ЛитМир - Электронная Библиотека

"Жаль, что я не ношу шляпу, – подумал Берт Клинг. – Лучше бы я был бизнесменом. Они, по крайней мере, чувствуют себя в шляпах очень уютно".

Белокурые волосы намокли и прилипли к голове. Клинг стоял на углу и наблюдал за:

– открытой парковочной стоянкой на одном углу;

– оградой парка на третьем углу;

– голой стеной какого-то склада.

Ни одного козырька, под который можно спрятаться, ни одной двери, в которую можно нырнуть, ничего, кроме широкого открытого пространства Изолы и дождя, который низвергался на него, как казачья лава в одном итальянском фильме.

"Черт бы тебя побрал, Карелла, где ты? Ну иди же, Карелла,

– заклинал Клинг, – неужели у тебя нет сердца?"

Наконец к тротуару подъехала полицейская машина без эмблем. На столбе висело объявление: "С 8.00 до 18.00 не останавливаться и не парковаться". Карелла вылез из машины.

– Привет. Давно ждешь?

– Почему ты, черт возьми, задержался? – возмутился Клинг.

– Перед самым отъездом позвонил Гроссмак из лаборатории. – Ну и как?

– Он занимается и кистью, и сумкой. Сказал, что завтра пришлет заключение.

– Снимет отпечатки пальцев?

– Едва ли. Кончики пальцев изрезаны в клочья. Послушай, может, обсудим это за чашкой кофе? Зачем мокнуть? Мне к тому же хотелось бы взглянуть на карточку того моряка перед тем, как пойдем к его жене, – предложил Стив Карелла

– Я бы не отказался от кофе, – согласился Клинг.

– Она знает о нашем приходе?

– Не знает. Думаешь, надо было ей позвонить?

– Нет, так будет лучше. Вдруг мы найдем ее с телом в сундуке и огромным ножом в изящной ручке.

– В середине квартала – кафе. Давай выпьем кофе там. Пока ты будешь смотреть карточку, я позвоню Клэр.

– Хорошо.

Они вошли в кафе, сели в кабину и заказали по чашке кофе. Пока Клинг звонил своей невесте, Карелла, отхлебывая кофе дважды внимательно прочитал фотокопию розыскной карточки.

Когда Клинг вернулся к столу, на его лице играла улыбка.

– Что случилось? – спросил Карелла.

– Ничего особенного. Отец Клэр сегодня утром уехал в Нью-Джерси, вот и все. Вернется только в понедельник.

– И это дает тебе пустую квартиру для уик-энда, да?

– Я об этом и не думал, – возразил Клинг.

– Рассказывай, – не поверил Карелла. – Когда ты собираешься жениться на ней?

– Она сначала хочет получить степень бакалавра.

– Зачем? – удивился Карелла.

– Откуда я знаю.

– А что она захочет после этого? Докторскую степень? – не успокаивался Карелла.

– Может быть, – опять пожал плечами Клинг. – Послушай, при каждой встрече я прошу ее выйти за меня замуж, но она стоит на своем. Что я могу сделать? Не могу же я послать ее к черту?

– Думаю, нет.

– Вот то-то и оно. – После некоторой паузы Берт Клинг добавил:

– Черт побери, в конце концов, если девушка хочет получить образование, не могу же я ей это запретить?

– По-моему, не можешь.

– Ты бы запретил?

– Едва ли.

– Что я могу сделать, Стив, черт побери? Я должен выбрать: или ждать, или вообще не жениться. Верно?

– Верно, – согласился Стив Карелла.

– А так как я хочу на ней жениться, значит, выбора у меня нет. Остается ждать. – Берт Клинг задумался. – Господи Иисусе, не дай бог она окажется одним из тех ученых сухарей! Остается только ждать.

– Мне кажется, ты принял правильное решение.

– Единственное.., буду с тобой откровенным, Стив. Боюсь, она забеременеет и тогда придется срочно жениться. Понимаешь? Это будет не так, как если бы мы женились по собственной воле. Я хочу сказать, что мы любим друг друга и все такое. Но все это будет не то. О господи, не знаю, что делать!

– Будь осторожнее, вот и все, – посоветовал Карелла.

– Мы и так осторожны. Знаешь что, Стив?

– Что?

– Лучше бы нам не спать до свадьбы… Моя домохозяйка так и пялится на меня каждый раз, когда я привожу Клэр. Затем нужно, сломя голову, везти ее домой, потому что ее отец самый строгий отец в мире. Я вообще удивился, что он оставил ее одну на весь уик-энд. Черт, зачем ей нужна эта степень, Стив? Наверное, лучше бы до свадьбы ее совсем не трогать, но я просто не могу без этого. При виде Клэр у меня сразу же пересыхает в горле. У тебя… Впрочем, извини, Стив, я не хотел вмешиваться в твою интимную жизнь.

– Да, у меня тоже так, – подтвердил Карелла. Клинг на мгновение задумался, затем сказал:

– Завтра у меня выходной, а в воскресенье опять на работу. Как ты думаешь, никто со мной не поменяется? Например, на вторник? Не хочется разрывать уик-энд.

– Как ты собираешься его провести? – спросил Стив Карелла.

– Ну…

– Оба дня? – удивился Карелла.

– Ну, знаешь…

– Начиная с сегодняшнего вечера? – еще больше удивился Карелла.

– Понимаешь, Стив…

– Я бы отдал тебе свое воскресенье, но боюсь…

– Правда? – обрадовался Берт Клинг.

– ..что ты будешь не в форме в понедельник утром, – закончил Стив Карелла. – Весь уик-энд? – изумленно переспросил он.

– Старик не так уж часто уезжает.

– Пылкая молодость, где ты? – Карелла покачал головой. – Конечно, можешь забрать мое воскресенье, если шеф не будет возражать.

– Спасибо, Стив.

– Или Тедди ничего не запланирует, – добавил Карелла.

– Смотри, не передумай, – встревожился Клинг.

– О'кей, о'кей, – Карелла постучал по фотокопии указательным пальцем. – Что думаешь об этом моряке?

– Выглядит обещающе, по-моему. Во всяком случае, он как раз такой высокий – шесть футов четыре дюйма. Да и весит немало – двести десять фунтов. Не карлик, Стив.

– Да, наша кисть принадлежит крупному мужчине. – Стив Карелла допил кофе. – Пошли, влюбленный, посмотрим на эту миссис Андрович.

Когда детективы встали, Берт Клинг заметил:

– Не такой я уж большой влюбленный, Стив. Просто.., ну…

– Что?

– Просто мне это нравится, – ухмыльнулся Клинг.

Глава 6

Маргарет Андрович оказалась девятнадцатилетней блондинкой, которую поэт назвал бы гибкой, как ива. Она была худощавой. Уменьшительное "Мэг" не совсем ей подходило, потому что рост Маргарет равнялся пяти футам семи дюймам, и в ней чувствовалась мягкость стального троса. В нынешние времена, когда почему-то особенно принято называть стройных женщин противными именами, Мэгги подошло бы Маргарет больше, чем "Мэг", как Карл Андрович вытатуировал у себя на левой руке. Девушка спокойно и уверенно поздоровалась с детективами в дверях, пригласила в гостиную и предложила присесть.

Стив Карелла и Берт Клинг сели.

Маргарет Андрович действительно была худой и обладала угловатой женственностью, которую обычно требуют от манекенщиц. В данный момент Мэг Андрович, однако, находилась не на страницах журнала "Воуг", а у себя в гостиной. На ней был розовый стеганый халат и розовые, отделанные мехом тапочки, которые выглядели как-то не к месту на такой высокой девушке. Лицо Маргарет было таким же угловатым, как и тело, с высокими скулами и ртом, казавшимся слегка припухшим даже без губной помады. На узком лице доминировали огромные голубые глаза. Говорила она со слабым, едва уловимым

270 южным акцентом. Девушка напоминала женщину, которая знает, что ее вот-вот ударят в лицо, и которая спокойно ждет удара.

– Вас интересует Карл? – тихим голосом спросила она.

– Да, миссис Андрович, – ответил Карелла.

– Вы о нем что-нибудь узнали? С ним все в порядке?

– Ничего определенного мы вам сказать не можем, – сказал Карелла.

– Ну хоть что-нибудь?

– Нет, нет. Мы просто хотели еще кое-что выяснить.

– Понятно, – неопределенно кивнула Мэг. – Так, значит, вы о нем ничего не слышали?

– К сожалению, ничего.

– Ясно. – Девушка опять кивнула.

– Не могли бы вы рассказать, что случилось утром, когда он ушел из дома?

– Могу, – ответила Маргарет Андрович. – Он просто ушел и все. Тот уход ничем не отличался от других, когда Карл отправлялся в плавание. Только на этот раз он не попал на корабль, – пожала плечами девушка. – С тех пор я не знаю, что с ним. Прошел уже почти месяц.

7
{"b":"18607","o":1}