ЛитМир - Электронная Библиотека

– Нет, а кто это?

– Вы знали, что она в разводе?

– Да. Я часто заходил за ней и видел её дочку, Монику. Симпатичная малышка. Я ей приносил то одно, то другое. Шоколад там, как-то раз куклу... Моника прелесть.

– Жениться на Анни не думали?

– Она мне нравилась, но не настолько! – сказал Абельсон.

– Анни когда-нибудь говорила, что у неё есть враги?

– Нет.

– Что она кого-то боится?

– Нет.

– Когда вы видели её в последний раз?

– На похоронах. Я не мог не пойти...

– Живую когда в последний раз видели?

– Недели две назад. Погодите, это было первого июня. Кто-то ещё сказал – вот, мол, уже июнь наступил. В субботу вечером.

– Она упоминала о каком-то письме?

– Нет.

– Вы после этого ей звонили?

– Да, раза два или три.

– В этих разговорах она тоже не упоминала о письме?

– Вроде нет.

– После шестого июня вы говорили с ней по телефону? – спросил Клинг.

– Кажется, говорил.

– О письме речи не было?

– Нет.

– Вы знаете человека по имени Артур Кордис?

– Нет.

– А человека по имени Джейми?

– Тоже нет. Погодите, Джейми, а фамилия как?

– Фамилии не знаем.

– Я знаю нескольких Джимми, но Джейми никто из них себя не называет. Нет, Джейми не знаю. Так вы будете проверять мое алиби?

– Обязательно, – сказал Карелла. – Когда вы виделись в последний раз, Анни не выглядела напуганной? Никто не угрожал ей, не приставал ни с чем?

– Она мне ничего такого не говорила. И выглядела как обычно. Мы неплохо повеселились. Потрясающая была девица, доложу я вам. Если бы вы только видели, как она играла в бильярд. Нет, серьезно – лучше любого мужчины! Кроме меня, конечно. Первоклассно играла. От такой с ума сойти можно, запросто.

– У вас нет никаких предположений, кто бы мог убить её, мистер Абельсон?

– Нет. Поднять руку на такую бабу! Кто мог решиться на такое? Жуткое дело. А мне она нравилась. Очень даже нравилась.

– Большое спасибо, Абельсон, – в один голос произнесли Карелла и Клинг и направились к будке, где лысый Финн считал деньги.

– Абельсон играл здесь в прошлый понедельник? – спросил Клинг.

– Играл. В кости.

– С какого времени и до какого?

– Пришел, кажется, в половине девятого, а ушел сильно за полночь.

– А точнее?

– Часа в два, может, в три.

– И все это время он отсюда не выходил?

– Нет. Он же азартный, как не знаю кто. Выиграл чуть не полтыщи. Когда вы спросили про него, я решил, что вас интересуют кости. Он проторчал тут весь вечер. Слушайте, а может, вы ещё передумаете?

– Кто-нибудь может подтвердить, что он пробыл здесь весь вечер?

– Сто человек.

– Кто именно?

– Спросите там, за четвертым столом. Клинг отправился к четвертому столу.

– Может, мы договоримся? – предложил Финк Карелле. – Я понимаю, что надо быть честным, но не настолько же!

– Буду с вами совершенно откровенным, – сказал Карелла. – Я такой же мошенник, как и все другие полицейские. Но меня ждут барыши покрупнее. Мне некогда размениваться по мелочам.

– Вот оно что! – удовлетворенно произнес Финк. – Сразу бы так и сказали. А то я было заподозрил неладное. Полицейский – и не требует свою долю. Тут что-то не так. Послушайте, почему бы вам не прислать сюда парня, которому бешеные деньги ни к чему? А то очень хлопотно перевопить игру в другое место.

– И правда хлопотно.

– Хорошо, что вы меня понимаете. Надо мной тоже кое-кто есть. Серьезные люди. Подыскали бы мне полицейского без больших амбиций, а?

– Я подумаю, – сказал Карелла. – Но пока никаких игр.

– Спасибо. – Голос Финка звучал вполне искренне. – Огромное вам спасибо.

К будочке подошел Клинг.

– Все совпадает, – сказал он. – Абельсон чист, как стеклышко.

Глава 13

Убийца Анни Бун начал проявлять беспокойство.

Причин для беспокойства у него вроде бы и не было, потому что полиция никак не могла напасть на его след. Но убийца кое-что вспомнил и решил опередить полицию. Он позвонил по телефону. Наверное, это было роковой ошибкой.

Убийца позвонил девочке.

Монике.

Убийца попросил её не говорить об этом разговоре бабушке, но девочка обещания не сдержала, и поэтому вскоре в дом пожаловали детективы Клинг и Карелла.

Девочка сразу же узнала Клинга.

– Приветик, – сказала она. – Вы нашли ее?

– Пока нет, – ответил Клинг. Он был уверен, что девочка ещё ничего не знает о смерти матери. А если и знает, то успела к этому привыкнуть. – Моника, это детектив Карелла.

– Здравствуйте, – сказала Моника.

– Надеюсь, вы помните, что перед вами ребенок, – заметила миссис Травайл. – Девочку нельзя травмировать.

– Мы только хотим задать ей несколько вопросов, миссис Травайл, – пояснил Клинг. – Вместе с детективом Кареллой.

– Хорошо, – согласилась миссис Травайл и кивнула Карелле. – Вы разрешите мне присутствовать?

– Разумеется, – сказал Карелла и улыбнулся миссис Травайл. Клинг заметил, что и она, в свою очередь, ответила приветливой улыбкой. Почему это, ревниво подумал Клинг, женщины всегда так тепло отвечают на улыбку Кареллы? Его несколько утешило, что он, по крайней мере, пользуется расположением Моники.

– Насколько мы могли понять, миссис Травайл, девочка сегодня утром говорила по телефону, верно? – спросил Клинг.

– Да. Так она мне сказала.

– Мне позвонили, – подтвердила Моника.

– Я в этом нисколько не сомневаюсь, милая, – сказала ей миссис Травайл и обернулась к детективам: – Просто Моника может и напутать.

– Что значит напутать? – спросила Моника.

– Ты говорила утром по телефону? – улыбаясь, спросил её Клинг.

– Говорила.

– А когда это было?

– Не знаю.

– Она ещё не умеет определять время, – вмешалась миссис Травайл. – Это было сегодня утром. Я оставила её дома, потому что она чихала. Кроме того... я не очень-то доверяю её папаше.

– П-а-п-а-ш-е, – произнесла по буквам Моника.

– После всего, что случилось, с него вполне станет забрать её силком. Пусть лучше сидит дома.

– Тот, кто звонил, знал, что девочка дома?

– Понятия не имею, – сказала миссис Травайл.

– Тот, кто звонил, хотел поговорить именно с тобой, Моника? – задал вопрос Клинг.

– Да, я услышала: «Это Моника Бун?» – и ответила: «Да, это Моника Бун». И мы начали разговаривать.

– А где была в это время бабушка? – спросил Карелла.

– Ходила в магазин, – откликнулась миссис Травайл.

– А кто звонил, мужчина или женщина? – спросил Клинг.

– Не знаю, – сказала Моника.

– Но ты говорила по телефону?

– Да.

– И не поняла, мужчина или женщина?

– Нет.

– Вот я и говорю, что она может что-нибудь напутать, – сказала миссис Травайл.

– Что значит напутать? – снова спросила Моника.

– Это значит ответить не совсем правильно, – объяснил Клинг.

– Ага! – понимающе кивнула Моника.

– Ты слышала этот голос раньше?

– Нет.

– А какой он, этот голос?

– Не знаю.

– Значит, ты говоришь, что не поняла, мужчина это или женщина. Голос был низкий?

– Вроде бы низкий.

– Похож на мужской?

– Вроде бы похож.

– Но ты не уверена?

– Нет. А вдруг женский? Так трудно было разобрать! Как будто... Как будто тот человек говорил в какую-то трубу или коробку. Чудной такой голос.

– Через платок? – предположил Клинг, обращаясь к Карелле.

– Не исключено. Так что же этот голос сказал тебе, Моника?

– Сейчас вспомню. Сначала он спросил: «Это Моника Бун?» Я сказала: «Да, это Моника Бун». Потом голос спросил: «Как ты поживаешь, Моника?», а я ответила: «Хорошо, а вы как поживаете?» Бабушка учила меня, как надо вежливо говорить по телефону.

– А потом?

– А потом он...

– Этот человек?

– Голос. Я не знаю, как правильно, он или она.

– Говори «он», голос, – посоветовал Клинг.

– Ладно. Потом голос сказал: «Ты хочешь быть хорошей девочкой?» Я ответила, что хочу. Тогда он спросил: «Ты умная девочка?» Я не люблю хвастаться, но сказала: "Да, умная.

24
{"b":"18610","o":1}