— И что это означает?

— Именно это я и пытаюсь выяснить.

— Она что, была убита в прошлый четверг?

— Да, сэр.

— Скажи ему, где мы были, — теперь голос жены был слышен вполне отчетливо. Она явно была раздражена.

— Мы с женой были на ужине в Брентвуде, — сказал Макинтайр. — У мистера и миссис Джозеф Фодерман. Мы приехали к ним около восьми...

— Дай им адрес, — вмешалась жена.

— ...а домой отправились в начале первого. Там были...

— ...и телефон.

— Помимо хозяев, было восемь человек. Если хотите, могу дать их имена.

— Нет, это необязательно.

— А адрес Фодерманов?

— Достаточно телефона, сэр.

— Собираетесь позвонить им?

— Да, сэр.

— И сказать, что вы подозреваете меня в убийстве?

— Нет, сэр. Просто хочу убедиться, что вы были именно там в четверг вечером.

— Тогда сделайте мне одолжение, ладно? Скажите им, что какой-то тип с Восточного побережья пользуется моим именем.

26
{"b":"18605","o":1}