ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Дженеро, словно курьер из универмага, никогда не расставался со своим портативным транзистором. Сейчас, когда он сидел за столом, печатая в трех экземплярах про своих «рецев», транзистор стоял на краю стола, извергая последние хиты рок-н-ролла. Лейтенант Бернс не раз сообщал ему, что здесь полицейский участок, а не танцплощадка («Это вам не танцплощадка, Дженеро, мы здесь не на дискотеке!») и обещал Дженеро, что его переведут обратно в Беттаун патрульным полисменом, если он не избавится от этого «шумного предмета, не имеющего отношения к уставной экипировке». Но сегодня у лейтенанта Бернса был выходной, и приемник Дженеро, настроенный на волну той же радиостанции, которую слушали десятилетние близнецы Кареллы, орал на полную громкость. А Карелла набирал номер отеля «Беверли-Уилшир» в Лос-Анджелесе.

Разговаривавший с ним помощник менеджера был вежлив, любезен и предупредителен. В Лос-Анджелесе все старались быть вежливыми, любезными и предупредительными, так же как и лос-анджелесские копы. Карелла легко мог представить себе, как вооруженный грабитель и коп в униформе, встретившись в каком-нибудь каньоне, вежливо раскланиваются перед тем, как начать стрелять друг в друга.

– Мне нужны сведения о женщине, которая недавно останавливалась у вас, – сказал Карелла.

– Да, сэр?

– Ее имя – миссис Джереми Ньюмен, могла зарегистрироваться также как Энн Ньюмен. Согласно нашим сведениям, она должна была вселиться где-то около первого августа.

– Хорошо, сэр, – сказал помощник менеджера. – Подождите минутку, пожалуйста, я сейчас свяжусь с отделом предварительных заказов.

– Мне нужны еще кое-какие сведения, – сказал Карелла. – Давайте я скажу вам все сразу, чтобы не отнимать у вас лишнего времени.

– Конечно, сэр. Рады будем помочь.

– Я хотел бы знать, когда она вселилась – то есть мне нужно подтверждение, что это было первого августа, – и когда она выехала. И еще мне хотелось бы знать заказывала ли она какие-либо междугородные переговоры и, если да, по какому номеру она звонила, когда и сколько времени длились разговоры.

– По поводу звонков вам придется перезвонить в бухгалтерию, сэр, – сказал помощник менеджера. – Но сперва позвольте мне связаться с отделом заказов.

– Спасибо, – сказал Карелла.

В трубке раздался щелчок. Карелла от души понадеялся, что его не разъединили. На другом конце комнаты приемник Дженеро орал песню, в которой все время повторялись слова: «Если я тебя люблю, как же ты меня не любишь?» Почему бы Дженеро не обзавестись такими штучками, которые вставляются в уши? Надо будет ему сказать...

– Мистер Карелла? – послышался голос помощника менеджера.

– Да, я слушаю.

– Мне сообщили нужные вам сведения, сэр. Энн Ньюмен действительно зарегистрировалась первого августа и выписалась вечером в четверг, седьмого августа.

– Спасибо, – сказал Карелла. – Не могли бы вы соединить меня с кем-то, кто может знать о телефонных звонках?

– Им может потребоваться время, чтобы найти квитанции, – сказал помощник менеджера. – Быть может, лучше мы вам перезвоним?

– Да нет, спасибо, я подожду, – сказал Карелла.

– Ну хорошо. Много времени это не займет. Не вешайте трубку, ладно?

Снова раздался щелчок. Карелла ждал. Рок-певец по-прежнему желал знать, как же это вышло, что адресат его жалоб его не любит.

– Дженеро! – окликнул Карелла, перекрикивая шум.

– Чего? – отозвался Дженеро.

– Ты меня слышишь?

– Чего? – повторил Дженеро. Это был жилистый парень с курчавыми черными волосами и мощным неаполитанским носом. Он сидел, сгорбившись над своей машинкой и тыкая в клавиши указательными пальцами.

– Я говорю, ты меня слышишь? – заорал Карелла.

– Конечно, слышу! – ответил Дженеро. – Я ж не глухой! Извини, – добавил он тут же, вспомнив, что жена Кареллы глухонемая.

– Почему ты не купишь такие штучки для ушей? – спросил Карелла.

– Что за штучки для ушей?

– Ну, такие штучки, которые вставляются в уши. Чтобы ты мог слышать радио, а остальным его слушать не приходилось.

– Не, наушники не годятся! – сказал Дженеро. – Они звук искажают. А в этой комнате как раз очень хорошая акустика.

– А ты знаешь, что будет, если вдруг заявится лейтенант?

– Не, не заявится. Он на бейсболе, – ответил Дженеро.

– А ты откуда знаешь? – удивился Карелла. Возможно, Дженеро все же куда лучший детектив, чем он думал...

– Он мне говорил, что у него два билета на сегодняшний матч.

– Ну хоть потише сделай!

– Это испортит звук, – возразил Дженеро.

– Мистер Карелла? – послышался в трубке женский голос.

– Да, детектив Карелла слушает.

– Это бухгалтерия, – сказала женщина. – Мы нашли нужные вам квитанции. Продиктовать вам их?

– Да, говорите, пожалуйста, – сказал Карелла.

– На счет Энн Ньюмен за время ее пребывания в отеле записано четыре междугородних звонка. В тот день, когда она заселилась, то есть первого августа, она звонила в восемь часов вечера по телефону 765-38-11 в Айсоле. Разговор длился три минуты семнадцать секунд.

– Дальше, – сказал Карелла, кончив писать.

– Второй звонок был сделан днем в понедельник, четвертого августа, в четыре тридцать, по телефону 531-84-31, тоже в Айсоле. Разговор длился двадцать семь минут двенадцать секунд.

– Продолжайте, я слушаю.

– Во вторник вечером, пятого августа, она снова звонила по телефону 765 и так далее в девять двенадцать вечера, и разговор длился...

– То есть по телефону 765-38-11?

– Да. Разговор длился двенадцать минут семь секунд.

– И последний звонок?

– Седьмого августа, в пять вечера, по телефону 332-02-95, тоже в Айсоле.

– Это все по местному времени?

– Да, сэр, время калифорнийское.

– Спасибо большое, – сказал Карелла.

– Всего хорошего, – ответила женщина и повесила трубку.

– Дженеро, выключи радио! – рявкнул Карелла. – Мне еще в несколько мест позвонить надо!

– А почему бы тебе не завести такие маленькие штучки, которые вставляют в уши? – осведомился Дженеро. – Такие резиновые затычки, которые заглушают звук?

– Дженеро... – угрожающе начал Карелла.

– Итальянцам же положено любить музыку! – сказал Дженеро, но приемник вырубил.

Из трех номеров Карелле был знаком только один. Он звонил по нему вчера, перед тем как встретиться с Энн Ньюмен в квартире ее свекрови, где она сейчас жила. Тем не менее он все же проверил свою записную книжку и убедился, что номер 332-02-95 действительно принадлежит Сьюзен Ньюмен. Интересно, зачем Энн звонила ей в прошлый четверг, перед тем как вернуться из Калифорнии домой?

Телефон 765-38-11 – это, несомненно, домашний номер Энн. Она говорила Карелле, что звонила мужу в пятницу вечером, когда приехала в отель, и во вторник. Отель «Беверли-Уилшир» это подтверждал – если, конечно, это был тот самый телефон. Карелла проверил справочник телефонов Айсолы и нашел мистера Джереми Р. Ньюмена на Сильвермайн-Овал – да, номер сходится.

Но последний телефон оставался загадкой.

Карелла снова просмотрел записи.

Она звонила в Айсолу по телефону 531-84-31 в понедельник, четвертого августа, днем, и говорила двадцать семь минут двенадцать секунд. Карелла подвинул к себе телефон и набрал 0, чтобы вызвать оператора. Когда ему ответили, он сказал:

– Детектив Карелла, восемьдесят седьмой участок. Мне нужна помощь в расследовании. Мой телефон 377-80-24, добавочный 4. Не могли бы вы попросить вашего начальника мне перезвонить?

– Минуточку, сэр, – ответила телефонистка.

Карелла повесил трубку. Надо будет еще позвонить миссис Ньюмен и спросить, о чем они с невесткой разговаривали вечером седьмого. Ему показалось странным, что последним человеком, которому позвонила Энн Ньюмен перед самым отъездом из Калифорнии, была ее свекровь. Она уже звонила домой пятого, чтобы сказать мужу, что вылетает седьмого, зачем же снова звонить на Восток? Тут зазвонил телефон. Карелла схватил трубку.

– Восемьдесят седьмой участок, Карелла!

15
{"b":"18613","o":1}