ЛитМир - Электронная Библиотека

Он не мог не догадаться, что Мага толкнул кто-то из обойденных носильщиков, но понял и то, что убежавшего не поймать, поэтому мгновенно сообразил свалить вину на этого бродягу.

— Что он сделал? — грозно спросил старший стражник. Он любил такие случаи — было гораздо легче и безопаснее прищучить несчастного раззяву, чем заниматься ловлей настоящих преступников.

— Он уронил мою корзину! Я его нанял, я доверил ему свою покупку, а он не сохранил ее! Пусть он вернет стоимость моих плодов!

Часть содержимого корзины еще оставалась целой, хотя его понемногу растаскивали вертевшиеся поблизости мальчишки, которые начали кидаться плодами. Никто не останавливал их.

— Но меня же толкнули! — начал оправдываться Маг. — Нарочно толкнули!

— Ты должен был глядеть по сторонам! — веско сказал стражник. — Ты должен был беречь вверенный тебе товар. Давай гони деньги — ему за плоды и нам за хлопоты!

— Какие деньги? — возмутился Маг. — У меня нет никаких денег!

— Обшарьте его, — скомандовал стражник трем другим.

Мага схватили и обшарили с головы до ног.

— У него ничего нет, — отрапортовал один из них о проделанной работе.

— Как, совсем ничего? — недоверчиво переспросил стражник, не обращая внимания на причитающего хозяина плодов.

— Ни медяка.

— Ну, это никуда не годится. — Стражник сложил руки на выступающем вперед животе и окинул Мага с головы до ног оценивающим взглядом. — А ничего, крепкий парень, — сказал он сам себе. — Заберите его. — Это относилось уже к его подчиненным.

Магу заломили руки за спину, стащили с его пояса веревку и связали их. Талеста, не получив никакого приказа от хозяина, повела себя как обычная веревка.

— А как же я? — взвыл наниматель Мага. — Мои деньги?

— А ты не мешай служителям порядка исполнять свои обязанности! — прикрикнул на него стражник. — Или пойдешь под стражу вместе с этим! — Он бесцеремонно пихнул Мага в спину.

Стражники торжествующе повели задержанного через рынок в местную темницу. Пусть все видят, что они не дремлют. Маг не сопротивлялся — ему захотелось узнать, что последует за этим.

Его сунули в тесную, пропахшую гнилью и мочой каморку и, не развязывая рук, посадили под замок. Потянулось ожидание — правда, недолгое. Еще не наступил вечер, как загремел ключ в замке, заскрипела железная щеколда, и Мага вывели наружу.

Старший стражник дожидался его в этом же строении, в комнате напротив. Он сидел на подушках скрестив ноги, перед ним стоял низкий стол, на котором еще оставались крошки. Над крошками роились мухи.

Стражники поставили Мага посреди комнаты, а сами встали за его спиной. Старший снова смерил его деловитым, оценивающим взглядом, словно кусок мяса на базаре.

— Родня есть? — спросил он. — Заплатить убытки?

— Нет, — ответил Маг.

— Так я и подумал. — Стражник кивнул в подтверждение своих мыслей. — Ты не из наших мест?

— Да.

— Бродяга?

— Да.

— По-нашему хорошо говоришь?

— Говорю, — эхом откликнулся Маг.

— Ремесла знаешь?

— Нет.

— На что живешь?

— Да так… — Маг неопределенно пожал плечами. Он не был готов к такому вопросу.

— Воруешь, значит, — истолковал его заминку стражник. — Родни нет, ремесел не знаешь — значит, воруешь.

— Не ворую, — нахмурился Маг.

— Все вы так говорите, пока не попались. — Стражник сыто рыгнул. — Как ты попал в наш город?

К этому вопросу Маг тоже не был готов.

— Не твое дело, — ответил он.

— Может, в морду ему? — с готовностью высунулся стражник из-за спины Мага.

— Не нужно, не порть товар, — остановил его тот. — Так вот, бродяга, — обратился он к Магу, — ущерб ты нанес, а заплатить тебе нечем. Значит, заплатишь собой.

— Как это? — не понял Маг.

— Мы продадим тебя, а деньги пустим на возмещение убытков и на судебные издержки, — снисходительно объяснил старший. — Мы обязаны блюсти справедливость и отправлять правосудие.

Разумеется, раб стоил дороже корзины с плодами. Старший не стал тянуть с правосудием, потому что разница должна была осесть в его кошельке и в кошельках его подчиненных, иначе Магу пришлось бы провести под замком несколько дней без пищи и воды. Пока начальник обедал, один из стражников уже сбегал к известному торговцу живым товаром, и торговец вот-вот должен был появиться здесь.

— Как — продадите? — изумился Маг.

— А ты думал — тебя запрут здесь да кормить будут? — воззрился на него стражник. — Казнить тебя пока не за что, значит, продадим.

В коридоре послышались шаги, раздался скрип открывающейся двери.

В комнату вошел чернобородый мужчина с некрасивым, неприятным лицом. При первом же взгляде на него невольно приходило в голову, что он постарался скомпенсировать недостатки внешности богатством одежды. Старший стражник подобострастно приветствовал его и с угодливой улыбкой принял высокомерный ответ. Маг наблюдал за обоими и дивился про себя, как по-разному могут звучать одни и те же слова приветствия.

— Опять товар? — деловито спросил чернобородый. — Этот, что ли?

— Этот.

Они заговорили друг с другом, не обращая внимания на Мага: «Его не хватятся?» — «Нет, он чужой, бродяга… ремесел не знает, зато крепкий парень… нет, не больной…» — «А зубы? Не выбили, как в тот раз?» — «И пальцем не притронулись — целехонький, нет, в рабах не был… куда он с ошейником денется…» Затем чернобородый потребовал раздеть Мага. Стражники стащили с пленника одежду, оставив в одних сандалиях. Торговец осмотрел его кругом, пощупал мышцы, проверил зубы. Зазвенели деньги.

Магу велели одеться, а затем торговец со стражниками повел его, как оказалось, не домой, а в кузницу. Из груды готовых ошейников выбрали подходящий по размеру, заклепали, присоединили цепь, вручили конец работорговцу. Но тот, видимо, наученный опытом, не отпустил стражников, а заставил их проводить себя с покупкой до дома. Это был богатый особняк в центре города. Можно было подумать, что он принадлежит кому-то из местной знати или сановников правителя этой страны — то ли шейха, то ли султана, то ли эмира. Маг не утруждал себя запоминанием их названий на местных языках. Султана, кажется… или все-таки шейха?

Его втолкнули в обитую бронзой калитку рядом с воротами. Могучего телосложения привратник принял цепь из рук хозяина, пока тот совал мелочь своим провожатым. Торговец оставил покупку под его присмотром, а сам ушел куда-то за дом, на задний двор. Вскоре он вернулся оттуда с угрюмым мужчиной, за пояс которого были заткнуты хлыст и плетка в несколько хвостов, похожая на пучок ремней с завязанными узлами на концах. На смуглом лбу мужчины белело старое, выжженное много лет назад клеймо. Надсмотрщик над рабами сам был рабом.

Надсмотрщик молча принял цепь у привратника и повел нового раба на задний двор. Мимо броского фасада хозяйского особняка, расписанного причудливым красно-желто-синим орнаментом, мимо добротного сарая, где стояли лошади и верблюды, к длинному мрачному бараку, в котором содержался хозяйский товар. Отодвинув засовы, он ввел Мага внутрь.

Там царила темень, духота и вонь. Человеческое зрение Мага не сразу привыкло к темноте после яркого света. Он окинул барак высшим зрением и увидел десятки человеческих фигур, прикованных цепями к железным брусьям, двумя полосами идущим вдоль барака. У стен на полу была набросана солома, служившая рабам спальной подстилкой, посередине виднелась голая, загаженная нечистотами земля.

Надсмотрщик повел Мага по бараку. Он шел не выбирая, куда ставить ноги, давно привыкнув к этой грязи. Не найдя свободного места, он криками и плеткой приказал рабам раздвинуться и впихнул между ними нового раба, затем обернул его цепь вокруг бруса и запер на замок. Только после этого он развязал Магу руки.

Когда дверь за надсмотрщиком закрылась. Маг вернул Талесту на пояс и огляделся. В бараке размещалось с полсотни людей, мужчины и женщины содержались вместе, хотя были прикованы по разные стороны помещения. Здесь было и несколько детей разного возраста. Цепей и ошейников не было только на грудных младенцах, видимо, не считающихся товаром.

43
{"b":"1861","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
438 дней в море. Удивительная история о победе человека над стихией
Не сдохни! Еда в борьбе за жизнь
World Of Warcraft. Traveler: Путешественник
Раз и навсегда
Запасной выход из комы
Выбор в пользу любви. Как обрести счастливые и гармоничные отношения
Как написать кино за 21 день. Метод внутреннего фильма
Проклятый. Hexed
Тварь размером с колесо обозрения