ЛитМир - Электронная Библиотека

– Да.

– Выходит, она не съехала, а просто не показывается.

– Да, возможно, она вернется. О'кей, поворачивайтесь, – велела Мэрла.

Коттон Хоуз повернулся. Мэрла надела простое черное платье, черные нейлоновые чулки и черные туфельки на высоких каблуках.

– Ровная стрелка на чулках? – спросила она.

– Ровная.

– Вам нравятся мои ноги? По-моему, они слишком худые для меня.

– Мне кажется – о'кей, – успокоил ее детектив. – Почему вы думаете, что Барбара вернется?

– По-моему, она с кем-то развлекается. Барбара любит мужчин. Она вернется. Поэтому, наверное, я не убрала фамилию с почтового ящика.

– Барабанщик Майк в числе мужчин, которые ей нравились? – поинтересовался Хоуз.

– Не знаю. По крайней мере, она никогда о нем не говорила. И он сюда никогда не звонил. Извините, мне нужно накраситься.

Девушка отодвинулась от Хоуза куда-то в угол и села перед огромным зеркалом. Туалетный столик был заставлен косметикой. Среди пузырьков и флаконов Хоуз заметил маленькую коробочку с этикеткой "Скинглоу". Он принялся ее рассматривать.

– Ваша? – спросил он.

– Что? – повернулась к нему Мэрла с губной помадой в руке. – О, да, моя. Моя и Тэффи, и Барбары. Мы все ею пользуемся. Очень хорошая пудра. Она не бледнеет на свету. Знаете, иногда при ярком свете кожа кажется очень белой. Конечно, неплохо выглядеть бледной, но не белой, как мертвец. Поэтому мы пользуемся "Синглоу". Она снимает бледность. Этой пудрой пользуются все актрисы.

– Не знаете фамилию Майка?

– Конечно, знаю – Чипарадано. Прелесть, правда?

– У него большие кисти?

– У всех мужчин большие руки, – ответила Мэрла.

– Я хотел спросить, вы не обратили внимание, у него, может, необыкновенно большие?

– Не обратила. – Девушка повернулась к полицейскому. – Ну как? Который час?

– Вы выглядите прекрасно. – Детектив посмотрел на часы. – Четверть первого.

– Опаздываю, – упавшим голосом заявила она. – Как, по-вашему, я выгляжу сексуально?

– Да.

– Ну что же. Тогда, значит, все о'кей.

– Не знаете, с кем встречалась Барбара? – спросил Хоуз. – С кем она могла бы убежать?

– Был один парень, который очень часто звонил ей. Послушайте, извините, но мне пора. Может, как-нибудь позвоните? Вы очень привлекательный парень. Если как-нибудь вечерком окажетесь в наших краях, заглядывайте. Моя чертова сожительница всегда варит кофе.

– Спасибо, – поблагодарил Коттон Хоуз. – Кто часто звонил Барбаре?

– Как его? Какая-то русская фамилия. Минуточку, я постараюсь вспомнить. – Мэрла Филлипс достала из ящика черную сумочку, бросила в нее губную помаду, пудру, мелочь и маленький женский бумажник. – Ну вот, наконец готово, – объявила она. – У меня есть адрес? – спросила она сама себя. – Есть. – После небольшой паузы девушка добавила:

– Его зовут Андрович. Карл Андрович. Моряк, кажется. Послушайте, Коттон, позвоните мне. Вы, надеюсь, не женаты?

– Нет. Вы сказали Андрович?

– Да, Карл Андрович. Обещаю, скучать не будете. Я не всегда так тороплюсь.

– Конечно, но…

– Пошли, мне нужно бежать! Быстрее! Может, хотите отправиться со мной на съемки? Нет, пожалуй, не надо. Я буду нервничать… Пошли, пошли. Захлопните дверь, Коттон!

Детектив захлопнул дверь.

– Все это черное из Франции. Лифчика практически нет. Фотографии должны быть…

– Когда Андрович звонил в последний раз? – спросил Хоуз.

– За несколько дней до ее исчезновения, – ответила Мэрла. – Смотрите, такси! Вы умеете свистеть?

– Конечно, но…

– Свистите!

Коттон Хоуз засвистел. Такси остановилось, и они забрались в машину.

– Куда, черт возьми, я подевала этот адрес? Минуточку, – попросила она водителя. – Езжайте пока в Холл. Я сейчас найду адрес. Думаете, она убежала с Андровичем? Это возможно, Коттон?

– Сомневаюсь. Андрович дома. Если только…

– Что если только?

– Не знаю. Наверное, нам придется поговорить с Андровичем.

– Вот адрес, – обрадовалась Мэрла. – Холл авеню, 695. Только побыстрее, пожалуйста. Я ужасно опаздываю.

– Леди, – ответил таксист. – Я еще ни разу не возил в этом такси ни одного пассажира, который бы ужасно не опаздывал.

Глава 12

В комнате детективов Хоуз сказал Карелле:

– Я выяснил фамилию барабанщика.

– Я тоже. Узнал телефон Чамберса и позвонил ему. Барабанщика зовут Майком Чипарадано. Я еще раз позвонил в профсоюз музыкантов, узнал адрес и номер телефона Майка…

– Уже звонил ему? – прервал его Хоуз.

– Да, никто не отвечает. Надо бы заскочить к нему после обеда. Ты ел?

– Нет.

– Пошли?

– О'кей. Кстати, нам придется заехать еще в одно место.

– Куда?

– К Андровичу.

– Зачем? Ведь наш Дон Жуан вернулся? – удивился Карелла.

– Да, но соседка Бабблз сказала, что Андрович часто ей звонил.

– Соседке?

– Нет, Барбаре.

– Андрович? Андрович звонил Бабблз Цезарь?

– Ага.

– Так, значит, он опять в деле?

– Похоже. Он звонил ей за несколько дней до исчезновения мисс Цезарь, Стив, – объяснил Коттон Хоуз.

– Гм… Что бы это значило?

– Он единственный, по-моему, человек, который может ответить на этот вопрос.

– О'кей. Значит, сначала поедим, затем к Чипарадано. Господи Иисусе, действительно язык можно сломать. И последний – наш влюбчивый моряк. Коттон, бывают времена, когда я очень устаю от этой работы.

– А ты когда-нибудь пытался угнаться за танцовщицей из стриптиз-клуба? – поинтересовался Хоуз.

Майк Чипарадано жил в меблированных комнатах на Шестой северной улице. Дома его не оказалось, и хозяйка сказала, что он не показывается уже с месяц.

Домовладелица была тоненькой женщиной в цветастом халате. Во время разговора она продолжала уборку в коридоре.

– Он задолжал за два месяца, – пожаловалась она. – Майк влип куда-нибудь?

– Когда вы видели его в последний раз, миссис Марстен? – поинтересовался Хоуз.

– В феврале, – ответила женщина. – Он задолжал за февраль и март, если, конечно, собирается здесь жить, хотя я в этом сомневаюсь. Вы так не думаете?

– Не знаю. Не могли бы вы показать его комнату?

– Конечно. Только не успокаивайте меня. Что он натворил? Он наркоман? Все музыканты наркоманы.

– Вот как? – удивился Карелла. Они начали подниматься по лестнице.

– Конечно. Они колются прямо в вену. Героин. Это яд! Его комната на третьем этаже. Я вчера там убирала, – тарахтела миссис Марстен.

– Вещи на месте?

– Да, и одежда, и барабаны. С какой это стати человек станет уезжать и оставлять вещи? Единственное объяснение, по-моему, это то, что он наркоман. Комната там, в конце коридора. Так что он сделал, вы сказали?

– Вы знаете точно, какого числа он исчез, миссис Марстен?

– Я могу точно назвать день, – ответила домовладелица, но почему-то не назвала.

– Так когда? – обратился к ней Хоуз.

– Двенадцатого февраля, накануне тринадцатого. Поэтому я и запомнила. Тринадцатое, пятница, чертова дюжина. Вот его комната. Секундочку, я сейчас открою дверь.

Она вставила в замок ключ.

– Что-то с замком. Нужно его заменить. – Наконец женщина открыла дверь. – Идеальная чистота. Вчера только убрала. Даже собрала с пола все его носки и белье. Я не выношу неряшливость. – Они вместе вошли в комнату.

– Вон около окна стоят его барабаны. Тот, что побольше, басовый. А вон там цилиндр. Все вещи висят в шкафу, бритвенные принадлежности – в ванной – все, как он оставил. Ничего не понимаю в этой истории, а вы? Так что? Так что, выговорите, он натворил?

– Вы видели, как он уходил, миссис Марстен?

– Нет.

– Сколько ему лет?

– Молодой парень. Как им не стыдно, этим молодым? Героин…

– Сколько ему лет, миссис Марстен?

– Двадцать четыре-двадцать пять, не больше.

– Высокий?

– По-моему, выше шести футов.

– Кисти большие?

– Что?

– Вы не заметили, у него большие руки?

20
{"b":"18607","o":1}