ЛитМир - Электронная Библиотека

Кисть отсекли чуть выше запястья так, что осколки лучевой и локтевой костей все еще были связаны с кистью. Кроме того, у медэксперта имелись все кости кисти: запястье, пясть и фаланга.

Продолжая работу, Блейни подумал, что неспециалисту все эти сложные процедуры покажутся учебной абракадаброй, бесцельной тратой времени.

– Ну что же, – сказал сам себе Пол Блейни, – пусть неспециалисты идут к дьяволу. Я отлично усвоил, что каждому периоду образования костного вещества соответствует определенный возраст. Поэтому, изучая данные кости, я сумею довольно точно определить возраст этого мертвого белого мужчины, и как раз это я и собираюсь сделать. Так что пусть неспециалисты катятся ко всем чертям!

На осмотр костей ушло почти три часа. На бумаге появились такие известные только посвященным термины, как "проксимальный эпифиз мышц", "ос магнум" и т.д. Окончательно Пол Блейни записал: "Возраст – 18 – 24".

Когда он перешел к определению роста и веса жертвы, медэксперт в отчаянии поднял руки. Если бы ему принесли все бедро, плечевую кость или луч, он бы просто измерил их и вычислил рост владельца кисти по формуле Пирсона. Если бы он хотя бы располагал всем, а не частью луча!

Но, к несчастью, Блейни не располагал полным лучом. Поэтому он даже не стал пытаться определить рост. Хотя кисть давала довольно полное представление о размерах остальных частей тела жертвы, он не смог бы установить вес, не зная типа сложения и толщины жировой прослойки жертвы. Поэтому он завернул кисть и повесил на нее бирку для доставки лейтенанту Сэмюэлю Гроссману в лабораторию главного полицейского управления. Блейни знал, что Гроссман проведет развернутый анализ крови, чтобы выяснить группу крови. И еще Гроссман, несомненно, попытается снять с отсеченной кисти отпечатки пальцев. Пол Блейни не сомневался, что в этом случае у Гроссмана ничего не выйдет. Неизвестный преступник аккуратно срезал кожу с каждого кончика пальца. Даже волшебник не сумел бы снять отпечатки пальцев с этой кисти, а Гроссман к тому же и не был волшебником.

Итак, Пол Блейни отправил кисть и написал в официальном заключении для 87-го участка:

"Цвет кожи – белый.

Пол – мужской.

Возраст – 18-24".

Парням придется плясать от этой информации.

Глава 4

Детектив Стив Карелла первый занялся этим делом. Сидя на следующий день рано утром за своим столом рядом с зарешеченными окнами комнаты детективов и наблюдая, как капли дождя стекают по стеклу, он набрал номер Пола Блейни.

– Доктор Блейни, – раздался голос на другом конце провода.

– Блейни, это Карелла из 87-го участка.

– Хеллоу, – поздоровался Блейни.

– Я получил ваше заключение, Блейни.

– Ну и что, что-нибудь не так? – немедленно ощетинился Блейни.

– Ничего, – заверил его Карелла. – Наоборот, думаю, это очень полезная информация.

– Рад это слышать, – успокоился Пол Блейни. – Очень редко кто-нибудь в вашей чертовой полиции признает, что и от медэксперта бывает толк.

– У нас в 87-м участке все по-другому. Мы всегда очень надеемся на ваши заключения.

– Очень рад, – повторил Пол Блейни. – Когда человек дни и ночи напролет работает с трупами, у него начинают возникать сомнения. Знаете, кромсать мертвые тела не такое уж веселое занятие.

– Вы проделали отличную работу, – похвалил Стив Карелла.

– Благодарю.

– Серьезно, – горячо добавил Карелла. – У вас неприметная профессия, но можете быть уверены, мы ценим вашу работу.

– Благодарю вас. Спасибо.

– Если бы мы платили вам за каждое дело, в котором вы нам помогли, хотя бы пять центов, вы бы давно стали миллионером, – еще горячее признался Карелла.

– Ну что же, большое спасибо. Что я могу для вас сделать, Карелла?

– Вы написали отличное заключение, очень полезное. Но есть одна деталь…

– Да?

– Интересно, не могли бы вы мне что-нибудь рассказать о человеке, который все это сделал?

– Все это сделал? – не понял доктор.

– Да. В вашем заключении написано о жертве. Это прекрасно, но…

– Что?

– Прекрасно и очень полезно. Ну а что о преступнике?

– О преступнике?

– Ну да, о мужчине или женщине. О том, кто отсек эту кисть? – пояснил Стив Карелла.

– А, ну конечно, – сообразил Блейни. – Знаете, когда долго осматриваешь трупы, то забываешь, что эти трупы откуда-то берутся. Понимаете? Это становится.., ну.., что-то вроде математической задачи.

– Понимаю. Вы можете что-нибудь сказать о человеке, который отсек кисть? – повторил вопрос Карелла.

– Ее отсекли чуть выше запястья.

– Чем?

– Или большим ножом для рубки мяса, или топориком, по-моему. Во всяком случае, чем-то похожим, – ответил доктор.

– Чистая работа?

– Относительно. Ему или ей пришлось перерубить кости. Однако никаких пробных порезов или царапин нет. Так что человек, который отсек кисть от тела, скорее всего, не из слабонервных.

– А умелый?

– Что вы имеете в виду? – не понял Пол Блейни.

– Ну, вам не кажется, что преступник знаком с анатомией? – объяснил детектив.

– Не думаю, – не согласился доктор. – Самым логичным местом для отсечения является запястье, где соединяются лучевая и локтевая кости. Отсечь кисть в запястье значительно легче, чем рубить кости. Нет, не думаю, что преступник по-настоящему знает анатомию. Я даже не могу понять, почему вообще эту кисть отрезали. А вы?

– Что-то теперь я вас не понимаю, Блейни.

– Вы же, наверное, не раз сталкивались с подобными делами, Карелла? Обычно находят голову, затем туловище и, наконец, конечности. Но если кто-то намерен отрезать всю руку, зачем отрезать кисть? Понимаете? Ведь это же дополнительная работа, в которой я просто не вижу смысла.

– Теперь понимаю, – медленно произнес Карелла.

– Большинство трупов расчленяют или калечат, чтобы сложно было установить их личности. Кстати, поэтому с кончиков пальцев и срезали кожу.

– Несомненно.

– Тогда ваши преступники расчленяют тело, чтобы было легче от него избавиться, – добавил Блейни. – Но отсечение кисти? Как оно может служить этим целям?

– Не знаю, – признался детектив. – Как бы там ни было, мы имеем дело не с хирургом, правильно?

– Да.

– А как, по-вашему, мясник не подойдет?

– Может, и подойдет. Кости перерублены с большой силой. Вполне вероятно, что преступник знает, как обращаться с подобными инструментами. И не забывайте про кожу на пальцах.

– О'кей, Блейни, большое спасибо.

– Пожалуйста, – ответил счастливый доктор и положил трубку.

Стив Карелла некоторое время продолжал думать о расчлененных телах. Неожиданно у него во рту появился очень кислый привкус. Карелла отправился в канцелярский отдел и попросил Мисколу сварить кофе.

Кабинет капитана Фрика находился на первом этаже. Сейчас здесь на ковре пребывал полицейский по имени Ричард Генеро. Капитан Фрик являлся начальником 87-го участка, но в деятельность сыскного отдела вмешивался редко. Он не отличался большой сообразительностью да и, честно говоря, умом. Фрику нравилась работа полицейского, но еще больше капитану хотелось стать кинозвездой. Кинозвезды постоянно общаются с роскошными женщинами, а полицейские капитаны только орут на незадачливых подчиненных.

– Должен ли я понимать, Генеро, что ты не знаешь, кто оставил эту сумку на тротуаре – мужчина или женщина? Так?

– Да, сэр.

– Ты не можешь отличить мужчину от женщины, Генеро?

– Да, сэр. Я хочу сказать, могу, сэр, но лил дождь.

– Ну и что?

– Лицо этого человека было спрятано под зонтом, сэр.

– Этот человек был в платье?

– Нет, сэр.

– В юбке?

– Нет, сэр.

– В штанах?

– Вы имеете в виду брюки, сэр?

– Да, конечно, я имею в виду брюки! – взорвался Фрик.

– Да, сэр. Вернее, они могли быть брюками, которые носят и женщины, и мужчины, сэр.

– И что ты сделал, когда увидел на тротуаре сумку, Генеро?

4
{"b":"18607","o":1}