ЛитМир - Электронная Библиотека

— Может быть, ты не так их понял? — осторожно спросил Воин.

— Если бы… да ты сам вспомни, как они представляют себе рай. Много хорошей еды, хороших напитков, хорошей одежды. Хорошая погода и обстановка. Красивые женщины, которых можно иметь сколько угодно. И бесконечная райская музыка — свихнуться можно. По мне, так на свете нет ничего лучше тишины.

Воин утвердительно кивал на каждом слове Мага, его лицо мрачнело с каждым кивком.

— И все это им предоставил бог — лучший в мире хозяин. За примерное рабство, — закончил Маг.

Воин грохнул кулаком по подлокотнику колесницы.

— Что же с этим делать? — воскликнул он.

— Откуда мне знать? — пожал плечами Маг. — Да и зачем с этим что-то делать?

— Как зачем? — Воин яростно сверкнул на него глазами. — У рабов божественная искра перестает развиваться, даже тускнеет. А нам нужно, чтобы она раз-ви-ва-лась!

— В конце концов, — Маг покосился вниз, — их там целая прорва. Какие-то из них все равно развиваются. Наверное, бессмысленно надеяться, что все они будут развиваться одинаково.

— Пожалуй, — нехотя согласился Гелас. — Ты не возьмешься проследить за теми искрами, которые поярче?

— Не возьмусь. — Встретив разочарованный взгляд Воина, Маг смягчился. — Не сейчас, по крайней мере. Сейчас мне хотелось бы составить общее представление об их развитии. Но сначала я загляну в Аалан — не помню, когда я там был в последний раз.

— Возвращайся поскорее, — напутствовал его рыжий.

— А ты чем занимаешься? — спросил на прощание Маг.

— Да вот, присматриваю за ними. — Воин кивнул цепочку бредущих по пустыне людей, которых вел собой чернобородый мужчина могучего сложения. Его искра ярко выделялась среди других. — То путь расчищу, то еды подброшу.

— Они куда-то переселяются?

— Да, со своей родины. Бежали от захватчиков.

— И где у них будет вторая родина?

— Нигде. У них была возможность бороться за свои первую родину, победить или погибнуть. Но они предали ее, выбрав бегство, и теперь у них никогда не будет второй. Второй родины не бывает.

Оба на время замолчали, с преувеличенным вниманием вглядываясь в цепочку бредущих внизу людей.

— Ну зачем же так? — В непривычно тихом голосе Мага послышался упрек.

— А что я мог поделать? — вздохнул Воин. — Это был их выбор.

Глава 14

Перенесшись в Аалан, Маг опустился невдалеке от своего жилища и медленным шагом пошел к озеру. Окружающее выглядело нереальным и призрачно-далеким, словно во сне. А явью было жаркое солнце плотного мира, грязные бараки, железное кольцо на шее, рабский кнут. Маг уселся на любимый камень и долго сидел, ни о чем не думая, глядя на гладкую, невообразимо прозрачную воду. Может быть, весь этот дивный, чистый, спокойный мир приснился ему?

Из забытья его вывел сигнал тревоги с границы Запретной Зоны. Снова прорыв — подумал он, очнувшись. Следующей его мыслью было, что, наверное, все Власти сейчас в плотном мире, воспитывают людей. Значит, прорыв придется отбивать одному.

Маг вскочил с камня и белой молнией понесся к Зоне. Кошмары едва успели перейти границу и вгрызться в близлежащее пространство. Сегодня это были огромные волкоподобные звери, из спин которых вырастал обнаженный торс прекрасной женщины с фиолетовыми глазами и гривой черных всклокоченных волос.

Привычным движением он запустил вдоль границы вихрь, чтобы отмести их в Зону. Кошмары покатились внутрь Зоны, цепляясь когтями за почву. Маг снял плащ Ариндаль и стал размахивать им перед собой, с края плаща полетела струя плазмы, резавшая исчадия больного воображения Гекаты на куски. Куски шевелились и упрямо ползли к границе, пока он не разрезал их на мелкие, неспособные к передвижению частицы.

Отбив первую атаку, Маг начал действовать хладнокровнее и расчетливее. Он пресекал любые попытки кошмаров выбраться наружу, но задние напирали, из глубины Зоны появлялись новые чудовища. Они выходили на смену поверженным — десятки одинаковых пастей, острых когтей и клыков, женских лиц. Лица Гекаты глядели на Мага, и ему чудилось, что в десятках фиолетовых взглядов кроется не безумие, а печаль. Или это он начал сходить с ума? Он безжалостно кромсал кошмаров, но его сердце сжималось от незнакомых прежде боли и сострадания. Глупая судьба, поставившая его и Гекату по разные стороны границы…

Раздавшийся в небе грохот сообщил Магу, что прибыло мощное подкрепление. Так появлялся только Император, это была его небесная поступь. Маг отскочил от границы Зоны, догадываясь, что сейчас здесь будет жарко. С Посоха Силы слетел белый клубок молний, толпа кошмаров превратилась в клокочущий огненный котел. Держась поодаль, Маг добивал выскочивших из пламени тварей.

Вдвоем они быстро разделались с чудовищами и остановились на границе, ожидая новой волны. Однако нашествие стихло так же внезапно, как и началось — на этот раз Геката сама перестала видеть сны.

— Кажется, она опять глубоко заснула, — сказал Маг, обернувшись к Императору. — Как кстати — Хризы здесь нет, а я не умею петь колыбельные.

— Это не в первый раз, — ответил Император. — Пока вы работаете там, у людей, я защищаю границу один. Иногда мне приходится биться довольно долго, но ее сновидения всегда кончаются. — Он не назвал Герату по имени, как и Маг.

— Да, сновидения всегда кончаются, — кивнул Маг. — В том числе и кошмарные.

— А ты что делаешь здесь? — подозрительно глянул на него Император. — Я считал, что ты работаешь там.

— Отдыхаю от работы, — сказал Маг. — Разве нельзя?

— Почему же, можно. — На суровом лице Императора читался скорее запрет, чем разрешение. — И какая же работа так утомила тебя?

— Я был человеком.

— Зачем?

— В исследовательских целях.

— Понятно. Что ж, отдыхай.

Император телепортировался с границы. Магу сразу же стало скучно отдыхать — какой интерес заниматься тем, на что дано разрешение? Он послал вызов Нерее, но ответ не пришел. Конечно же она была в плотном мире, как и остальные. Теперь она получила детей для воспитания и наверняка счастлива. Интересно, как она относится к своей работе, как справляется с ней?

Он вернулся в плотный мир людей, чтобы разыскать там Нерею. Едва он окликнул ее, она сразу же телепортировалась к нему. Взглянув на ее радостное, оживленное лицо, Маг убедился, что его догадка верна — Нерея была счастлива здесь.

— У тебя что-то случилось? — было ее первым вопросом.

— Так уж и «случилось», — хмыкнул Маг. — Неужели нельзя вызвать тебя просто так, поговорить?

— Почему же, можно, — засияло лицо Нереи. — Просто ты никогда не вызывал меня без причины.

— Но с тех пор мы познакомились получше, — улыбнулся Маг. — Почему бы мне не захотеть поинтересоваться, как у тебя дела? Все-таки из-за меня у тебя были неприятности с Геласом. Но теперь у тебя появилась возможность заниматься детьми — вот мне и захотелось узнать, довольна ли ты.

— Да, конечно. — На лице Нереи расцвела ответная улыбка. — Теперь я — богиня семьи и домашнего очага, и мне это очень нравится. Все это так трогательно: семейный уют, взаимная любовь и уважение, дети, старики. Я очень рада, что могу посвятить себя этому.

— Хорошо, — кивнул Маг. — Хорошо, что теперь ты счастлива.

— Счастлива? — растерянно глянула на него Нерея. — Довольна — да, но счастлива — пожалуй, нет. Нет.

— Почему? — удивленно спросил он. — Разве ты не получила то, чего тебе хотелось?

— Получила, — согласилась она. — Но теперь я не уверена, того ли мне хотелось.

— Какая непоследовательность. — Усмешка в голосе Мага прозвучала неожиданно ласково. — Почти как моя.

— Почти как твоя? — повторила за ним Нерея, словно проверяя собственные ощущения. — Эта работа нравится мне, приносит удовлетворенность, но меня не оставляет чувство, что это только замена чего-то другого. Хорошая, конечно, но всего-навсего замена. Может, тогда ты был прав…

— В чем? — Прежде Маг говорил ей многое, и сейчас он не мог понять, что именно она имеет в виду. — В чем, Нерея?

47
{"b":"1861","o":1}