ЛитМир - Электронная Библиотека

Магу показалось, что она вот-вот расплачется. Нужно было как-то успокоить ее, но Маг совершенно не умел утешать других.

— У вас все равно ничего не получилось бы, — сказал он вместо этого. — Чтобы у вас появились дети, нужна божественная любовь, а разве она у вас была?

— Ну… — Нерея отняла ладони от лица и оперлась подбородком на сплетенные пальцы. Откровенное заявление Мага вызвало ее на откровенность. — Я думала, со временем… Гелас не такой уж неприятный, к тому же он — из Властей… Может быть, с ним все будет как-то иначе… я не переставала надеяться…

— Других путей нет, только божественная любовь, — напомнил Маг. — Творец без божественной любви бесплоден — это один из законов Единого.

— Но это так несправедливо! — горестно воскликнула Нерея.

Маг ненадолго задумался, а затем подвел собственный итог размышлений:

— Это справедливо.

— Но Гелас все-таки нашел другой путь! — Губы Нереи снова задрожали. — Теперь ему все равно, теперь у него есть дети, а мне больше не на что надеяться…

— Мне очень жаль, что получилось так, — тихо произнес Маг. Он сознавал, что надежды Нереи были тщетными, но искренне сожалел, что отнял их у нее.

— Но ты, ты, — взгляд Нереи оживился, — ты знаешь, что сделать, чтобы они получили искру?

Маг это знал, но младшие Силы не знали.

— Это вышло случайно, — он отвел взгляд к озеру.

— Нет. — Нерея схватила его за плечо и повернула лицом к себе. — Я же вижу, что ты врешь. Скажи мне, что нужно для этого сделать!

Возможно, Маг был безответственным, но не до такой степени, чтобы выдавать младшим Силам знания, доступные только Властям. Он очень хорошо сознавал, что многие из Сил, вроде той же Эриды, не способные на божественную любовь, взялись бы попытать счастья и произвести себе подобных обходным способом, а это было совсем ни к чему. Единый знал, что делал, когда устанавливал законы для творцов.

— Не могу. Я же предупредил, что расскажу не все, а только то, что можно.

— Ну тогда сделай это для меня, как сделал для Геласа! — потребовала Нерея. — Очень тебя прошу, сделай!

— Неужели ты хочешь, чтобы я оказался в Бездне? — охладил ее пыл Маг. — Нам, Властям, строго запрещены опыты с божественной искрой. Мне еще повезло, что на этот раз Император оказался снисходительным.

Нерея разочарованно выпустила его плечо. Маг окинул ее поникшую фигурку сочувственным взглядом, но ничего не мог для нее сделать. Некоторое время они оба сидели молча, затем она шевельнулась и встала.

— Я, пожалуй, пойду, — сказала она. — Спасибо, что ты рассказал мне об этом.

— Не за что.

Нерея исчезла. Да, благодарить его ей было не за что. После ее ухода Маг еще долго глядел на озеро, гадая, сколько еще неприятностей повлечет за собой его необдуманная проделка.

* * *

За последующие дни он побывал еще в нескольких местах, где обитали его творения, но там не случилось ничего чрезвычайного. Жизнь обитателей промежуточных миров, отлаженная в течение многих дней Единого, протекала гладко и ровно. Маг подумал, не сотворить ли ему еще что-нибудь, но затем раздумал. Ему не хотелось творить создания, с самого начала обреченные на несовершенство. Он со скучающим видом слонялся по мирам, не зная, чем себя занять. Было не в его вкусе убивать время в мирах-аренах вроде Тартара, стравливая свои и чужие творения, но, по крайней мере, он стал лучше понимать творцов, увлекающихся подобным времяпровождением. Наконец он вспомнил про Геласа и решил снова отдать дань вежливости, поинтересовавшись делами рыжего.

Воин откликнулся быстро и, как показалось Магу, даже охотно. Он как раз обретался в тонких мирах, снова закопавшись в План.

— А, это ты! — обрадованно воскликнул он, услышав вызов Мага. — Вспомнил наконец!

Маг понял, что рыжему не терпится хоть с кем-то поделиться своими достижениями и соображениями.

— Вспомнил, — подтвердил он. — Ну как у тебя дела?

— Продвигаются помаленьку, — сообщил Воин. Магу показалось, что к бодрому отзыву Геласа примешалась нотка неуверенности.

— Как там твои люди?

— Живут себе пока, — ответил тот. — Размножаются, как комары.

— Комары? — переспросил Маг. — Что это такое?

— Не знаешь? — Гелас самодовольно хохотнул. — Это такие мелкие вампиры плотных миров. Почаще заглядывай в План, приятель.

Маг отлично знал особенности жизненного цикла вампиров промежуточных миров — прожорливых энергососущих тварей. Патологическая плодовитость не входила в их список.

— Ты что-то путаешь, Гелас, — заметил он с сомнением в голосе. — Насколько мне известно, все виды вампиров размножаются медленно, иначе они уничтожат свою пищевую базу и вымрут сами.

— Ничего я не путаю, — заявил Воин. — Все зависит от размеров. Дело в том, что комары очень мелкие.

— Мелкие так мелкие. — Магу, по правде говоря, было все равно. — А разве люди такие же мелкие?

— Ну нет. — Гелас снова хохотнул. — Они куда больше комаров.

— Тогда почему они размножаются с той же скоростью? Это может разбалансировать их мир.

— Это я так сказал, к слову, — пояснил Воин. — Вообще-то ты прав — они размножаются так быстро, что это начинает беспокоить меня. Видишь ли, я опасался, что они не выживут на новом месте, поэтому попросил Аллат сделать мир помягче.

— И она согласилась? — Маг не поверил, что опытная Императрица могла бы согласиться на какую-нибудь глупость.

— Да, после того, как я сказал ей, что регуляцию внесет Юстина своими законами. Мне это показалось разумным, потому что социальные законы вступят в действие, когда людей станет достаточно много, а искра несколько разовьется.

— А эти законы еще не вступили в действие? — поинтересовался Маг.

— По-моему, еще рано. — Нотка неуверенности в голосе Геласа, почудившаяся Магу в начале разговора, на этот раз прозвучала явственно. — Знаешь, кое-что в привычках людей смущает меня. Хорошо, что ты вызвал меня — я как раз сам собирался разыскать тебя и посоветоваться.

— И что же? — насторожился Маг. Неужели предполагаемые им неприятности уже начались?

— Эти люди порой ведут себя странно, — стал рассказывать Гелас. — Мне известны случаи убийства самками своих новорожденных детенышей. Совершенно необъяснимое поведение. Не так давно я наблюдал, как самец забил насмерть самку, и это уже не первый случай. Другие люди, правда, назвали его поступок зверским.

— Это человеческий поступок, — поправил Маг. — Ни один зверь не убьет свою самку.

— Знаю, — вздохнул Воин. — Но понятия не имею, что с этим делать.

— Они еще дети, причем маленькие дети, — начал уговаривать его Маг. — Что с того, что их плотное тело растет, а затем распадается? Божественная искра развивается медленно, поэтому они еще долго будут детьми.

— Думаешь, я не говорил себе этого? Но вчера они убили кого-то из своих родичей… ни за что не угадаешь — почему.

— Я и не буду гадать, — хмыкнул Маг. — Я просто посмотрю в хрониках Акаши.

— Чтобы доставить удовольствие мне! — страшным голосом выдал Гелас. — Как они могли додуматься до такого — я же не давал им никаких поводов! Тогда я не выдержал и явился сюда, чтобы порыться в Плане и понять, что с ними происходит.

— Ты нашел что-нибудь?

— Нет, ты как раз отвлек меня.

— Извини.

— Ничего, это даже хорошо. Вот что — хватит бездельничать, давай помогай мне разбираться в этом. Если Император будет недоволен людьми, нам обоим достанется.

Мага трудно было напугать гневом Императора, но бездельничать ему действительно надоело.

— А что я должен делать? — спросил он. — Я же ничего не знаю о плотных мирах.

— Для начала изучи их как следует. — В голосе Воина прорезался командный тон. — Затем слетай на место, посмотри, как там живут люди, ознакомься с их привычками. А когда все сделаешь, разыщи меня, и тогда мы все обсудим. Надеюсь, это не займет у тебя слишком много времени? — Командный тон Геласа сменился просительным.

Маг догадался, что рыжий боится, как бы развитие божественной искры не вышло из-под контроля. Не такой уж маловероятный исход, если учесть, что запреты не вырастают на пустом месте.

17
{"b":"1861","o":1}