ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мастер Ветра. Искра зла
Сетка. Инструмент для принятия решений
Радость изнутри. Источник счастья, доступный каждому
Раньше у меня была жизнь, а теперь у меня дети. Хроники неидеального материнства
Любовь яд
Дистанция спасения
Вдохновляй своей речью. 23 правила сторителлинга от лучших спикеров TED Talks
За закрытой дверью
Девушка, которая играла с огнем

Нелегко было Эрнандесу стать детективом. Во-первых, он обнаружил немало расовых предрассудков в самой полиции, несмотря на законы братства, царившие среди полицейских. К этому добавилось довольно необычное отношение со стороны части жителей района. Они считали Фрэнка своим и надеялись, что он будет вести себя не как страж закона, когда у них с этим законом возникнут неприятности. К своему несчастью, Фрэнки Эрнандес не мог вести себя по-другому. Ведь он поклялся. Сейчас он носил форму, и у него была работа, которую он должен делать.

И еще для Фрэнки Эрнандеса существовало Дело.

Фрэнки должен был доказать соседям, полиции, городу и, может быть, всему свету, что пуэрториканцы тоже люди. Коллеги, вроде Энди Паркера, иногда усложнили Дело. Он и до Энди встречал таких людей. Эрнандес даже думал, что если он станет шефом детективов всего города или полицейским комиссаром, то и тогда его будут окружать Энди Паркеры, всегда готовые напомнить, что он пуэрториканец.

Так что для Фрэнка Эрнандеса жизнь всегда была реальной, порой даже чересчур реальной.

– Нет, у меня никогда не возникало такого чувства, – ответил Фрэнки Эрнандес.

– Наверное, это все из-за дождя, – зевнул Коттон Хоуз.

Корабль "Фаррен" назвали в честь знаменитого и почтенного джентльмена из Уайт Плейнс, которого звали Джеком Фарреном. Однако, в отличие от Джека Фаррена, доброго, дружелюбного и симпатичного человека, который всегда имел при себе чистый носовой платок, его тезка-корабль представлял из себя ржавую, старую, некрасивую и грязную посудину.

Капитан был под стать своему кораблю.

Этот здоровяк с трехдневной щетиной во время всего разговора ковырял в зубах замусоленной щепкой от спичечного коробка, постоянно втягивая с шумом воздух через зубы, чтобы облегчить себе задачу. Капитан и Стив Карелла сидели в капитанской каюте, напоминающей гроб, в которой воняло потом и ржавчиной. Капитан постоянно цыкал зубом и тыкал в рот щепкой. В единственный иллюминатор стучал дождь. В каюте стоял не очень приятный запах жилья, плохой еды и отходов человеческого тела.

– Что вы можете сказать о Карле Андровиче? – спросил Карелла.

– А что вы хотите знать? – ответил моряк вопросом на вопрос. Его звали Кисовский. Разговаривал капитан Кисовский, как медведь, а двигался с грацией танка.

– Он долго плавал с вами?

– Два-три года, – пожал плечами Кисовский. – У него неприятности? Что он натворил?

– Нам ничего не известно. Он хороший матрос?

– Такой же, как и большинство других. Сейчас матросы не те, что раньше. Вот в пору моей юности были матросы. – И он с шумом втянул в себя воздух.

– Корабли тогда были из дерева, а люди – из железа, – сказал Карелла.

– Что? Ах, да, – Кисовский попытался улыбнуться, но вышла какая-то гримаса. – Я не настолько стар, дружище. Во времена моего детства были настоящие матросы, а не эти битники, которые только и делают, что занимаются своим.., этим, как его?., дзеном. Да, раньше были настоящие мужчины.

– Значит, Андрович не был хорошим моряком?

– Он был таким же, как все, до тех пор, пока не покинул корабль, – ответил капитан Кисовский. – В ту самую минуту, когда он не явился на "Фаррен", он стал плохим моряком. Я здорово поработал в то плавание – не хватало одного матроса. Пришлось погонять команду. Корабль похож на маленький город, дружище. В городе есть парни, которые метут улицы и водят поезда и трамваи, включают ночные фонари и работают в ресторанах, то есть делают то, что и является городом. Понимаете? О'кей. Допустим, исчез парень, который зажигает фонари. Вы ничего не видите ночью, так ведь? Ушел человек из ресторана, и никто не может поесть. Все будет или так, или вы должны найти им какую-то замену. А это значит, что нужно отрывать человека от другой работы. Так что, как ни крутись, все равно будет плохо. То же самое случилось и с Андровичем, хотя он был и дрянным матросом.

– Как это?

– Где бы мы ни останавливались, Андрович возвращался на корабль в стельку пьяный. И везде у него были дамы! Удивительно, как это он ничего не подхватил. Ведь он бегал за бабами, как кобель. Кроме удовольствий ему в этой жизни ничего не требовалось.

– В каждом порту по девочке? – уточнил Стив Карелла.

– Ага, и пил, как свинья. Я ему говорил: "Тебя же ждет дома молодая жена, а ты, наверное, хочешь привезти ей в подарок какую-нибудь заразу. Ты этого хочешь?" – спрашивал я его. А он в ответ только смеялся. Ха-ха, большой шутник. Вся жизнь большая шутка. Он смылся с корабля. Разве это моряк? – возмущенно спросил капитан.

– Здесь у него тоже была девочка, капитан Кисовский?

– Бросьте этого "капитана", – попросил Кисовский. – Называйте меня Арти, о'кей? А я буду звать вас Джорджем или как вас там зовут?

– Я – Стив.

– О'кей, Стив. Хорошее имя. У меня брата зовут Стивом. Силен, как бык. Может поднять грузовик.

– Арти, в нашем городе у него тоже была девочка?

Кисовский цыкнул зубом, сунул щепку подальше в рот и задумался. Затем он сплюнул на пол, пожал плечами и ответил:

– Не знаю.

– А кто знает?

– Может, кто-то из команды, но сомневаюсь. Мне известно все, что происходит на этой лохани. Вот что я вам скажу. Он вовсе не проводил все ночи с малышкой Лулу Белл или как там ее, черт возьми?

– С Мэг? Вы имеете в виду его жену?

– Ага, с Мэг. Он вытатуировал ее имя на руке. Андрович подцепил эту девчонку в Атланте. Провалиться мне на этом месте, если я знаю, как ей удалось окольцевать его! – пожал плечами капитан Кисовский. – Как бы там ни было, она женила его на себе, но это не значит, что она заставила его сидеть дома и вышивать салфетки. Как бы не так, сэр! Для этого парня жизнь существовала только за стенами дома. Никаких салфеток! Знаете, что он делал?

– Что?

– Когда мы приплывали сюда, он две недели слонялся по городу и развлекался, прежде чем шел домой. Там он говорил, что корабль только пришвартовался. Случалось, что мы отплывали через каких-то два дня после этого. Дружище, этот паршивец наставлял девчонке рога. Похоже, она неплохая девчонка, и мне ее даже немного жаль. – Капитан опять пожал плечами и сплюнул на пол.

– Где он слонялся, когда не был дома? – поинтересовался

Карелла.

– Везде, где имеются бабы, – ответил Кисовский.

– Бабы в этом городе имеются везде.

– Значит, он и гулял везде, – сделал вывод капитан. – Готов поспорить на пять долларов, что он и сейчас с девкой. Как только кончились деньги, сразу, небось, бросился к какой-нибудь Скарлетт О'Харе.

– Когда он исчез, у него было только тридцать долларов, – заметил Стив Карелла.

– Тридцать долларов, черт бы меня побрал! Кто вам такое сказал? Когда мы плыли из Пенсаколы, здесь состоялся большой крэп. Андрович оказался в числе выигравших. Он сорвал что-то около семисот баков, а это не шутка, Стиви. Прибавь январское жалованье. Его выдают только по приходе в порт. Тогда мы здесь простояли всего два дня. Пришвартовались двенадцатого, а отплыть должны были четырнадцатого, в Валентинов день. Так что парень не мог потратить больше штуки за два дня, – Кисовский задумался. – По-моему, по дороге в порт он подцепил какую-нибудь шлюху и развлекается с ней целый месяц. Когда монеты иссякнут, ваш Андрович примчится домой.

– Думаете, он решил отдохнуть от семейной жизни? – спросил детектив.

– Когда мы стояли в Нагасаки, этот парень.., ладно, это другая история. – После небольшой паузы капитан Кисовский поинтересовался:

– Вы не очень беспокоитесь о нем, так ведь?

– Ну, как вам сказать…

– И правильно делаете. Проверьте бордели и стриптизные клубы, Скид Роу, и вы найдете голубчика. Единственная загвоздка, по-моему, в том, что он не хочет, чтобы его нашли. Что вы намерены делать, когда застукаете его? Заставите вернуться к Мелиссе Ли или как там ее, черт возьми?

– Нет, мы не можем его заставить, – ответил Карелла.

– Тогда чего же вы хлопочете? – Кисовский опять втянул воздух через зубы и плюнул на пол. – Не беспокойтесь, он объявится.

14
{"b":"18607","o":1}