ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Хорошо.

– Хенли?

– Да, Дуг?

– Отлично сработано, парень. – Он повесит трубку. – Наконец-то мы начинаем! – радостно объявил он. – Пит, немедленно свяжись с аэропортом и закажи место! – Он прищелкнул пальцами и нажал на кнопку внутреннего телефона, снова снял трубку, какое-то мгновение помолчал, а потом кратко бросил команду. – Рейнольдс, немедленно сюда, хорошо? И поторапливайтесь.

– Значит, все утрясено? – спросил Камерон. – Ну, теперь-то ты можешь сказать мне, в чем дело?

– Теперь, когда все это у меня в кармане, я мог бы сказать об этом даже самому Бенджамину… Нет, впрочем и сейчас я не стану этого делать. – Удовлетворенно посмеиваясь, он направился к бару и налил себе порцию виски.

– Все-таки мне лучше позвать сюда Бобби, – сказала Диана. – Ты только погляди, как быстро темнеет.

– Давай повременим с этим еще минуточку, Диана. Неужто тебе не интересно самой все услышать?

– Да, но…

– Дорогая моя, пойми – мальчик у себя во дворе! Господи! Чего тут можно бояться!

– Нет, конечно же… Я сама понимаю, но…

– Так вот, Пит, ты собственными ушами слышал, как тут выкобенивался этот Бенджамин, не так ли? Он говорил, что у меня имеется пакет из тринадцати процентов акций, дающих право голоса, я правильно говорю, да?

– Правильно.

– Нет, не правильно! – воскликнул Кинг. И он помолчал, предчувствуя, какой эффект произведут его дальнейшие слова. – Последние шесть лет я скупал акции. И вот сейчас, именно в эту самую минуту, в моем распоряжении имеется двадцать восемь процентов акций.

– Дуг, да ведь это же прекрасно! – воскликнула Диана.

– А какое отношение имеет к этому Бостон? – спросил Камерон.

– Когда мы там были в последний раз, Диана? Две недели назад? Хенли с тех пор сидел там, обрабатывая парня, владевшего изрядным пакетом акций и ни разу не принявшего участия в собрании акционеров.

Он быстро направился к бюро в углу, отпер его и придвинул к себе хранившуюся там чековую книжку. Сев подле бюро, он принялся выписывать чек.

– И сколько же акций у него в пакете? – спросил Камерон.

– Девятнадцать процентов.

– Что-о-о?!

– А ты сложи, попробуй. Девятнадцать плюс двадцать восемь дают нам сорок семь. А этого достаточно, чтобы заблокировать любое решение, кроме моего, даже если эти идиоты придумают что-нибудь со Стариком. Этого достаточно, чтобы я мог теперь заправлять делами компании так, как я этого захочу. Я стану выпускать только те туфли, которые мне захочется! – Он вырвал из чековой книжки чек и вручил его Камерону. – Вот, – сказал он, – погляди-ка на него повнимательнее.

Камерон бросил взгляд на чек и только присвистнул.

– Семьсот пятьдесят тысяч долларов, – сказал он, совершенно пораженный.

– И это – всего лишь пятидесятипроцентный задаток. Вся пачка обойдется мне в полтора миллиона, когда рея эта операция завершится успешно. Но она стоит этого, можете быть уверены!

– Дуг, а откуда же ты?..

– А мне, Диана, пришлось обратить в наличность почти все, что у нас есть. Я умудрился даже заложить и этот дом.

– Заложить… – и Диана уставилась на Кинга испуганным взглядом, не способная больше произнести ни слова.

– Да, это весьма солидная сумма денег, – сказал Камерон.

– Абсолютно все, что у меня есть! И мне пришлось еще здорово поскрести по сусекам, можете быть уверены. Но он не хотел уступить ни цента. Диана, эта сделка сделает меня человеком.

– Я… я очень надеюсь на это, Дуг.

– Сорваться здесь ничего не может, дорогая. Теперь меня никто не остановит.

– И у кого же ты покупаешь такой солидный пакет, Дуг? – спросил Камерон.

– У парня, который скупал эти акции и столько их набрал, но которому при этом абсолютно наплевать, кто и как управляет компанией. Он даже не понимает, что прибыль его зависит…

– И кто же это? – спросил Камерон. – Кто этот парень?

– Самое интересное заключается в том, что эти акции он умудрился распределить между примерно двадцатью принадлежащими ему мелкими компаниями и их филиалами. Поэтому кроме нас никто и не догадывается, что у него в руках такой пакет.

– Кто же он? Кто он такой? – сказал Камерон.

В другом конце комнаты послышалось осторожное покашливание. Кинг посмотрел в ту сторону.

– А, Рейнольдс, это вы пришли, – сказал он. – Я хочу поручить вам срочно отвезти мистера Камерона в аэропорт.

– К чему такая спешка, Дуг? – сказал Камерон. – Я ведь еще даже не заказал билетов.

– Тогда немедленно займись этим, ладно?

– А я тем временем все же позову Бобби в дом, – сказала Диана. Она подошла к выходной двери и приоткрыла ее. – Бобби! – крикнула она. – Бобби!

– Нам, Рейнольдс, придется подождать здесь, пока мистер Камерон не закажет, наконец, свои билеты, – сказал Кинг. – Но это не отнимет у него много времени.

– Бобби! – послышался крик Дианы. – Бобби! – Зазвонил телефон. Кинг снял трубку. – Алло? – сказал он. – Кинг? – Да, у телефона мистер Кинг, – он прикрыл ладонью трубку и обернулся к Питу. – Давай, Пит, пошевеливайся. У нас не так уж много времени.

В этот же самый момент он услышал в трубке голос.

– Смотри, не вешай на этот раз трубку, – сказал голос. – У нас тут нет особого желания церемониться с тобой, Кинг.

– Что? Простите! – сказал Кинг. – Так что вы сказали?

– У нас в руках твой сынок, Кинг.

– Мой сынок? Да что вы говорите?.. – Он обернулся и бросил быстрый взгляд в сторону входной двери.

– Бобби! – доносился оттуда зов Дианы. – Бобби, да отзовись же ты, ради Бога!

– Именно твой сын. Мы похитили его, – проговорил голос.

– У вас… у вас сейчас мой сын? – Диана бросилась к нему от двери. – Что? Что ты сказал? – Мой сын? – угасшим голосом повторил в это время Кинг.

– Последний раз говорю – твой сын Бобби у нас в руках. Понял наконец?

– Но это… это же невозможно.

– Дуг, что тут творится? – выкрикнула Диана.

– Ведь сын твой играл в зарослях подле дома, так ведь?

– Да, но… Послушайте, это что – шутка? Если это шутка, то…

– Никакая это не шутка, Кинг.

– Дуг, умоляю тебя, ради Бога, скажи им…

Он знаком попросил ее замолчать, а голос в трубке тем временем монотонно твердил свое.

– Так вот, слушай нас хорошенько, потому что повторяться я не стану. Мальчишка сейчас в безопасности. И он будет в безопасности, если только ты сделаешь то, что мы тебе скажем. Нам нужно пятьсот тысяч долларов в мелких купюрах…

– Минуточку, я хочу все это записать, – он протянул к себе бювар и карандаш и подошел с трубкой к бюро, растянув провод до предела. – Да, пятьсот тысяч долларов…

– Вот именно, – сказал голос, – купюры не должны иметь каких-то пометок и должны непременно быть мелкими. Понимаешь?

– Да, да, понимаю… Но это правда, что с ним ничего плохого не случилось?

– С ним все о’кей. И учтите – на этих купюрах не должно быть идущих подряд номеров и серий, Кинг. Приготовь деньги к завтрашнему утру, понятно? Мы позвоним тебе и дадим новые указания. И не пытайся сообщать в полицию, Кинг.

– Нет, нет. Я никуда не стану сообщать.

– Ты все понял?

– Да, черт побери. Я прекрасно вас понял, – Кинг отчаянно пытался придумать способ засечь телефон звонившего. Когда же такая идея, наконец, пришла ему в голову, он тут же провел ее в жизнь, как будто это была долгожданная коммерческая сделка.

– О’кей, – говорил голос, – значит, пятьсот тысяч в мелких… – И тут Кинг нажал пальцем на рычажок аппарата, прерывая связь. Он резко отвернулся от телефона и крикнул:

– Пит, немедленно бери телефон на кухне. Сначала позвони в полицию. Скажи им, что Бобби похитили и что с нас требуют за него выкуп в пятьсот тысяч.

– Нет! – выкрикнула Диана. – Не смей!

– А потом позвони в телефонную компанию. Скажи им, что я прервал разговор с этим подонком…

– Зачем, зачем ты это сделал? Ты прервал разговор с человеком, у которого в руках наш Бобби? И ты повесил трубку?.. – Казалось, что она вообще утратила разум, потому что, не договорив фразы, метнулась к двери и принялась кричать: – Бобби! Бобби! Бобби!!!

11
{"b":"18611","o":1}