ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
11 врагов руководителя: Модели поведения, способные разрушить карьеру и бизнес
Эрхегорд. Старая дорога
Станция «Эвердил»
Птицы, звери и моя семья
Кто мы такие? Гены, наше тело, общество
Призрачная будка
Чернокнижники выбирают блондинок
Гридень. Из варяг в греки
Ликвидатор

— Трудно угадать. — Маг с трудом проглотил приступ неудержимого хохота. — Может быть, ему не удалось выговорить твое полное имя?

— Это бы я еще простила, — сообщила она тоном попранного достоинства, — но до этого даже и не дошло. Он сказал мне, что скорее лопнет, чем познакомится с какой-то растрепанной пеньковой вешалкой. И это про меня, высокородную веревку из лунных лучей!

— Какой кошмар! — пробормотал сквозь стиснутые зубы Маг. — Какое невежество!

— Именно, — кивнула узелком веревка. — Как приятно, что ты так понимаешь меня.

— Не расстраивайся ты из-за этого невежды. — Маг вдохнул поглубже — кажется, ему все-таки удастся не рассмеяться. — Таким, как он, не понять твоей утонченной натуры. Они всегда смотрят только на внешность.

— Вот именно, — поддакнула обрадованная Талеста. — Он так мне и сказал: вот если бы я была дамой из шелковых нитей с золотыми кисточками… Но я не осталась в долгу, я ему ответила, что кнут и веревка с виселицы — самая подходящая для него компания.

— Правильно ответила, — одобрил Маг. — Пусть он лопнет, не жалко. Хозяин выкинет его на свалку, а сам новый купит.

— Пусть, — снова поддакнула она. — Но знаешь… почему бы тебе не воплотить меня там дамой из шелковых нитей? Ну, не с золотыми кисточками, а хотя бы с шелковыми… и с парчовой прошивкой? Тебе же это не трудно.

— Милая моя Талесточка! — простонал Маг. — Подумай, как я, нищий бродяга, буду там выглядеть с такой дамой на поясе! Меня же заберут в первую попавшуюся тюрьму — никто не поверит, что ты — моя дама. Все, напротив, будут уверены, что я украл тебя!

— Я скажу им, что сама сбежала с тобой… — Талеста схватилась: — Я же не могу с ними разговаривать! Ну ладно уж… на что ради тебя не пойдешь… но ты и сам мог бы выглядеть там приличнее. Я видела, что некоторые там с такими дамами на поясах разгуливают! И с кавалерами. Не понимаю, почему тебе нравится такое воплощение.

— Дела требуют. В конце концов, этот парень сам из свиной кожи. С медной пряжкой к тому же. Он не стоит твоего внимания.

— Совершенно не стоит, — утешилась веревка. — Твой приятель Гермес не умеет выбирать себе компанию, хотя в остальном он очень даже неплох. Для человека.

И не только для человека — но эти слова остались не высказанными Магом.

Когда он вернулся в мир людей, его оглушил отчаянный крик. Кто-то вызывал его — Маг даже не сразу узнал голос Нереи. Догадавшись наконец, что это она, он мгновенно перенесся к ней.

Она была не одна. Несколько других женских сущностей, сбившись в кучку, встретили его появление одинаково испуганными взглядами. Нерея выбежала к нему, протягивая навстречу дрожащие пальцы.

— Там… там… — задыхаясь, выговорила она и махнула рукой в сторону.

Маг проследил ее движение и увидел невдалеке настоящую битву. Все мужчины местной группы, а с ними и некоторые женщины сражались со скопищем огромных человекообразных существ, среди которых выделялись два чудовища с сотней голов и рук. Соотношение сил было явно не в пользу творцов, но те не отступали.

— Что случилось? — машинально спросил Маг и, не дожидаясь ответа, кинулся на помощь.

Плащ сам собой оказался в его руке. Свои и чужие перемешались в битве, круша друг друга без оглядки. Огненная струя Ариндаля была опасна и тем и другим, нужно было целиться как можно тщательнее. Маг медлил с ударом, выбирая врага, никто из дерущихся не замечал его.

Все они были вооружены — и творцы, и их противники. Джакс и Сидон размахивали трезубцами, Логан крушил черепа врагов огромным молотом, Арракс орудовал пикой, и неплохо. Видимо, у них уже было достаточно практики. Творцы послабее предпочитали воевать магией, но им недоставало могущества, чтобы причинить врагам заметный ущерб. Зула извивалась в лапах сторукого, вцепившегося в нее мертвой хваткой, Темида била его копьем по головам, но великан не замечал ее ударов.

— Посторонись! — рявкнул на нее Маг, а в следующее мгновение струя плазмы уже сносила чудовищу добрую половину голов.

Оно взвыло и выпустило Зулу. Та кинулась на сторукого с копьем. Маг полоснул чудовище огнем по спине, изувеченная тварь почуяла опасность и обратилась в бегство. Никто не стал преследовать ее — здесь оставалось еще достаточно противников.

Маг ринулся в бой, поливая огнем каждого подвернувшегося врага. Издали донесся знакомый, быстро приближающийся грохот грифоньей колесницы Геласа. Воин соскочил с нее, выхватывая на бегу меч и зычным голосом разгоняя мешавшихся под ногами Сил, грифоны опередили его, налетели на врагов сверху и стали рвать их когтями. Теперь перевес стал склоняться на сторону творцов.

Рыжая голова Воина, снежно-белые волосы и малиновый плащ Мага замелькали в гуще схватки. Творцы один за другим оставляли битву, чтобы не мешать сражаться Властям. Воин с Магом переглянулись, обменялись свирепыми улыбками и с утроенным жаром кинулись на врагов, как когда-то на кошмаров Гекаты.

Меч Воина мелькал подобно молнии, разрубая великанов надвое. Плазменная струя Мага полыхала в воздухе, второй сторукий с опаленной шкурой бросился бежать. Не успел он скрыться из вида, как за ним понеслись несколько уцелевших титанов.

Воин убрал меч в ножны. Маг привычным движением накинул плащ на плечи. Нерея подбежала к нему, бросилась ему на грудь и судорожно вцепилась в него руками, словно боясь, что он исчезнет. Покосившись на Геласа, Маг заметил, что глаза Воина округлились, а брови изумленно поползли вверх.

— Что здесь случилось? — повторил он прежний вопрос.

— Ужасно… — всхлипнула Нерея. — Озрик из южной группы…

— Что?

— Он прилетал к нам в гости. — Она собралась с духом и заговорила разборчивее. — Когда он отправился домой, мы пошли провожать его. Мы попрощались с ним и стали возвращаться назад, но вдруг услышали крики. Он отлетел недалеко, когда эти твари накинулись на него. Наши бросились на помощь, но было уже поздно… — Ее голос оборвался.

— Как это понимать — поздно? — спросил Маг.

— Озрик… он ушел из проявления…

Такое случалось с творцами по неосторожности или из-за несчастного случая. Конечно, в следующем пробуждении Озрик вернется в проявление вместе с остальными, но до конца этого дня Единого еще оставался приличный срок.

— Какое несчастье… — пробормотал ошеломленный Маг.

Подходивший к ним Воин споткнулся на полушаге, услышав последние слова Нереи.

— Озрик погиб? — переспросил он.

Та кивнула, по-прежнему не выпуская Мага из рук.

— Откуда они взялись? — спросил ее Воин.

Она молча пожала плечами.

— Тоже мне всеведущий, — проворчал Маг. — Для чего, спрашивается, ты торчишь на своей колеснице и наблюдаешь за всем этим миром?

— Уследишь тут за всем, — буркнул в ответ Воин. — А где, спрашивается, болтался ты, бездельник?!

— Уж и в Аалан нельзя слетать! — огрызнулся Маг.

Он почувствовал, что Нерею трясет от страха, и погладил ее по волосам, чтобы успокоить. Возмущенный взгляд Воина проследовал за его ладонью.

К ним подошли Джакс с Зулой — лидеры местной группы — и остановились рядом. Оба были потрепанными, но смотрели бодро.

— Привет, златокудрый, — кивнул Джакс Воину. — И тебе, светоносный. — Как было принято у Сил, он обратился к ним по прозвищам. Обращаться к Властям по имени без их личного разрешения было вопиющей бестактностью.

— Откуда здесь это нашествие? — спросил его Маг.

— Вероятно, очередной всплеск человеческого воображения, — пояснил Джакс. — В последнее время нам все чаще приходится иметь дело с их творениями. Но такое, должен сказать, случилось впервые.

— Эти будущие творцы, — повысила голос Зула, — совершенно не сдерживают свои фантазии! Ты не представляешь, светоносный, во что это обходится нам. По этому миру стаями слоняются всякие мерзкие твари, и хоть бы одна из них была смирной! Нет, они обязательно кидаются на все, что шевелится, и не успокаиваются, пока их не прикончат.

— Или наоборот, — добавил Джакс.

— Разве были еще жертвы? — вмешался в разговор Гелас.

60
{"b":"1861","o":1}