ЛитМир - Электронная Библиотека

– Не знал и не знает. Зачем ему об этом говорить? Жена не должна быть слишком проницательной. – Миссис Фелпс в очередной раз улыбнулась. – Но я выдаю вам профессиональные тайны, детектив Мейер. И тем самым осложняю жизнь вашей супруге.

– Ей ни к чему подсказки, – отозвался Мейер и тоже улыбнулся. – Она поместила свой капитал в собственное дело.

– Вы собираетесь рассказать моему мужу все, что вам известно?

– Да.

– Зря. Вряд ли это поможет расследованию. Он ведь не убивал...

– А кто убивал? – спросил Мейер.

– Откуда же мне знать? – С лица миссис Фелпс не сходила улыбка. – Можно, я скажу жестокие слова?

– Давайте, – разрешил Мейер.

– Поверьте, что мне на все это наплевать, – произнесла она, не переставая улыбаться.

– Наплевать? На что же, дорогая? – раздался голос Франклина Фелпса.

– Показывать или не показывать на выставке наших собак, – не растерялась миссис Фелпс.

– А! – протянул Фелпс, входя в комнату. – У нас тройка ирландцев. Я люблю их выставлять, а Марне это не нравится. Красивые животные. – Он взглянул на Мейера. – Да это же детектив Мейер! Я сразу и не узнал.

– Здравствуйте, мистер Фелпс, – сказал Мейер, вставая и пожимая ему руку. – Это Берт Клинг.

– Детектив Клинг, – уточнил мистер Фелпс и пожал руку Клингу.

На первом допросе Фелпс не произвел на Мейера особого впечатления, но когда выясняется, что у человека был роман с рыжеволосой красавицей лет на десять его моложе, он предстает в несколько ином свете. Мейер всмотрелся в него. Высокий, с седеющими волосами, пронзительные серые глаза, прямой нос, жесткий рот. Его челюстью можно заколачивать костыли в железнодорожные шпалы.

– Извините, что вытащили вас из душа, мистер Фелпс, – сказал Мейер. – Нам нужно задать вам ещё несколько вопросов.

– Признаться, в прошлый раз я вел себя как сущий осел, – сообщил Фелпс.

– Ну что вы... – неопределенно отозвался Мейер.

– Зря я начал все эти разговоры насчет товара, честное слово, зря.

– Но вы действительно заплатили за него деньги.

– Верно, но потом я навел справки, и оказалось, что страховка покрывает все убытки.

– Вот и хорошо, – сказал Мейер без всякого выражения.

– Рад, что мне представился случай ещё раз с вами увидеться. Не хотелось бы оставлять дурного впечатления.

– А его и не осталось, – покривил душой Мейер. – Могли бы мы с вами поговорить, мистер Фелпс?

– Конечно, давайте поговорим.

Фелпс подошел к столику в стиле Людовика XVI, снял крышку с фаянсовой шкатулки и достал сигарету. Он как раз собирался её закурить, когда Мейер произнес:

– Без свидетелей.

Спичка чуть дрогнула в руке Фелпса, но он снова поднес её к сигарете и сказал:

– Разумеется. Марна, ты бы не смогла...

– У меня и без вас тысячи дел, – отозвалась миссис Фелпс. – Рада была познакомиться, джентльмены. – Она снова улыбнулась и вышла из комнаты.

– Что вам угодно? – спросил Фелпс.

– Мы хотели бы ещё раз вернуться к сведениям, полученным от вас, мистер Фелпс.

– Прошу вас. – Фелпс затянулся сигаретой. Одну руку он держал в кармане халата.

– Как давно вы знаете Анни Бун?

– Она работала у меня около года, – сказал Фелпс.

– Хорошо. Вы были знакомы с ней до этого?

– Я впервые увидел её, когда она пришла по моему объявлению в газете.

– В каких вы были с ней отношениях?

– Она у меня работала.

– Сколько вы ей платили?

– Сто двадцать пять долларов в неделю.

– Кажется, вы посылали ей розы, когда она однажды заболела? – спросил Клинг.

– Не помню.

– Посылали, – уверил его Клинг.

– Может быть.

– Не кажется ли вам это несколько необычным?

– Если такое и было, не вижу здесь ничего необычного.

Анни была надежным помощником. Без неё мне бы не уп раниться с этим магазином.

– Когда вы впервые встретились, мистер Фелпс?

– Я уже сказал – когда она пришла по объявлению.

– Где вы поместили объявление?

– В местных газетах.

– Почему вы наняли именно ее?

– Она уже до этого работала продавщицей.

– Она продавала виски?

– Мебель.

– Где?

– У Германа Додсона.

– Она говорила вам об этом?

– Да.

– И вы запомнили?

– Запомнил.

– Она была алкоголичкой?

– Кем, кем?

– Алкоголичкой.

– Какой абсурд! Нет, конечно!

– Откуда вы знаете?

– Я не видел, чтобы она выпивала больше бокала... – Фелш: осекся.

– Бокала чего?

– Вина, – договорил он.

– Где вы это видели, мистер Фелпс?

– Не помню.

– Вы встречались с ней где-то помимо работы?

– Помимо работы? Нет, конечно. Не помню, где я видел, что она пила вино. Кажется, в магазине.

– Она пила ваше вино?

– Да, мое.

– По какому поводу?

– Без повода. Мы... мы просто решили открыть бутылочку...

– Это был единственный случай, когда она пила при вас?

– Да.

– Тогда откуда вы знаете, что она не была алкоголичкой?

– Ну, это сразу можно сказать. Она ведь у меня работала. Я много раз бывал в магазине, но пьяной её не видел ни разу.

– Сколько вы платили ей, мистер Фелпс?

– Я уже говорил. Сто двадцать пять долларов в неделю. Скажите, это допрос третьей степени? В таком случае я бы, пожалуй, позвонил своему адвокату.

– Если вам очень хочется, мистер Фелпс. Никаких препятствий с нашей стороны не будет. Но если вы спросите мое мнение, я бы посоветовал вам не дергаться и честно отвечать на вопросы.

– Я и так отвечаю честно. Между прочим, я имею право не отвечать на те вопросы, которые мне не нравятся.

– Вам придется ответить и на них, если мы вас арестуем.

– На каком основании?

– По подозрению в убийстве, – ответил Клинг. Фелпс помолчал.

– Я все-таки позвоню моему адвокату, – сказал он наконец.

– Если это вам так необходимо, – сказал Мейер, – то вы позвоните ему прямо из восемьдесят седьмого участка. Фелпс растерянно заморгал.

– Не хотите говорить здесь, можно поговорить и в участке, – уточнил Мейер. – Если вы не убивали её, то вам нечего бояться.

– Я её действительно не убивал.

– Прекрасно. Так почему же тогда вы говорили неправду?

– Не говорил я неправды.

– У вас был роман с Анни Бун?

Фелпс молчал.

– Был или нет?

– Был, – сказал Фелпс.

– Почему же вы нам сразу этого не сказали?

– По разным причинам.

– Например?

– Во-первых, мне не хотелось, чтобы меня заподозрили в убийстве.

– Эту возможность пока исключить нельзя, мистер Фелпс.

– Во-вторых, история могла попасть в газеты, и я не хотел бы, чтобы Марна... В общем, вы меня понимаете.

– Вполне, – сказал Мейер. – Ну, а теперь выкладывайте все начистоту.

– С чего начать?

– Когда вы познакомились с Анни?

Фелпс тяжело вздохнул.

– В мебельном салоне фирмы «Герман Додсон». В отделе современной мебели. Я туда забрел по ошибке. Вообще-то мы с Марной предпочитаем антиквариат.

– Продолжайте.

– Я назначил ей свидание... Ну, не сразу, конечно. Мы сначала поболтали. Короче, вы знаете, как это обычно бывает.

– Нет, не знаю, – отрезал Мейер. – Я женат. Так что расскажите мне, как это у вас вышло, мистер Фелпс.

– Вот уж не знал, что полицейские у нас такие высоко – нравственные, – сказал Фелпс. – Я и не подозревал, что любовь в нашем штате считается правонарушением.

– Не любовь, – поправил его Мейер. – Супружеская измена.

– Анни была в разводе, – возразил Фелпс.

– Но вы-то женаты. Закон считает изменой такую связь, когда хотя бы один из партнеров состоит в браке. Однако не будем отвлекаться, мистер Фелпс. Преступление, которое нас интересует, – это убийство.

– Я не убивал ее...

– Мы вас слушаем. Продолжайте, пожалуйста.

– Я любил её. С какой стати мне было её убивать?

– Когда мы с вами говорили в первый раз, её гибель вроде бы не произвела на вас особого впечатления. Гибель товара вас огорчила куда больше.

21
{"b":"18610","o":1}