ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Да.

– Миссис Ньюмен, я обязан задать вам следующий вопрос. Он был жив?

– Да. Мы вместе завтракали.

– А во сколько примерно это было?

– Наверно, около восьми.

– Это был последний раз, когда вы видели его живым?

– Да, когда я уходила из дома.

– А во что он был одет?

– Не помню.

– Случайно, не в тот халат, который на нем сейчас?

– Нет, не думаю.

– Вы не разговаривали с ним, пока были в Калифорнии?

– Разговаривала. Я звонила ему в ту пятницу, после того, как вселилась в отель. И еще во вторник.

– Это было...

– В этот вторник.

– Пятого. Три дня назад.

– Да.

– О чем вы говорили?

– Когда?

– Во время последнего разговора.

– Я звонила, чтобы сказать, что вылетаю в четверг вечером и сегодня утром буду дома.

– Как он разговаривал? Нормально?

– Э-э... видите ли, с Джерри иногда бывало трудно сказать наверняка.

– То есть?

– Он был алкоголик. У него случались запои...

– Вам не показалось, что он был пьян, когда говорил с вами?

– Мне показалось, что он в депрессии.

– А когда это было, миссис Ньюмен? Во сколько вы ему звонили?

– После ужина, около девяти по калифорнийскому времени.

– Это, значит, в полночь по нашему?

– Да.

– Он не спал, когда вы позвонили?

– Не спал. Он сказал, что смотрел телевизор.

– Миссис Ньюмен, а сколько ему было лет?

– Сорок семь.

– А не могли бы вы сказать, сколько лет вам?

– Мне тридцать шесть.

– Давно ли вы замужем?

– Пятнадцать лет. Вернее, пятнадцать лет должно было исполниться в октябре.

– Это был первый брак для вас обоих?

– Нет. Джерри был женат раньше.

– Вы случайно не знаете имени его первой жены?

– Знаю. Джессика.

– Джессика Ньюмен, да?

– Я не знаю, сохранила ли она фамилию мужа.

– А ее девичьей фамилии вы не знаете?

– Джессика Герцог.

– Она живет здесь, в городе?

– Кажется, да.

– Есть ли у вашего мужа живые родственники?

– Мать. И брат в Сан-Франциско.

– Не могли бы вы сказать, как их зовут?

– Сьюзен и Джонатан.

– Оба Ньюмены?

– Да.

– Ваша свекровь живет здесь же, в городе?

– Да.

– У вас, наверно, есть ее адрес?

– Да.

– Не могли бы вы потом дать его нам, перед тем как мы уедем?

– Пожалуйста.

– Миссис Ньюмен, не могли бы вы сказать, где вы останавливались в Лос-Анджелесе?

– В отеле «Беверли-Уилшир».

– Вы ездили туда отдыхать или по делу?

– По делу.

– А по какому?

– Я дизайнер интерьеров. На этой неделе там была выставка.

– Вы не звонили своему деверю, пока были там?

– Джонатану? Нет. Он ведь в Сан-Франциско живет.

– Но ведь это относительно близко к Лос-Анджелесу, разве нет?

– Я ему не звонила.

– А когда она началась?

– Что?

– Выставка.

– А-а! В понедельник.

– Но вы приехали туда в пятницу.

– Да. Я хотела немного расслабиться во время выходных.

– Миссис Ньюмен, вы говорили, что, когда вы вернулись домой, дверь была заперта...

– Да.

– Были ли у кого-то, кроме вас и вашего мужа, ключи от квартиры?

– Нет.

– У вас нет прислуги?

– Уборщица. Но у нее ключей нет.

– Не знаете ли вы, где ее можно найти?

– Она сейчас в Джорджии, ее мать...

– Когда она уехала в Джорджию?

– В середине июля. Ее мать очень больна.

– Скажите, пожалуйста, а как ее зовут?

– Бонни Андерсон.

– Где она живет?

– Я не знаю ее адреса. Где-то в Даймондбеке.

– Вы не знаете ее телефона?

– В записной книжке. Бонни Андерсон.

– Это вы детектив, ведущий расследование? – раздался голос за плечом Кареллы.

Он обернулся и увидел пару копов в форме, стоявших, уперев руки в бока. Карелле не надо было смотреть на их нашивки, чтобы догадаться, что они из службы «911». В этом полицейском управлении, набиравшемся «исключительно из добровольцев», царил особый дух, чувствовавшийся за четыре мили: некая развязная бравада, долженствующая показать прочим копам, что они всего лишь простые смертные, «а вот мы!..».

– Карелла, – кивнул он. – Восемьдесят седьмой участок.

– Говорят, жмурик совсем протух, – сказал «девять-один-один». – Принести мешок для трупа?

– Это жена убитого, – заметил Карелла.

– Приятно познакомиться! – рассеянно сказал коп и молодцевато козырнул. – Так принести мешок-то?

– Да, пожалуй, – сказал Карелла и отвернулся.

У Энн Ньюмен на глаза снова навернулись слезы.

– Где вы будете ночевать сегодня? – мягко спросил Карелла.

– Я собиралась поехать к свекрови. Она еще не знает про Джерри... Придется ей сказать...

– Если вам нужно, чтобы кто-то отнес чемоданы вниз и вызвал такси...

– Да, спасибо, я была бы очень признательна, – кивнула она.

– И еще одно, миссис Ньюмен, последнее. Если на вещах удастся обнаружить хорошие отпечатки...

– Какие отпечатки?

– Отпечатки пальцев – то нам понадобится сравнить их с вашими отпечатками, отпечатками вашего мужа и вашей уборщицы, когда она вернется из Джорджии. У вас никогда не снимали отпечатков пальцев? Под следствием вы, полагаю, раньше никогда не были...

– Нет.

– Но, может быть, вы занимали правительственный пост? Или служили в вооруженных силах?

– Нет.

– Тогда нельзя ли вас попросить, по возможности, когда вам будет удобно, заехать в полицейский участок и...

– Я все равно не понимаю...

– Извините, мэм, но все случаи предполагаемого самоубийства положено расследовать наравне с убийствами.

– А-а...

– Да, мэм. До выяснения обстоятельств.

– А-а. Ну тогда, конечно...

– Спасибо, – сказал Карелла.

Он попросил полицейского, дежурившего у двери, отнести чемоданы леди вниз. Потом, когда Энн Ньюмен и полицейский удалились в направлении лифта, повернулся и принялся изучать замок на входной двери. Это был двухцилиндровый замок, открывавшийся с обеих сторон только ключом. Энн Ньюмен только что сказала ему, что ключи от квартиры были только у нее и ее мужа. Следов отмычки на замке снаружи видно не было, следов взлома на косяке – тоже. Он все еще рассматривал замок, когда из квартиры вышли Клинг и один из технических экспертов.

– Взгляни-ка лучше вот на это, – сказал Клинг. – Она валялась на полу в ванной.

– Я как раз собирался упаковать ее, – сказал эксперт. На нем были белые перчатки, и в правой руке он держал пластиковую бутылочку. На дне бутылочки оставалась всего одна желатиновая капсула. Он поднял ее так, чтобы Карелла мог прочитать этикетку:

"Аптека «Эмброуз»

телефон: ЕХ 2-1789

Айсола, Джексон-Серкл, 3712

NoC-11468

Врач: Джеймс Бролин

ЭНН НЬЮМЕН 29.07

Принимать по необходимости, по одной капсуле перед сном.

СЕКОНАЛ".

Карелла записал название и телефон аптеки и имя врача. Он убирал блокнот в карман, когда из квартиры вышел медэксперт.

– Можете проветривать, – сказал он.

– Ну и что там? – спросил Карелла.

– Ран и повреждений нет. Причина смерти будет установлена при вскрытии.

– Жарища там жуткая, – сказал техник. – Не удивлюсь, если окажется, что он помер просто от теплового удара.

Они возвращались обратно в участок почти в полдень. В этом городе убийства и самоубийства расследовались по одной схеме, и, поскольку до сих пор не было ясно, что именно случилось на этот раз, детективы набросали план места происшествия и опросили соседей по этажу и дежурного швейцара. Те подтвердили, что Энн Ньюмен действительно куда-то уехала первого августа и что ее мужа Джерри в течение последней недели никто не видел. Соседи и швейцар утверждали, что в этом нет ничего необычного: Джерри Ньюмен был по профессии вольным художником, работал на дому и частенько по нескольку дней не выходил из квартиры, когда время сдачи заказа поджимало.

Окна машины были открыты, и обоих мужчин окатывали волны жара. Наступило время ленча, Карелла с трудом пробивался через плотный поток машин. Он покосился на Клинга, смотревшего прямо перед собой на дорогу, и сказал:

2
{"b":"18613","o":1}