ЛитМир - Электронная Библиотека

Хейз понимал, что в восемьдесят седьмом участке он может многому научиться и лучшего учителя, чем Стив Карелла, ему не найти. Конечно, он не собирался признаваться в этом Карелле. Сегодняшний его подвиг был не из тех, что укрепляют дружбу, – по крайней мере, так считал сам Хейз. Он и не подозревал, что Карелла уже выкинул это происшествие из головы. Если бы Хейз был знаком с Кареллой получше, то знал бы, что тот не злопамятен и никогда не держит камня за пазухой. Сам же он пребывал пока на той ступени возмущения, когда камень за пазухой воспринимался вполне естественно. Подходя к окружающим со своей меркой, Хейз полагал, что Карелла ещё долго будет помнить сегодняшний случай.

А между тем Хейзу очень хотелось работать с Кареллой. Постигать под его руководством тонкости ремесла и заслужить его расположение. Но об этом нечего и мечтать, пока он, Хейз, будет выглядеть в глазах Кареллы полным идиотом.

Примерно такие соображения и привели Хейза на Боксер-лейн вечером пятнадцатого июня. Была суббота, и молодой человек тридцати двух лет вполне мог бы найти себе более приятное занятие, но Хейз твердо вознамерился хотя бы отчасти исправить совершенные днем ошибки. Да уж, сегодня наломал он дров! Карелла предложил отвезти Хейза в больницу, но тот отказался наотрез. Теперь-то он понимал, что это было очередной глупостью. При обыске квартиры Феттерика от Хейза было мало толку, и он не сомневался, что Карелла считает его ослом. Не прошло и десяти минут с начала обыска, как Карелла подошел к нему и сказал:

– Слушай, Хейз, ты весь в крови, и без доктора тебе не обойтись. Если будешь упрямиться, придется тебя оглушить и отправить в больницу в бессознательном состоянии. Ну что, применить крайние меры?

Хейз кротко покачал головой, и Карелла отвез его в больницу. Из-за этого они не успели допросить жильцов, и теперь Хейз решил восполнить досадное упущение.

В комнатке подвального этажа он отыскал техника-смотрителя. Тот валялся на кровати, уткнувшись носом в подушку. В комнате воняло перегаром. Хейз подошел к кровати и потряс старика за плечо. Тот перевернулся на спину.

– Ч-что такое? – пробормотал он. – Ч-чего нужно?

– Полиция, – тормошил его Хейз. – Проснись.

Старик сел, протирая заспанные глаза.

– Н-ну, что там стряслось? – наконец сказал он. – Чего тебе нужно?

– Задать несколько вопросов.

– А который час?

– Половина девятого.

– Какая рань. Можно бы ещё поспать.

– Сейчас не утро, а вечер. Чарлз Феттерик давно здесь живет? – спросил Хейз.

– Покажи значок, – потребовал старик.

– Я уже был здесь днем, – сказал Хейз, но тем не менее приоткрыл бумажник и показал пришпиленный внутри значок детектива. – Ты что – пьян?

– Я трезв, как судья, – обиделся старик.

– И можешь отвечать на мои вопросы?

– Запросто.

– Давно здесь живет Феттерик?

– Месяц, может, два. Не больше. А что он натворил такого? А, понимаю!

– Что ты понимаешь?

Старик ткнул костлявым пальцем чуть не в глаз Хейза.

– Ты тот самый полицейский, которого он сегодня отколошматил, правильно?

– Тот самый, – признался Хейз.

– Значит, вы хотите его за это привлечь?

– За ним числится кое-что похуже.

– А что?

– Не важно. У него в доме есть друзья?

– Не знаю. Я в дела жильцов не лезу. Мое дело – отопление, сантехника, электричество и все такое прочее. Я в приятели им не набиваюсь. Не желаю ни с кем корешиться.

– Феттерик женат?

– Нет.

– Видел его с девицами?

– С девицами?

– Да, да, с девицами.

Старик пожал плечами.

– Не обращал внимания. Пока жилец не начинает колотить по батареям отопления, я в его жизнь не вмешиваюсь. Я тут не хозяин. Мое дело следить за трубами, за отоплением, санузлами...

– Это я уже понял.

– Ты бы спросил жильцов с его этажа. Вдруг они чего-то знают. Я в дела жильцов не лезу. Мое дело – трубы...

– Все ясно, – сказал Хейз. – Большое спасибо.

– Рад был помочь, – буркнул старик и, не успел Хейз выйти из комнаты, снова плюхнулся на кровать.

Хейз поднялся на третий этаж и постучал в квартиру № 31. Потом ещё раз, сильнее. Никто не отозвался. Он продолжал стучать. Отворилась дверь, но не та, в которую он стучал, а соседней квартиры № 32. На пороге стояла девушка.

– Там никого нет, – сказала она.

На ней были черные брюки и черный свитер, светлые волосы собраны в конский хвост. На первый взгляд она казалась здесь посторонней. Ее легко было представить в зимнем саду элегантного особняка с бокалом мартини.

– Я из полиции, – представился Хейз. – Могу я задать вам несколько вопросов?

– Вы же стучались в тридцать первую квартиру, – сказала девушка. – А я из тридцать второй.

– Вообще-то мне нужна тридцать четвертая, – уточнил Хейз.

Девушка мрачно посмотрела на него.

– Насчет Феттерика, что ли? – спросила она.

– Да.

– Проходите.

Хейз вошел за ней в квартиру. Только теперь он заметил, что свитер бь1л протерт на локтях. Девушка зажгла свет.

– Выпить не хотите? – спросила она.

– Нет, спасибо.

– Скучно живете. Суббота, вечер, люди на свидания ходят.

– Да... – пробормотал Хейз. – Так я насчет Феттерика.

– Ничтожество, – отрезала девушка и передернула плечами.

– Вы его знали?

– Так, разговаривала. – Она опять передернула плечами. – Мы вместе брали молоко. Оно, во всяком случае, было не краденое.

– Так что он собой представлял?

– Говорю вам, ничтожество, – сказала девушка. – К тому же страдает комплексом неполноценности. Похоже, мечтал спать с мамочкой, когда был подростком. Или что-то в этом духе.

– То есть? – не понял Хейз.

– Эдипов комплекс, – пояснила девушка. – Причем в тяжелой форме. Чувствовал свою неполноценность. Отец его был здоровенным детиной. Видать, на сынка это плохо подействовало.

– Это он вам рассказал?

– Нет, я сама вычислила. Путем умозаключений. А что он натворил?

– Думаем, что убил полицейского.

– Тогда плохи его дела. Если он вам попадется, вы же на нем живого места не оставите.

– Откуда вы знаете?

– Все так говорят. «Так, значит, убил одного из наших? Ах ты, гад!» – и раз в морду. А вам сколько лет?

– Тридцать два.

– Хороший возраст. Женаты?

– Нет.

– М-да, – произнесла девица и задумчиво посмотрела на Хейза.

– Значит, эдипов комплекс, – сказал Хейз. – В тяжелой форме.

– Ага, – ответила она и вдруг улыбнулась. – Что я вижу? Полицейский с чувством юмора. Вот чудеса! Вы уверены, что не хотите выпить?

– Уверен, – ответил Хейз.

– А я немножко выпью, – сказала девушка. – Меня зовут Дженни. Дженни Пеленко.

– Очень приятно.

– Субботний вечер, у всех свидания. Какая скука... – она подошла к столу и налила себе виски. – Пожалуй, надерусь-ка я сегодня. Не желаете составить компанию?

– Спасибо, но не могу.

– А чего вы боитесь? – удивилась девушка. – Мужа сейчас дома нет.

– Где же он?

– Далеко-далеко. На Тихом океане. Служит во флоте.

– Так что же насчет Феттерика?

– С ним мне надираться никогда не хотелось.

– Я не о том. Что вы о нем знаете?

– А что вас интересует? Спросите Дженни Пеленко. Я как жена парикмахера. Это итальянское выражение. Смысл его такой: жена парикмахера знает все, что происходит в городе, потому что узнает новости от мужа. Улавливаете?

– С трудом. Вы знаете, чем занимался Феттерик?

– Нет, он не рассказывал.

– Когда-нибудь он уходил из дома в перчатках?

– Вроде бы. Да, уходил. Это важно?

– Не очень. Он никогда не говорил, где работает?

– Нет. Он либо просто мошенник, либо чернорабочий. Копает канавы. Или кирпичи кладет.

– Значит, он не говорил, где работает?

– Нет.

– Вы не замечали, когда он утром идет на работу?

– Замечала.

– Когда же?

– В восемь – полдевятого.

– Он работает в Риверхеде?

– Понятия не имею. Я ещё себе налью, ладно?

18
{"b":"18610","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Level Up 3. Испытание
Дочь убийцы
Американские боги
Иди туда, где страшно. Именно там ты обретешь силу
Дама сердца
Возрождение
Зеркало, зеркало
Путешествуя с признаками. Вдохновляющая история любви и поиска себя