ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Да, детектив Карелла. Это Марджори Филипс из телефонной компании.

– Здравствуйте, мисс Филипс. Мне нужна справка.

У меня есть номер телефона, и мне хотелось бы знать имя и адрес владельца.

– Телефон местный?

– Да, где-то в Айсоле.

– Какой?

– 531-84-31.

– Подождите минутку, пожалуйста.

Карелла принялся ждать. Из трубки слышалась музыка. Если это не Дженеро, значит, кто-то в телефонной компании, черт бы их побрал. Какой-то поганый оркестр исполнял струнную аранжировку «Пенни Лейн», услышав которую, любой фанат рок-музыки умер бы на месте от возмущения.

– Мистер Карелла?

– Да, мисс Филипс.

– Я нашла этот номер. Карандаш у вас есть?

– Я держу его в руке.

– Этот телефон – 531-84-31 – принадлежит доктору Джеймсу Бролину, адрес – Айсола, Куртенэ-пласа, дом 493.

– Спасибо, – сказал Карелла. – Мисс Филипс, раз уж я вам позвонил, не могли бы вы помочь мне еще в одном деле?

– Да. В каком?

– Мне хотелось бы иметь список телефонных звонков, сделанных с номера...

– Извините, – сказала мисс Филипс, – для этого вам придется позвонить в канцелярию.

– Да, но сегодня воскресенье, и я...

– Они работают завтра с восьми утра.

– А вы ничем не могли бы мне помочь?

– Боюсь, что нет. У меня нет этих сведений. Извините.

– Ну ладно, все равно, спасибо вам, – сказал Карелла.

– Рада была помочь, – ответила мисс Филипс и повесила трубку.

«Доктор Джеймс Бролин...» – подумал Карелла и снова полез в записную книжку. После названия аптеки, где Энн Ньюмен купила секонал в капсулах, было записано имя врача, который выписал рецепт: доктор Джеймс Бролин. Карелла снова снял трубку и набрал номер. К телефону подошла женщина.

– Доктора Бролина, пожалуйста, – сказал Карелла.

– Извините, а кто его спрашивает?

– Детектив Карелла из восемьдесят седьмого участка.

– Минуточку, – сказала женщина. – Я погляжу, дома ли он.

В переводе на нормальный язык это означало, что доктор, разумеется, дома и она собирается узнать, хочет ли он говорить с детективом. Карелла ждал. Он слышал приглушенные голоса в телефонной трубке. Потом трубку снова взяли.

– Алло! – сказал мужской голос.

– Доктор Бролин? – спросил Карелла.

– Да.

– С вами говорит детектив Карелла из восемьдесят седьмого участка. Я расследую предполагаемое самоубийство и хотел бы знать, не позволите ли вы задать вам несколько вопросов.

– Да, конечно.

– У вас найдется время?

– Вообще-то у нас гости...

– Это недолго.

– Ну хорошо, – сказал Бролин.

– Доктор Бролин, не вы ли тот врач, который выписал месячную дозу секонала в капсулах Энн Ньюмен?

– Я.

– Скажите, доктор, это обычное количество? В смысле, такая большая доза барбитурата?

– Миссис Ньюмен страдает бессонницей. Лечение секоналом является частью общего лечебного курса. В том, что я выписал такую дозу, ничего необычного нет.

– Она была у вас двадцать девятого июля, верно? Эта дата указана в рецепте...

– Это было во вторник? – уточнил Бролин.

– Да, сэр. Кажется, во вторник.

– Да, она была у меня в этот день. Она бывает у меня каждый вторник, среду и пятницу.

– Простите, сэр? – переспросил Карелла. – Каждый...

– Я психиатр, – пояснил Бролин.

– А-а, понятно, – кивнул Карелла.

– Да, – сказал Бролин.

– И вы лечите ее от бессонницы, не так ли?

– В том числе. Бессонница – это один из симптомов. Мне кажется, что я не обязан обсуждать в подробностях природу ее заболевания, мистер Карелла.

– Нет, конечно, – согласился Карелла. – Доктор Бролин, звонила ли вам миссис Ньюмен из Калифорнии в понедельник вечером?

– Звонила.

– Зачем?

– Она не смогла прийти ко мне в пятницу из-за поездки. Она ощутила приступ острой тревоги и хотела поговорить со мной.

– Доктор Бролин, не помните ли вы, сколько времени длилась ваша беседа?

– Минут двадцать. Может, полчаса. Боюсь, что точнее не помню.

– После этого она вам не звонила?

– Нет, не звонила.

– Значит, это был последний раз, когда вы разговаривали?

– Да. Ну, разумеется, мы увидимся с нею в этот вторник.

– Вы сказали, каждый вторник, среду и пятницу?

– Да.

– Доктор Бролин, знали ли вы мистера Ньюмена?

– Нет.

– Знаете ли вы, что в прошлую пятницу утром миссис Ньюмен, вернувшись домой из Калифорнии, нашла его мертвым?

– Знаю.

– А откуда вы узнали о его смерти, сэр?

– Мне сообщила миссис Ньюмен.

– Но мне казалось, что вы не разговаривали с ней после...

– Ах, простите, я думал, что вы имели в виду, не звонила ли она мне из Калифорнии. Она звонила мне вчера. Она была совершенно не в себе. Мы очень долго разговаривали по телефону.

– Понятно. Ну что ж, доктор, раз у вас гости, не стану вас задерживать. Спасибо, что уделили мне время.

– Тогда до свидания, – сказал Бролин и повесил трубку.

Дженеро стоял в другом конце комнаты, уперев руки в бока, и смотрел вниз, на улицу, сквозь металлическую решетку на распахнутом окне.

– Погляди-ка на эту парочку! – сказал он.

– Я занят, – ответил Карелла и снова снял трубку.

– Титьки вот посюда! – сказал Дженеро.

Карелла набрал номер Сьюзен Ньюмен. Она сняла трубку после третьего звонка.

– Алло?

– Миссис Ньюмен? Это детектив Карелла. Здравствуйте. Как поживаете?

– Мы только что вернулись с кладбища, – ответила миссис Ньюмен. – Принимая во внимание обстоятельства, в целом я в порядке.

– Быть может, я не вовремя?

– У нас люди, – сказала она. – Но это ничего. Что вы хотели?

– Миссис Ньюмен, насколько мне стало известно, ваша невестка звонила вам из Калифорнии в прошлый четверг вечером. Это верно?

– Да, звонила.

– Не могли бы вы мне сказать, о чем вы разговаривали?

– Н-ну... да, могла бы. Но зачем вам это?

– Это обычный сбор информации.

– Я не очень понимаю, что значит «обычный сбор информации».

– Есть некоторые вещи, которые мы обязаны проверить в случае любой насильственной смерти.

– Насильственной?

– Да, мэм. Такой, как убийство или самоубийство.

– Понимаю. Значит, вы все же подозреваете, что моего сына убили?

– Я ничего не подозреваю, миссис Ньюмен. Я просто собираю факты, чтобы иметь возможность сделать обоснованные выводы.

– А какое отношение звонок Энн может иметь к обоснованным выводам?

– Она говорила с мужем – вашим сыном – во вторник вечером. Насколько мне известно, после этого она с ним не разговаривала. Но в четверг, перед тем как вернуться домой, она звонила вам. Я хотел бы знать зачем.

– Вы подозреваете, что Энн имеет отношение к смерти Джерри?

– Нет, мэм, этого я не говорил.

– Тогда я не очень понимаю, зачем вы звоните, мистер Карелла.

Карелла посмотрел на часы на стене. Он говорил с ней уже минуты три, а она так и не сказала ему, зачем ее невестка звонила ей в четверг. В обычных обстоятельствах он мог бы только приветствовать подобную семейную солидарность. Но теперь... «Надо сказать ей о жаре в квартире! – подумал он. – О том, что есть что-то очень подозрительное в квартире, где выключен кондиционер, когда на улице жара за девяносто. Надо сказать ей, что да, черт побери, я не исключаю возможности того, что это было убийство!»

– Миссис Ньюмен!

– Да?

– Вы не обязаны сообщать мне содержание вашей беседы с невесткой. Однако я надеялся...

– Энн не имеет никакого отношения к смерти моего сына!

– Откуда вы знаете?

– Зачем убивать человека, с которым ты собираешься разводиться?

– А она собиралась развестись с вашим сыном?

– Она именно затем и звонила мне в четверг вечером.

– Чтобы обсудить развод?

– Чтобы сказать мне, что она намерена просить о разводе, как только вернется из Калифорнии.

– Понятно. А ваш сын об этом знал?

– Нет.

– Она не говорила ему об этом, так?

16
{"b":"18613","o":1}