ЛитМир - Электронная Библиотека

— Нерея? — равнодушно уточнил тот. — Ну, мне сейчас не до нее.

— Я ей так и сказал, — сообщил Маг. — Мне показалось, что она этому не обрадовалась.

— Ее проблемы, — хмуро проворчал Гелас. — У меня сейчас их побольше, чем у нее.

Рыжий был в дурном настроении и не скрывал этого.

— Новые проблемы? — спросил Маг.

— Да, новые. — Воин уселся на край кресла, опершись локтями на колени, словно какая-то забота не давала ему расслабиться. — Нет, те же самые. В общем, не знаю.

— Что-нибудь случилось? — сдержанно поинтересовался Маг.

— Я никак не мог понять, почему мои люди ведут себя так, — Воин раздраженно мотнул головой, — и решил побывать у них, приняв их облик, чтобы выяснить все, как говорится, изнутри.

Значит, рыжему пришла в голову та же самая идея.

— Тебе удалось что-то выяснить? — спросил Маг, хотя выражение лица Воина не оставляло надежды на положительный ответ.

— Все никуда не годится! — Тот стукнул себя кулаком по колену. — Весь опыт летит в Бездну!

— Разве? — Маг пожалел, что не досмотрел хроники до конца. То, что он успел увидеть, не выглядело безнадежным.

— К нашему общему сожалению. — С виду безобидные слова Воина прозвучали угрозой. — Наверное, ты был прав: не нужно было их баловать. Но ничего, я знаю, как переделать этот опыт.

Он вскочил с места и в гневе заходил по мягкому ковру.

— Подожди, — остановил его Маг. — Почему переделывать? Расскажи сначала, в чем дело.

Гелас в два шага подошел к Магу и встал перед ним:

— Дело в том, что я создал себе плотное тело и пришел в одно из их поселений. Ты бы видел, как они меня там встретили! На части готовы были разорвать только потому, что я чужой. Ничего не хотели слышать — ни вопросов, ни объяснений, — нагромоздили кучу каких-то диких обвинений и, наверное, прикончили бы меня, если бы я был одним из них. Но я еще творец! Их творец, между прочим! Чего я никогда не собирался делать — так это создавать их такими чудовищами!

— Возможно, это от перенаселения, — намекнул Маг.

— От перенаселения! — яростно повторил за ним Воин. — Мне тоже показалось, что их там слишком много! Но ничего, это легко исправить!

Маг заподозрил, что за словами Воина не кроется ничего хорошего.

— Что ты задумал? — быстро спросил он. — И, надеюсь, ты ничего не предпримешь, не посоветовавшись со мной? Все-таки мы вместе отвечаем за это дело.

— Знаю, — буркнул Воин. — Я для того тебя и вызвал. Я хочу очистить плотный мир от этой дряни и поместить туда вновь созданные экземпляры. Хочу повторить заново начальную фазу их развития, а ты мне поможешь.

— Вот как? Ты всегда был торопыгой, Гелас. — Маг пристально взглянул на стоявшего перед ним Воина. — Тебе не кажется, что и сейчас ты слишком торопишься? Бесполезно начинать все сначала, не разобравшись, почему в первый раз получилось так. Да и зачем уничтожать всех? Может быть, там сохранились какие-то экземпляры, пригодные для дальнейшего развития — тогда они были бы ценнее вновь созданных.

— Если и сохранились, то очень мало, — отпарировал Воин. — Их с ума сойдешь искать, проще сделать новых. А с перенаселением мы справимся природными средствами. Я всех их утоплю — местность подходит для этого. Небольшой ветер, хороший дождик — и все можно будет начинать сначала.

— И как ты это представляешь?

— Я делаю несколько пар людей различной внешности… Как я успел понять, у них там многое зависит от внешности — меня там называли рыжей мордой.

— А божественная искра? — напомнил Маг.

— Без божественной искры, разумеется, и помещаю в подходящих местах плотного мира. Посмотрим, какие из них лучше пойдут в развитие, — продолжил Воин как ни в чем не бывало. — Тем временем мои прежние подопытные тонут, искра освобождается и вселяется в новых. И все начинается заново.

— Все заново, — передразнил его Маг. — А потом — опять топить?

— По-моему, сейчас уже поздно что-либо переделывать. В следующий раз мы с тобой захватим это явление на ранней стадии, когда с ним будет легче справиться.

— А тебе известно, что божественная искра в плотном мире не может вселиться во взрослую особь, а только в новорожденную?

— С чего ты взял?

— Я только что изучал План. Если среди людей не останется носителей искры, она может вселиться в другой вид или даже покинуть этот плотный мир в поисках подходящего места. А в промежуточных мирах она может вселиться куда и как угодно — там нет ограничений плотных миров.

— Да-а. — Гелас заметно поостыл. — Значит, нам нужно оставить хотя бы пару прежних?

— Ты уверен, что их нужно уничтожать?

— Этих — нужно. — Воин отчасти успокоился и уселся на прежнее место, готовый обсуждать подробности предстоящего дела. — Их там слишком много, и они делаются все хуже и хуже. Я хотел послать тебя подыскать места для будущих поселений, но, так и быть, займусь этим сам. Затем я сделаю новые модели людей и выпущу их в плотный мир, а ты тем временем отправишься к прежним людям и выберешь хотя бы одну пару.

— А как их выбирать? — поинтересовался Маг.

— Очень просто. Создашь себе плотное тело и придешь к людям в поселение. Если кто-то из них ничем не кинет в тебя, не назовет одним из слов, которые на наш язык переводятся как «нехороший», не обвинит тебя в том, что ты ходишь по его земле или замышляешь дурное против него и его соплеменников — этот подойдет. Только не знаю, удастся ли тебе таких найти. В крайности, оставишь любую пару, мы избавимся от них позже.

— Понятно, — кивнул Маг. — А сколько у меня будет времени?

— Не больше двух оборотов их мира. Я не хочу затягивать это на поколения, поэтому мы сейчас же перейдем на тонкий план их мира. Оттуда ты отправишься к людям, а я займусь переделкой опыта. Ты сам поймешь, когда твое время истечет — сначала поднимется сильный ветер, затем пойдет дождь.

— А как же закон о неприкосновенности носителей божественной искры? — вдруг вспомнил Маг. — Что скажет Император?

— Закон законом, но надо и соображать немножко, — мрачно сказал Гелас. — Закон защищает божественные сущности, а эти люди хуже зверей. Страшно подумать что они окажутся среди нас — с такими-то замашками! Это и сам Император поймет. Кроме того, — добавил он, поколебавшись, — стихийное бедствие — это естественное явление, оно вполне допустимо.

Маг не стал с ним спорить — конечно, Гелас гораздо лучше знал состояние дел. Тем не менее, они собирались нарушить закон — на этот раз по инициативе законопослушного Воина. Они оба немедленно телепортировались на тонкий план человеческого мира. Маг прибыл первым и подождал своего напарника, хотя, наверное, можно было и не дожидаться — для простой проверки, описанной Воином, было достаточно и поверхностных знаний.

Однако Маг дождался появления Геласа, чтобы спросить, в каком из людских поселений побывал Воин, и направиться в другое. Они заговорщически переглянулись, а затем Маг исчез, оставив Воина в одиночестве. Он перенесся в плотный мир.

Глава 6

Маг пролетел над долиной, где жили люди, и опустился на крохотном островке свободной земли посреди зарослей каких-то кустов с широкими ярко-зелеными листьями. Он пока еще плохо знал людской язык, поэтому не вспомнил их название. На языке творцов они, разумеется, не назывались никак.

Пока он присутствовал здесь в тонком теле, невидимый и неслышимый для большинства местных обитателей, но нужно было создать себе плотное тело. После нескольких неудачных попыток Маг сумел создать его, и на поляне появился высокий белокурый парень в буром плаще, в светлой, подпоясанной веревкой рубахе до колен и стоптанных сандалиях на деревянной подошве. Примерно так одевались увиденные им в хрониках люди.

Маг осмотрелся, приспосабливаясь к органам чувств плотного тела. Все вокруг было ярким, пестрым и полным оттенков — Гелас разработал неплохой зрительный аппарат. Запахи тоже были приятными — пахло зеленью, свежестью и созревающими плодами кустарников, в которых стоял Маг. Звуки состояли из щебета птиц и высокого, тонкого звона, идущего непонятно откуда. Маг потер ладони, затем сжал вместе, чтобы проверить осязание. Кожа пальцев рук была мягкой и упругой.

19
{"b":"1861","o":1}