ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Час расплаты
Грей. Кристиан Грей о пятидесяти оттенках
Борис Сичкин: Я – Буба Касторский
Театр отчаяния. Отчаянный театр
Практический курс трансерфинга за 78 дней
Как говорить, чтобы дети слушали, и как слушать, чтобы дети говорили
Я белый медведь
Вино из одуванчиков
Поединок за ее сердце

— Да. Мейер говорит, что тот все еще мочится в постель из-за этого. Патеру нанесли семнадцать ран. Это, вероятно, признак бешенства.

— Согласен. Так найдите ее!

— Мы стараемся.

— Что скажете о его секретаре? — спросил Бернс.

— А что можно сказать о ней? — удивился Хейз.

Как показалось Карелле, с защищающей интонацией.

— А не с ней ли баловался священник?

— Я так не думаю, — сказал Хейз.

— Какие у тебя для этого основания?

— Ну... просто не похоже, чтобы она могла заниматься такими вещами.

Бернс внимательно посмотрел на него.

— Просто она не может, — сказал Хейз и пожал плечами.

— Классный вития, да? — усмехнулся Бернс.

— Простите, кто?

— Самый одаренный ученик в классе, невероятно красивый, умница, честолюбивый. И убивает мать, отца, обеих сестер и еще золотую рыбку в аквариуме. И невозможно было даже подумать, что он способен на такое! Точно?

— Кажется...

— Мне твои «кажется» не нужны! — вскипел Бернс. — И не рассказывай мне сказки о секретаршах, которые не дурачатся со своими боссами! Выясни, где она была и что делала в ночь убийства!

— Да, сэр! — ответил Хейз.

— И найдите мать этого голубого, Хоббса, проверьте, что за чертовщина там творится!

— Да, сэр! — ответил Карелла.

— Выполняйте! — закончил Бернс.

* * *

Карелла предположил, что дождливый день — самое подходящее время для посещения церкви обожателей дьявола. Идя по улице, сквозь завесу дождя он увидел старые, закопченные камни того, что когда-то было, и было очень давно католической церковью. Потом, во времена гражданской войны, стало зернохранилищем, потом — баптистской церковью, далее — большим магазином по продаже швейных машинок, затем — выставкой античности и изделий художественного промысла, пока не стало разрушаться внутри и снаружи. А сейчас это была церковь Безродного, хотя внешне ничто не говорило об этом случайному наблюдателю.

Он увидел лишь мокрые, закопченные стены на фоне свинцового неба, контуры здания, которое, казалось, подобно диковинному животному, приготовилось к прыжку, но, к счастью, было прикованно к земле контрфорсами[40]. Он поднялся по невысоким гладким ступенькам к главному входу и покрутил ручки обеих створок дверей. Но обе были заперты. Тогда он обошел церковь в поисках дома священника. В каменной нише обнаружил кнопку звонка. Над ней на тусклой медной табличке виднелась надпись: «Звонить по делу». Он позвонил по делу. И стал ждать под дождем.

Дверь открыла блондинка с длинными волосами. Курносый нос был усеян веснушками, среди них блестели глаза цвета кобальта. На ней были синие джинсы и белая тенниска. На левой стороне груди, как тайный знак, красовалось небольшое красное изображение головы дьявола. Карелла понял, что попал по адресу.

— Что вам угодно? — спросила она.

— Мне нужен мистер Лютерсон, — сказал Стив и предъявил свой «щит» и удостоверение.

— А вы не тот, с кем мы разговаривали, — напомнила она.

— Совершенно верно, — признался Карелла. — Можно войти? На улице сыровато, знаете ли.

— О да! — воскликнула она. — Извините меня, входите, входите, пожалуйста!

Она отступила, пропуская его. Девушка была, как он заметил, босая. Они оказались в маленьком овальном вестибюле, отделанном камнем. Вокруг виднелись такие же ниши, как и в церкви Святой Екатерины, если не считать того, что в них не было святых.

— Разве Эндрю Хоббс не приходил к вам? — сразу же спросила она.

— Ко мне лично — нет, — сказал Карелла. — Но он с нами разговаривал.

— Тогда вам, вероятно, известно, что это он...

— Да, нарисовал звезду.

— Пентаграмму!

— Да.

— Позвольте мне сообщить Скаю о вашем приходе, — сказала она. — Будьте добры, еще раз ваше имя?

— Карелла, детектив Карелла.

— Я доложу ему, — произнесла она и, повернувшись, исчезла в темноте.

Он остался ждать в вестибюле. Снаружи шумел дождь в водосточной трубе. Любопытно, чем они здесь занимаются? Читая сообщения обо всех этих сенсационных ритуальных убийствах, о том, как люди убивают людей в честь дьявола, начинаешь думать, что весь мир поклоняется сатане. Режут горло младенцам, сливая кровь в жертвенники. В большинстве из этих культов в жертву приносились куры или козы, вряд ли люди эти были так глупы и безрассудны, чтобы дойти до человеческих жертвоприношений. Здесь, в этом городе, не было законов, запрещающих принесение животных в жертву. Но кто скажет, что, бросая раков в кипящую воду, вы не совершаете подобное жертвоприношение? Но были законы, запрещающие негуманные методы убийства, и если у вас вдруг появилось желание взять с поличным тех, кто практикует жертвоприношения животных, вы всегда могли поймать их на этом дерьмовом нарушении! Но он пришел сюда не для преследования культа. Он должен кое-что выяснить о...

— Мистер Карелла?

Он обернулся.

В вестибюле появился, выйдя из-за портала, высокий блондин. Как и та женщина, он носил джинсы, белую тенниску со знаком в виде дьявольской головы. И он тоже был босиком. Стройная фигура штангиста. Гладко выбрит. Карелла мог поспорить на месячную зарплату, что этот кот сидел в свое время в тюрьме. Изгиб почти совершенного носа, если в его когда-то не перебили. Рот Мика Джаггера. Жемчужно-белые зубы. Такие же синие, как у той женщины, глаза, уж не брат ли они с сестрой?

— Я — Скайлер Лютерсон, — улыбаясь, представился он. — Добро пожаловать в церковь Безродного!

Он протянул руку. Они обменялись коротким рукопожатием. Пожатие Лютерсона было твердым и сухим. Карелла где-то вычитал, что такое пожатие — признак характера. В отличие от вялого и влажного, предположил Карелла. Он был готов биться об заклад на еще одну месячную зарплату, что огромное число убийц в мире обладает именно таким твердым и сухим пожатием.

— Заходите! — сказал Лютерсон и повел его сквозь арку в сторону, противоположную той, откуда он вышел; они прошли по каменному коридору мимо пустых ниш, а затем он отворил тяжелую дубовую дверь в отделанную деревом комнату, когда-то служившую библиотекой, а сейчас украшенную рядами пустых полок. В центре комнаты стоял стол из дорогого магазина. Позади него было одно, а впереди два кресла. В углу комнаты торшер с кремовым абажуром. Лютерсон сел за стол, Карелла расположился напротив.

— Итак, — сказал Лютерсон, — надеюсь, вы продвигаетесь в вашем расследовании?

Кисти рук сцеплены, но пальцы мягко касаются друг друга. И смотрит на Кареллу поверх своих рук, приятно при этом улыбаясь.

— Не особенно, — отозвался Карелла.

— Жаль слышать это. Я полагал, когда мы предложили наше сотрудничество, что оно, по крайней мере, снимет всякие сомнения с этой стороны дела. То есть, что в этом может быть замешан кто-то из нашей церкви. Я говорю об убийстве патера.

— Угу, — согласился Карелла.

— Вот почему мы попросили его сходить в полицию. Хоббса. Как только выяснили, что это он испортил ворота.

— По правде говоря, из-за него я и пришел.

— Да?

Синие глаза раскрылись от удивления.

— Да. Мы хотели отыскать его мать, но в телефонном справочнике ее нет, и мы...

— Тогда почему бы вам не спросить об этом у Хоббса?

— Мы спрашивали, но он не знает.

— Он не знает номера телефона своей матери?

— Они не ладят. Шесть месяцев назад она переехала, и никто из них с тех пор не пытался связаться друг с другом.

— Да, конечно, я хотел бы вам помочь, но...

— Хоббс никогда вам о ней не рассказывал?

— Нет. Честно говоря, я вообще впервые говорил с Хоббсом в прошлую субботу.

— Я думал, он ваш постоянный прихожанин. Если верить Джереми Сэчсу.

— Да, я знаю Джер...

— ...он привел Хоббса в вашу церковь где-то в марте.

— Я знаю Джереми, и, может быть, это так и есть. Но, понимаете, люди приходят и уходят. У нас нет постоянной паствы. Многих привлекает новизна церкви, а когда они начинают понимать, что здесь — серьезная религия, видите ли, мы — серьезные верующие, они перестают ходить.

вернуться

40

Контрфорс — вертикальная выступающая часть стены.

58
{"b":"18609","o":1}