ЛитМир - Электронная Библиотека

— A, bien, — сказала она, — это ошиб...

— Нет, — недослушал он.

Слово, имеющее одно и то же значение и в английском, и в испанском.

«Нет».

Мягко.

«Нет, мы не ошиблись. Ты — Мэри Энн Холлис. И мы убьем тебя, если ты не отдашь деньги, которые украла у Идальго».

И все в одном этом слове.

«Нет».

А сумочка все еще висит у нее на плече.

А нож — в сумочке.

Часы над камином показывают четверть четвертого.

Я буду дома где-то в половине пятого, до встречи! Люблю тебя!

Уже бесполезно чего-то ждать. Свершить или умереть. Доставай нож или...

В комнате слышно тиканье часов. Нос перестал кровоточить. Она отложила полотенце, глядя на свое отражение в зеркале напротив кровати, вставленное в роскошную раму, свое отражение, частично закрытое спинами двух джентльменов из Буэнос-Айреса.

— У меня есть документы, — сказала она, — мои водительские права...

Уроду достанется первому.

— Нам не нужны документы, — ухмыльнулся красавчик Рамон. — Мы и так точно знаем, кто ты такая.

— Но, понимаете, именно это...

Она постепенно перемещалась по комнате к тому месту, где, потеряв бдительность, стоял урод.

— Если б я только могла доказать вам, что я — не тот человек, за которого вы меня принимаете, я...

По пути ее рука скользнула в сумочку.

— ...вы поняли бы, что ошиблись...

— Тут нет ошибки, — сказал Рамон, тряхнув головой.

Пальцы ищут нож.

— Да нет же, послушайте, я бы с удовольствием вернула вам деньги...

— Так плати и заткнись! — крикнул Рамон.

Пальцы сомкнулись на рукоятке ножа.

— ...но я совсем не та, кто вам нужен. Я вам точно говорю. Правда...

— Хватит этого дерьма! — сказал Карлос.

«Verdad!»[21] — подумала она и выхватила нож из сумочки.

Она допустила ошибку, замахнувшись слишком высоко.

Ей надо было бы ударить снизу, по кишкам, вонзить лезвие и рвануть его на себя, поперек живота, и ему пришлось бы прикрываться руками, отражая ее удар, таким неуклюжим, неестественным движением. Но вместо этого она нацелилась на его горло. Одеревеневшая от напряжения рука вытянута, пальцы сжимают рукоятку ножа, лезвие устремлено к горлу, как шпага матадора, — в этом была ее ошибка. Потому что в инстинктивном защитном движении боксера он тут же вскинул руки, мгновенно сжались кулаки для того, чтоб отделать ее, и лишь через мгновение он осознал, что происходит: она бросилась на него с ножом! Вот ее нож!

В его глазах был немой вопрос: «Неужели?»

«Ah si»? В таком случае я разобью твое трахнутое лицо!

Она в ту же секунду увидела эти глаза, прочла в них все; ей много раз доводилось видеть такие же глаза, когда ее били и насиловали в тюрьме Мехико, и она подумала: «Ну уж нет, больше такого не повторится!» Нож замер на полпути, она подалась назад, чтоб он не смог ее схватить, не смог вцепиться своими толстыми пальцами в ее запястье.

Она перенесла опору с одной ноги на другую, широко расставив их и свирепо глядя на Карлоса, нож плясал в воздухе перед его глазами, описывая маленькие круги, ловя движения соперника. Он уже отбросил мысль полезть за пистолетом в карман или куда еще он, к черту, его засунул. Значит, он уважал нож. Не выйдет из тебя в Буэнос-Айресе даже дерьмового хулигана, если тебя хоть раз не порезали. А ты не зря сидела в мексиканской тюрьме — научилась читать по глазам. Глаза громилы говорили, что у нее — нож, а у него нет желания попасть под него. Ее глаза говорили: «Малейшее движение к пистолету — и я выколю тебе глаза! Ослеплю!» Мексиканская ничья.

Она совсем упустила из виду красавчика.

Он скользил изящно и быстро, как танцор фламенко. Еще миг и было бы слишком поздно, она заметила его краем глаза и мгновенно повернулась вправо, как только он ринулся на нее. И опять она подумала: «Ну уж нет!», описав широкую дугу ножом. Он вскинул руку, пытаясь отразить удар, потом стал пятиться, будто вспомнив, что противостоит холодной твердой стали, но поздно! Нож настиг его. Он прошел сквозь мясистую плоть на краю кисти, оставив после себя широкую кровавую рану. Он вскрикнул «А-а-а-а» и схватился за эту руку свободной левой, укачивая ее, пытаясь убаюкать, прижав к телу обе руки, — тут она снова бросилась на него.

И снова ударила.

Обе руки были жестоко порезаны, пока он прикрывал ими живот, лезвие раскроило левую руку до кости, до суставов. Вдруг он начал хныкать. Из носа текло рекой. В глазах застыл ужас, нос кровоточил, руки в крови, а он хнычет, как ребенок. Сейчас они оба были в поле ее зрения, красавчик отпрянул к уроду, пистолета по-прежнему нигде не видно, ее удивляло, почему тот не вынимает пистолет. И вдруг ее осенило, на мгновенье вспыхнула радость: они не могут ее убить! Убей они ее, им не видать денег, из-за которых они все это и затеяли. В том мире, где они живут, провинившихся должников не убивают, разве лишь в назидание другим должникам. Хотите получить свои деньги? Угрожайте, калечьте — да, вы можете жестоко избить ее — но никак не убить. Если вам, конечно, нужны деньга. Они не могут убить ее!

Мэрилин вдруг почувствовала себя непобедимой.

— Ну, давайте! — весело вскрикнула она.

Помахивая ножом перед собой.

— Ну, давайте, вы, членососы!

По-испански, так чтобы до них полностью дошло то, что она сказала.

Нож резал воздух.

— Хотите попробовать? Так вперед! Начинайте!

Красавчик все еще хныкал, прижимая согнутые руки к животу. Рубашка вся залита кровью.

В глазах громилы Мэрилин могла прочесть о своей смерти.

Она чуть не расхохоталась. Как же ему хотелось прикончить ее, но он не мог себе этого позволить! Злобой перекосило лицо, губы дрожат от бессилия. Его охватило бешенство, нарастающая в нем ярость сотрясала его, как вулкан перед извержением. Лицо побагровело, зубы стиснуты, рот дергается, глаза сверкают.

— Ну что, давайте! — подзадорила она.

Надеясь, что он решится.

На самом деле желая, чтоб он отважился.

«Глаза тебе выколю! — решила она про себя. — Избавлю тебя от них».

Но он отшатнулся от нее, проводя мимо нее красавчика и не спуская глаз с ножа, далеко обошел ее и направился к выходу из спальни. Мэрилин настороженно поворачивалась так, чтобы нож постоянно находился между ними, пронзая воздух. Красавчик не переставая хлюпал носом. В дверях громила прошептал: «Volveremos!»

Что означало: «Мы вернемся!»

* * *

Никто на Одиннадцатой улице не имел представления о том, что произошло в Пасхальное воскресенье. Следовательно, каждому жителю района было доподлинно известно все, что случилось. Но о таких делах с копами беседовать вообще не полагалось. Когда на вас кто-то наезжает, вы идете к парням, которые во всем этом смыслят. Копы ведь только и умеют, что выписывать штрафы за неправильную парковку да ковырять пальцем в заднице.

Здесь была очень популярна история о четырех парнях, которые как-то ночью нагрянули в «Грот Капри». Это ресторан на Эйнсли-авеню, правильное его название «Иль Гротто ди Капри», но все его зовут «Грот Капри», даже сами хозяева. Так вот, эти черные парни заваливаются в ресторан в пятницу, когда там толпа народу. Все перепоясаны огромными пистолетами вроде 45-го калибра или «магнума», в зависимости от рассказчика. Они тычут пистолетами в лицо кассиру и сообщают ему, это, мол, ограбление, парень, а тут же стоит и метрдотель со скрещенными на груди руками, трясет головой. Как будто он не верит своим глазам, парень! Это ж надо — четыре трахнутых ниггера заходят в заведение, до гвоздя принадлежащее мафии, и приступают к работе! Изумительно! Ну, они опустошают кассу и уходят в ночь, а метрдотель все качает головой и не может прийти в себя от изумления. На следующий день один из ниггеров вновь появляется в ресторане. Рука на перевязи, правый глаз открывается наполовину, голова забинтована. Он приносит с собой кейс. Спрашивает хозяина, а потом говорит ему, что прошлой ночью они с приятелями совершили ужасную ошибку, имея в виду то, что натворили здесь, вот, парень, возьми все свои деньги назад, кто старое помянет, тому глаз вон, парень, держи кейс!

вернуться

21

Поистине! (исп.)

21
{"b":"18609","o":1}