ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ну, мы подумали… — промямлил Гелас, — в общем, советуются, когда есть сомнения. А мы были уверены…

— Что дало вам такую уверенность?

Здесь Маг не знал, что ответить. Если бы он сам был уверен в этом, как Гелас…

— Дело в том, что они повели себя в полном противоречии с нашими законами, — заговорил Воин. — а поскольку они считаются такими же, как мы… Ну, я и решил, что мы где-то недоглядели. Все-таки у нас нет никакого опыта…

А молодец рыжий, глянул на него Маг, не говорит, что занимался людьми практически в одиночку. Правда тогда Воину пришлось бы сказать, что он чуть ли не умышленно отстранял от дел своего напарника, а тот был только рад отлынивать от них. Короче, оба хороши.

— Вы разобрались, почему они себя так повели?

— Мы разберемся…

— Как вы разберетесь, если их уже нет? — нахмурился Император. — И где гарантия, что это не повторится? Что не будет еще хуже?

— Теперь мы будем бдительнее, — пообещал Воин. — Мы не будем спускать с них глаз. Мы во всем разберемся, мы как раз сейчас этим и занимались. А то, что теперь там много разных племен, так это для надежности. Все они развиваются независимо — какие выйдут лучше, тех можно оставить, а остальных удалить.

— Все было сделано тщательно, — добавил Маг. — Мы сохранили часть прежних людей, чтобы искра не разбежалась по мирам.

— Хоть на это у вас хватило ума, — проворчал Император. — Но в остальном, боюсь, вы только осложнили дело. Я хочу строго предупредить вас — в следующий раз ни в коем случае не принимайте крайние меры, не посоветовавшись с остальными Властями. А когда будете советоваться, предъявите серьезные доказательства и обоснования необходимости таких мер. Безо всяких там «нам показалось».

Оба дружно кивнули.

— Я хочу обратить ваше внимание, что там было слишком много нечисти промежуточных миров, — сказал Император уже более сдержанным тоном. — Узнайте поскорее, чем вызвано загрязнение, почему она туда слетается, потому что эта гадость влияет на людей не в лучшую сторону. Я как раз собирался указать вам на это, но вы успели раньше.

Теперь Маг удостоверился, что Император пристально наблюдал за их работой, хотя пока в нее не вмешивался. В людских поселениях, действительно, было множество всевозможных паразитов и пожирателей нечистот промежуточных миров, но Маг тогда был слишком занят другим делом, чтобы задуматься, откуда они берутся в таком количестве и чем питаются.

— У них и на плотном плане не чище — я обратил внимание, когда был там. — Маг брезгливо поморщился: не обратить внимания было невозможно.

— Превосходно, — обронил Император. — Раз это тебе уже знакомо, ты этим и займешься. Вы все поняли? Тогда приступайте.

Он встал и направился к порталу. Когда он исчез и гептаграмма потухла, Воин с Магом взглянули друг на друга.

— Сказал бы я, как называется эта работенка, — проворчал Маг. — Можно подумать, что это тебе незнакомо.

— Надеюсь, тебе не вздумается ослушаться приказа Императора? — Воин тщетно пытался скрыть довольное выражение на своей физиономии. Ему было чему радоваться — эта работа была не только грязной, но и непростой. Катастрофическое загрязнение тонких планов людского мира оставалось совершенно необъяснимым для него. Ему не раз приходило в голову, что во всех промежуточных мирах не найдется столько грязеедов, сколько их накапливалось на небольшом участке этого мира. Подобные низшие сущности промежуточных миров были не способны к самостоятельному размножению, поэтому оставалось только думать, что они слетелись к людям буквально отовсюду. Это было одной из причин, заставивших его, по выражению Императора, «принять крайние меры». — Ты, надеюсь, понимаешь, что у меня там и без этого уйма дел, а ты до сих пор, мягко говоря, там не урабатывался? Должен же и ты наконец сделать хоть что-то полезное.

— Возись теперь с этим рассадником, — недовольно буркнул Маг. — Вечно всякая дрянь достается мне — не то что какому-нибудь рыжему.

— Златокудрому, — привычно поправил его Гелас.

— Какая разница… — пожал плечами Маг. — Пошли отсюда, что ли?

Они вышли из-за стола и один за другим исчезли в портале.

Маг перелетал от одного людского поселения к другому. Людей было пока мало, но везде было одно и то же. Его настроение неуклонно портилось. Тем больше, чем больше к нему примешивалась мысль, что рыжий где-то здесь поблизости, что он подглядывает за своим напарником и посмеивается.

— Великий ассенизатор, инспектор навозных куч! — возмущался он вслух. — И свалок… и помойных ям… и сортиров… — демонстрировал он обширное знакомство с человеческими понятиями, не имеющими соответствия в языке творцов.

— Нечего было таскать яблоки, — съехидничала с пояса Талеста.

— Вредина, — отозвался Маг. — Никчемная, скверная, дрянная веревка с невыносимым нравом! И почему я не спустил тебя обратно в колодец предназначения?

— Потому что он исчез, — невозмутимо сообщила веревка.

— Жаль, — в тон ей ответил Маг.

— А почему ты, собственно, расшумелся? — поинтересовалась она.

— Эта нечисть местного промежуточного плана не разбежалась по другим мирам, она вся здесь, — проконстатировал он прискорбный факт.

— Рыжий недоработал, нужно было устроить наводнение и на высших планах. Теперь она голодная и настроена агрессивно.

— Тебе, я полагаю, она не опасна? — Заботливая интонация Талесты была хуже любого ехидства.

— Как-нибудь выживу, — успокаивающе сказал Маг. — Дело в том, что все эти низшие сущности настроены агрессивно по отношению к новым людям. Я чувствую, что они хотят добыть свою пищу любой ценой.

— А что они едят?

— Понятия не имею.

— Если не ошибаюсь, Император как раз и поручил тебе обзавестись этим понятием?

— Опять подслушивала?

— И подсматривала. Должна же я быть в курсе твоих дел. — Веревка взмахнула кисточкой для убедительности.

— Совершенно не должна, — заверил ее Маг. — Но раз уж ты в это сунулась, может быть, посоветуешь, с чего мне начать?

— А не поговорить ли тебе с ними? Узнать, чего им не хватает?

— Не смеши меня, Талеста. Они слишком примитивны, у них нет даже крохотного рассудка. Животные плотного мира — и то разумнее их.

— Тогда проследи за ними. Если им чего-то хочется, они, конечно, постараются добыть себе это.

— Я следил. Они просто роятся над людскими жилищами и ждут.

— Проследи еще. Они ждут — и ты подожди.

С досадливым вздохом Маг признал, что веревка была права. Нужно было набраться терпения и понаблюдать за грязеедами. Он с отвращением покосился на кишащие скопления, взглянуть на которые побрезговал бы любой из уважающих себя творцов, затем вгляделся пристальнее. С почтительного расстояния — чтобы не распугать их, как объяснил он себе.

Живая, кишащая масса роилась над людскими селениями наподобие тучи мелких вампиров плотных миров. Издали она казалась неопределенного грязно-бурого цвета, но, если присмотреться, она была пестрой. Большинство грязеедов были черными и грязно-коричневыми, но встречались и более светлые особи, преимущественно неприятных желто-зеленых и красноватых оттенков. Маг напряг высшее зрение, чтобы разглядеть их в подробностях. Бесформенные продолговатые сгустки материи промежуточных миров озабоченно сновали в куче, задевая друг друга, источая примитивные ощущения — в основном голод и злобу.

Вдруг движение кучи изменилось. Часть грязеедов устремилась вниз, в селение. Там определенно что-то происходило. Маг направил взгляд вслед за ними и увидел, что на улице селения ссорятся две женщины. Начало ссоры он пропустил, из последующей перепалки было невозможно выяснить причину. Женщины ожесточенно обзывали друг дружку уже известными Магу словами, затем вцепились друг дружке в волосы. Маг перевел внимание на тонкие планы, где суетились грязееды, и замер от изумления.

От женщин исходили потоки тонкого вещества, причем очень низкопробного. По понятиям творцов, это были потоки грязи и нечистот. Грязееды кидались на них и жадно пожирали мерзкую субстанцию. Те, которым не хватало пищи, кидались на дерущихся и впивались в промежуточное вещество, из которого частично состояли тела женщин. Особенности плотного зрения людей не позволяли им увидеть ни этой составляющей своих тел, ни прицепившихся к ней существ, но укусы грязеедов вызывали в женщинах возрастающее раздражение, и они свирепели все больше и больше. Они давали друг дружке тумаки, царапали лица, пока их не растащили сбежавшиеся на шум соседи.

32
{"b":"1861","o":1}