ЛитМир - Электронная Библиотека

Он снова заснул, накрывшись от солнца с головой, и проснулся оттого, что кто-то сдернул с него одеяло. Морщась от боли, Гидеон приподнялся, и взгляд его уперся в дуло пистолета и пару злобных и холодных глаз.

— Ха, черт побери! — Черная борода раздвинулась в пьяной ухмылке. — Мне сказали, что это ты, но я не поверил. Как дела, кузен?

— Мне было бы намного лучше, Дуайт, если бы ты убрал свою пушку.

Дуайт Сэмьюэл посмотрел на пистолет так, будто забыл о его существовании, потом сунул в кобуру.

— Я чуть было не снес тебе башку, Гид. Не узнал тебя, пока ты не поднял веки. Господи, как же ты похож на тетю Кэрри: те же стальные глаза.

И у кузена глаза не лучше, подумал Гидеон. Даже когда улыбается, их взгляд остается холодным и жестким. Видимо, это наследственное. Перебравшись из Кентукки в Миссури в поисках лучшей жизни, их захудалое семейство столкнулось с еще большими трудностями. Женщины научились суровости и молчанию, а мужчины — Джесси, Фрэнк, Дуайт — научились убивать, не моргнув глазом.

— Рад видеть тебя, Дуайт. — В глубине души Гидеона действительно шевельнулось это чувство. Несмотря на то что он сердился на Дуайта за предательство и жаждал ему отомстить, семейные узы все же что-то для него, по-видимому, значили.

— Я тоже рад, кузен. Когда мы виделись в последний раз, тебя вроде бы тоже подстрелили, — сказал Дуайт, кивнув на окровавленную тряпку. — Уже идешь на поправку?

— Понемногу.

Дуайт задрал рубашку, обнажив волосатый живот.

— У меня шрамов не меньше, чем у тебя. — Он потрогал грязным пальцем грубый рубец. — Этот я заработал, когда мы схлестнулись с синебрюхими в графстве Касс. Помнишь?

Гидеон не помнил, но кивнул.

— Ты тогда был совсем мальчонкой. Мне было девятнадцать. А тебе, Гид? Двенадцать?

— Десять.

— Десять? Но, помнится, ты уже тогда слыл отчаянным малым. Джесси даже говорил, что ты далеко пойдешь. Жаль, что так вышло с Джесси. У меня тогда руки чесались пристрелить Боба Форда, как собаку. Зря я его не выследил.

В восемьдесят втором, когда ничего не подозревавший Джесси был убит выстрелом в затылок членом его же шайки, Бобом Фордом, Гидеон сидел в тюрьме. Первое время после смерти Джесси он разделял желание Дуайта расквитаться с Бобом, но сейчас ему стало не по себе при мысли, что у него было так много общего с бородатым кузеном.

— Послушай, Дуайт, может, пора остановиться? Не слишком ли много смертей на счету одной семьи? — Помолчав, Гидеон спросил, глядя на кузена в упор: — Как Кора?

— А ну ее! — ответил тот, отводя взгляд. — Шлюхой оказалась. По правде, тебе повезло, что ты от нее отделался. Она поступила со мной еще хуже, чем с тобой.

— А ребенка она родила?

— Родила. Забавный получился малыш. А она, зануда, только и знала, что жаловаться, все было не по ней.

Пот выступил у Гидеона на лбу, но он постарался спросить как можно спокойнее:

— Мальчик?

— Да. Наверное, твой. Во всяком случае, она назвала его Гидеоном.

— А где она сейчас? Где мальчик?

— Умерли. Оба. Сначала заболел мальчик, а за ним и Кора… Я их похоронил.

— Даже памятник поставил.

У Гидеона перехватило дыхание. Боже праведный! У него был сын! Он откинулся на седло и закрыл глаза.

— А где ты прячешь девчонку, Гид?

— Что?

— Ту девчонку, что ты похитил? Сколько ты за нее хочешь получить? Бьюсь об заклад, Рейс Логан готов раскошелиться на несколько тысчонок, чтобы вернуть дочь.

— Она не дочь, а кассир у него в банке. К тому же я ее не похищал. Это она приковала меня к себе наручниками. — Несмотря на мрачное настроение, Гидеон даже усмехнулся, вспомнив, как все произошло.

— Так-так, — заулыбался Дуайт, почесав бороду. — Надо же! Тебе, сукину сыну, всегда везло с бабами. Только больно уж ты недогадлив, своего счастья не понимаешь. Сидишь на мешке с золотом и даже не подозреваешь об этом. Наручник на тебя надела дочь владельца банка, при чем единственная. Хани зовут. Ну разве ты не везучий сукин сын? — Дуайт пошарил вокруг глазами. — Так где она?

— Откуда у тебя такая информация, Дуайт? — Гидеон встал, превозмогая боль.

— Дуйат, наверно, ошибся. Не могла дочь банкира стоять за кассой.

— Думаешь, я не знаю, что к чему? Я здесь уже год и разобрался, кто есть кто.

— И уж самого богатого человека в Нью-Мексико знаю, а она как две капли воды похожа на отца.

Господи Иисусе! А ведь правда! Как это он раньше не догадался? Он видел Рейса всего один раз, когда они заключали сделку, но хорошо его запомнил. Особенно бирюзовые глаза. У Эд точно такие. Надо быть слепым, чтобы не заметить сходства. А он-то размечтался!

И куда завели его эти мечты? Чуть было не предложил ей бежать с ним в Мексику, соединить с ним свою жизнь! Думал… Черт, какая разница, о чем он думал! Мысль о том, что дочь Рейса Логана свяжется с таким человеком, как он, была просто смехотворной. Кто же сыграл с ним эту злую шутку? Эд или он сам?

— Раз уж я помог тебе открыть золотую жилу, Гид, как насчет того, чтобы я помог тебе намыть немного золотишка? — Лицо Дуайта расплылось в улыбке.

Гидеон не ответил. Его взгляд был прикован к всаднику, быстро приближавшемуся по тропинке.

У Хални отлегло от сердца, когда она увидела Гидеона. Она узнала бы его фигуру среди тысяч других — эти широкие плечи, эти стройные ноги, эту гордую осанку, . Ее не смутило, что рядом с ним стоит кто-то еще. Лишь подъехав поближе, она а разглядела черную бороду и уродливый шрам на щеке.

Гидеон подошел, чтобы помочь ей слезть, но она стала отбиваться и кричать.

— Замолчи, — пригрозил ей Гидеон.

— Эттот человек хочет забрать меня обратно в в Санта-Фе!

Резким движением он заломил ей руки и, наклонившись, шепнул:

— Этот человек — Дуайт Сэмьюэл, и он не моргнув глазом изнасилует вас, мисс Хани Логан. Так что помолчите.

Глава двенадцатая

Хани замерла, опасаясь, что вот-вот остановится сердце.

— Так-то лучше, — шепнул Гидеон. — Слушай меня внимательно. Если хочешь остаться в живых, ясноглазая, делай то, что я скажу. — Он еще крепче прижал ее к себе. — Ты слышишь меня?

— Слышу…

— Вот и хорошо. А теперь поцелуй меня.

— Что?

— Я сказал, поцелуй меня. Да как следует, чтобы мой кузен, который стоит вон там, поверил, что ему придется перешагнуть через мой труп, если он хоть пальцем тебя тронет.

Сказав это, он прильнул к ее губам, да с такой страстью, что горячая волна окатила девушку с головы до ног. Ее попытка запротестовать окончилась лишь тем, что его язык проник внутрь ее рта, а рука легла на грудь.

Когда Гидеон прервал поцелуй, она чуть не упала — так кружилась у нее голова. Но он удержал ее и тихо сказал:

— Пока достаточно.

Более чем, подумала Хани. Ее желудок как будто провалился куда-то вниз, а сердце, наоборот, взмыло вверх и застряло в горле. В голове царил полнейший хаос, она даже не смогла сосредоточить взгляд на его лице. Видела только его белозубую улыбку.

— Ну-с, мисс Логан, только не уверяйте меня, что ваши богатенькие кавалеры умеют так целовать!

— Им… им такого не позволялось, — с трудом выговорила она.

Они не заметили, как к ним подошел Дуайт.

— Смотри-ка, что я нашел, Гид, на ее кругленьком задочке. — На указательном пальце Дуайта болтался кольт Гидеона. — Это твой?

— Мой. — Гидеон сунул револьвер себе за пояс. — Она вряд ли знает, как с ним обращаться, — небрежно бросил он.

— Я умею только танцевать на балах и вечеринках, — отрезала Хани. — Не так ли, мистер Саммерфилд?

Бородач перевел взгляд с разъяренной женщины на своего нахмурившегося кузена и пожал плечами.

— Я обнаружил еще и мешок со жратвой. Позову-ка я своих парней. А то у них уже животы подвело от голода. — Он протянул мешок Хани. — Приготовь нам, милашка, чего-нибудь горяченького.

— Да она ни черта не умеет, — засмеялся Гидеон. — Пусть кто-нибудь из твоих ребят этим займется. — И он швырнул мешок Дуайту.

18
{"b":"18616","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Роботер
Адвокат и его женщины
Бывшие. Книга о том, как класть на тех, кто хотел класть на тебя
Личные границы. Как их устанавливать и отстаивать
Злые обезьяны
Могила для бандеровца
Искушение Тьюринга
Фаворит. Полководец