ЛитМир - Электронная Библиотека

Маг вспомнил, что Гекате это удавалось. Ее кошмары имели здесь бесконечно долгое бытие, как его сильфиды в Литании. Воспоминание о сегодняшнем случае отозвалось в мыслях Мага с неожиданной болезненностью. Ведь его сильфиды были ласковыми и отзывчивыми, они сразу же согласились помочь, как только он сказал им о беде андулий. Но как случилось, что они сами не заметили чужой беды?

Промашка творца. Он сделал их сильными, ловкими, отважными, выносливыми. Он сделал их мирными и уживчивыми — они никогда не ссорились ни между собой, ни с другими обитателями Литании. Он сделал их разумными и одаренными, он сам искренне заслушивался их песнями и любовался их изделиями. Чего же он все-таки недосмотрел?

Маг поморщился и полез в План Мироздания искать свою ошибку. Прошел вечер, затем ночь. Когда начался следующий день, Маг наконец вышел из сосредоточенности и снова увидел перед собой берег озера.

Ответ был найден. Его творения были совершенными, но им не хватало божественной искры. Искры творца. Увы, это было непоправимо. Маг попытался было убедить себя, что не стоит переживать из-за этого, что такое в Литании практически никогда не случается, но вскоре оставил эту попытку. Он не умел обманывать себя.

Теперь ему всегда будет не хватать этого. Теперь он будет счастлив только тогда, когда сумеет заложить в свои творения божественную искру. Но об этом не стоило даже и мечтать. Маг вспомнил о зверюшках Геласа, которые теперь назывались людьми. Неудивительно, что рыжий так ухватился за них.

Внезапный вызов отвлек его от невеселых размышлений. Маг не узнал вызывающего — он мог поклясться, что эта сущность никогда не вызывала его в текущем дне Единого.

— Да? — откликнулся он.

— Мне нужно поговорить с тобой.

— Говори. — Он все еще пытался распознать, кто это.

— Я хочу поговорить явно.

Эту сущность не устраивал мысленный разговор, она хотела видеть его во время беседы. Такое случалось редко.

— Приходи, — разрешил он.

Тонкая женская фигура возникла рядом с ним на берегу озера, и только тогда Маг узнал в ней Нерею. Он с трудом скрыл вспыхнувшее изумление, хотя в умении скрывать свои чувства ему не было равных.

Нерея взглянула на него с не меньшим изумлением. Маг вспомнил, что у него на голове все еще оставалась созданная стараниями сильфид прическа, и поспешно встряхнул волосами. Те мгновенно приняли обычный вид.

— Садись. — Он кивнул на камень рядом с собой, безуспешно пытаясь догадаться, что нужно от него приятельнице Геласа. — Или тебе вызвать кресло?

— Нет, не нужно. — Нерея присела на соседний камень и замолчала, видимо не зная, как начать.

Маг не стал помогать ей. Он перевел взгляд на озеро, дожидаясь, пока она заговорит первой.

— Я никак не могу застать Геласа в тонких мирах, — сказала наконец она. — Когда мы виделись в последний раз, он намекнул мне, что ты устроил ему какую-то неприятность, которая может вызвать гнев Императора. Поэтому я хочу узнать у тебя, что случилось.

— Видишь ли, — ответил Маг, — если бы Геласу захотелось, чтобы ты об этом знала, он сам бы рассказал тебе об этом. Кстати, ты всегда можешь посмотреть в хроники Акаши.

— Я не Власть, а всего лишь Сила, — напомнила Нерея. — Дела Властей недоступны мне в хрониках.

— Да, действительно. — Сам Маг так давно был Властью, что забыл об этой особенности хроник Акаши. Он улыбнулся про себя — значит, Нерея все-таки пыталась подсматривать за Геласом. — Знаешь, рыжий сейчас очень занят. Может быть, тебе лучше поговорить с ним, когда он немного освободится?

— Нет, — с усилием сказала Нерея. — Дело в том, что мне показалось… мне показалось, будто он не настроен разговаривать со мной.

Ничего удивительного, подумалось Магу. Всем Властям было очевидно, что этот пунктик завелся у Воина со скуки, а теперь ему было некогда скучать.

— Дался тебе этот рыжий, который называет себя златокудрым, — уклончиво сказал он. — Можно подумать, что здесь, в тонких мирах, и развлечься не с кем…

— Я хочу знать, что случилось с Геласом. — В голосе Нереи прозвучала упрямая нотка.

Неужели она до такой степени увлечена рыжим? Маг перестал разглядывать озеро и посмотрел на свою собеседницу внимательнее. Нет, холодна и расчетлива — конечно, ей совершенно не нужно то, ради чего навещал ее Воин. Значит, ей нужно от него что-то другое.

Он встретил взгляд Нереи и наконец рассмотрел, какого цвета ее глаза. Светло-серые, точь в точь как у него самого.

— Зачем тебе это? — спросил он напрямик.

— Какая тебе разница? — Она неловко пожала плечами.

— От этого зависит, захочу я что-нибудь сказать тебе или не захочу.

— Просто… он довольно давно… не интересовался никем… кроме меня.

Вот в чем дело — обыкновенная ревность. Чтобы испытывать это чувство, не нужно сильного увлечения, а порой даже и симпатии.

— Могу тебя заверить, он и сейчас никем не интересуется, — успокоил ее Маг. — Женские сущности никак не замешаны в этом деле.

— Но мне не нужно, чтобы он не интересовался никем! — вырвалось у Нереи. — Мне нужно, чтобы он интересовался мной!

Она забыла о сдержанности, ее обычно потупленные глаза раскрылись и вспыхнули сердитым огнем.

— Вынужден огорчить тебя, Нерея, — нехотя сказал Маг, подумав, что будет лучше, если он сразу расставит все на свои места. — У рыжего нашлась новая игрушка.

— Какая?! — Нерея горячо подалась к нему. — Скажи, мне необходимо это знать.

— Это все пока между Властями… — замялся Маг. — Со временем, вероятно, объявят и остальным.

— Значит, это не строгий секрет? — ухватилась она за его слова. — Значит, ничего, если я узнаю об этом немного пораньше? Расскажи мне все, я никому не проболтаюсь, клянусь Единым!

— Ну, не все, а только то, что можно, — поправил ее Маг. Наверное, можно было рассказать ей кое-что теперь, когда дело в основном уладилось. Все-таки ей будет спокойнее знать правду, чем воображать себе неизвестно что. — Все началось с того, что рыжий задумал опыт.

— В Эдеме? — мгновенно догадалась Нерея.

— Да, — подтвердил он. — Мне, кстати, известно, что это ты сообщила ему пропускающее слово.

— Он так упрашивал меня… — потупилась она. — А какой опыт?

— Изучение потомства пары животных из плотного вещества. И представь себе — надеюсь, ты отнесешься к этому спокойно, — самец как две капли воды похож на него, а самка — на тебя.

Нерея, как он и ожидал, не отнеслась к этому спокойно, но ее реакция оказалась совершенно неожиданной для него. Она вся просияла, ее глаза радостно вспыхнули.

— Так он тоже думал об этом! — воскликнула она. — Продолжай же, продолжай, — затормошила она Мага. — Что у него получилось?

— Видишь ли, — смутился Маг, — он не успел довести опыт до конца. Случились непредвиденные обстоятельства…

— Да? — Радость на лице Нереи мгновенно сменилась огорчением. — Как же так вышло…

Маг начал догадываться, в чем здесь дело. Он неловко промолчал.

— Что же случилось? — стала допытываться у него Нерея.

Маг вздохнул:

— Так получилось, что я нечаянно испортил его опыт. Как-то не подумал…

Нерея отозвалась не сразу.

— Но это ничего, наверное, — сказала наконец она. — Гелас всегда может начать новый опыт.

— Конечно, — кивнул Маг. — Я тоже тогда так подумал. Он, конечно, начал бы новый опыт, если бы удалось покончить с прежним. Но… — Он огорченно развел руками.

— Что… но?

— Этот опыт получился бесконечным, — признался Маг. — Звери Геласа получили божественную искру, дело стало достоянием всех Властей, а нас с Геласом обязали заниматься ими и дальше. Теперь он увлекся ими, бегает весь в восторге, меня и близко к ним не подпускает — говорит, опять что-нибудь испорчу. Называет их своими детьми. В каком-то смысле он прав — некоторые из божественных искр вполне могут развиться в такие же сущности, как мы. Он уже предвкушает, как будет заниматься ими в следующем пробуждении.

— Вот оно что! — Нерея прижала ладони к щекам и забормотала, сама не понимая своих слов: — Теперь у него есть дети, а у меня… а у меня…

16
{"b":"1861","o":1}