ЛитМир - Электронная Библиотека

Дрю тяжело вздохнул.

— Все ясно. Наверняка, она говорила, что соберется к четырем, а я почему-то подумал, что к пяти. Так что мисс Дю Шамп уже ожидает меня к моей конторе. Извините, что понапрасну вас побеспокоил.

Адвокату не терпелось отправиться в погоню. Однако вместо этого, стараясь хранить демонстративное спокойствие, он не спеша вышел из номера. Однако интуиция подсказывала ему, что у себя дома он ее тоже не застанет.

Забравшись в повозку, он щелкнул хлыстом, и лошадь понесла его по Иллинойс-Авеню. Остановившись у своего дома, Дрю взлетел по ступенькам, распахнул дверь.

— Эсмеральда?!

— Да, — донесся откуда-то с кухни голос экономки.

— Мои гостьи еще не прибыли?!

— Их вещи привезли примерно в полдень, но сами они еще не появлялись.

Дрю выругался и выбежал из дома, оставив служанку в полном недоумении. Похоже, Лайла решила путешествовать налегке, оставив свои сундуки адвокату.

Солье изо всех сил погнал свою повозку к причалу.

Оказавшись у кассы, адвокат, тяжело дыша, спросил:

— Когда ушел последний пароход на Батон-Руж?

— В два часа пополудни, сэр, — ответил кассир. А что случилось?

— Вы не запомнили, были ли там две женщины, служанка и хозяйка?

Служащий пароходства пожал плечами.

— На пароход садилось несколько женщин, подходящих под это описание.

Дрю не унимался.

— Одна из них высокая, с темными волосами и голубыми глазами. Скорее всего, была хорошо одета. — Тут адвокат поперхнулся. — Хотя нет… Не садилось ли на пароход две женщины, одна из которых была довольно красива, но одета просто?

— Не помню. Была леди вся с ног до головы в черном, лицо ее закрывала вуаль. Ее служанка сказала, что они плывут домой, на похороны.

— А вы не запомнили, как эта женщина называла свою служанку?

— Да, думаю, она звала ее Колин.

— А может быть, Колетт?

— Да, именно это имя…

Проклятье, она бежала домой, в Батон-Руж! И это после того, как пообещала ему никуда не уезжать! Она слишком наивна, если считает, что обвела его вокруг пальца. Далеко ей не уйти.

Скоро стемнеет, так что посуху он не поедет, а сядет на следующий пароход.

— Когда следующий рейс на Батон-Руж?

— В десять часов утра, сэр.

— Хорошо… Дайте мне билет.

Купив билет, Дрю пошел прочь от причала. Солнце уже садилось. Когда он подъехал к дому, то весь кипел от гнева: Лайле Дю Шамп не удастся сделать его посмешищем всего Нового Орлеана, ведь он собирался использовать процесс, чтобы привлечь на свою сторону дополнительные голоса местных избирателей.

Как только он разыщет ее, она пожалеет о том, что решила бежать. Они сядут на следующий пароход до Нового Орлеана и никто не узнает о ее отлучке. Еще никому не удавалось сделать дурака из Дрю Солье, а уж тем более лишить его двадцати пяти тысяч долларов.

На следующий день Лайла остановила повозку возле дома, где прошли ее детские годы. Летнее небо пылало послеобеденным жаром, а руки ныли от жестких поводьев. Словно приветствуя мисс Дю Шамп, в траве завели свою песню цикады.

После того как они приехали вчера поздно вечером в Батон-Руж, Лайла впервые хорошо выспалась, приняв перед этим совсем маленькую дозу снотворного. Вскоре ей вновь придется вернуться в Новый Орлеан и, может быть, уже навсегда покинуть свой любимый дом.

С этим местом у нее было связано столько светлых воспоминаний, но теперь дом отошел в собственность Мариан, и все из-за того коварного контракта, что Дрю состряпал в пользу Жана. Лайла постаралась подавить внезапно охватившие ее горечь и озлобленность. Сейчас не стоило думать о них. Главное найти Бланш и забыть о том, что ее предал собственный адвокат.

Измученная и разочарованная, она провела весь день в бесплодных поисках. Сначала зашла в лавку, затем в редакцию местной газеты, и, наконец, в городской суд. Везде она задавала одни и те же вопросы про Бланш и Жюлиану. Бесполезно. Никто таких не помнил.

Единственной надеждой оставалась женщина, которая вела в газете раздел светской хроники. Редактор заверил Лайлу, что если кто в городе и знает о Бланш, так это она. Теперь Лайле необходимо было встретиться с этой женщиной.

Дю Шамп привязала поводья к вкопанному перед домом каменному столбу. Несмотря на все старания ей так и не удалось ничего разузнать об этой Бланш. Времени практически не оставалось. Вот-вот в городе появится Дрю, который незамедлительно вернет ее в Новый Орлеан. Поднимаясь по ступенькам крыльца, она заметила, что золотой шар солнца медленно клонится к горизонту. Словно искрящиеся крупинки в песочных часах, время уходило.

Неужели Дрю обратился в полицию? Нет, он слишком горд, чтобы растрезвонить всем, что его подзащитная сбежала из Нового Орлеана. Скорее всего, он будет искать ее без посторонней помощи.

Открыв дверь, она сняла шляпу и повесила ее на вешалку, после чего стянула с рук перчатки. Вздохнув, Лайла прошла в прихожую, где и столкнулась с мужчиной, которого сейчас меньше всего хотела увидеть.

— Дрю?! — воскликнула она от неожиданности.

От него просто веяло ненавистью, а изумрудные глаза адвоката сверкали от ярости. Она невольно отпрянула.

— Привет, я так и думала, что ты сегодня приедешь… — только и смогла произнести она.

Он решительно направился к ней, и Лайла отступила на шаг.

— Я знала, что ты меня найдешь, — улыбнулась она, неловко пытаясь смягчить его гнев.

— Никто не имеет права делать из меня дурака, — хрипло произнес Дрю.

— Я не пыталась выставить тебя дураком… Я знала, что ты приедешь за мной…

Она ударилась спиной о запертую входную дверь. Лайлу охватила паника. Никогда еще ей не приходилось видеть Дрю таким разъяренным.

Адвокат схватил ее за запястье и рывком привлек к себе.

— Я доверял тебе. Я поверил, когда ты сказала, что никуда не уедешь. А теперь ты в восьмидесяти милях от того места, где должна быть!

Позволь мне тебе все объяснить, — от его хватки ей стало больно. — Я вовсе не сбежала. У меня была веская причина приехать сюда.

— Ты объяснишь мне все на борту парохода, который скоро доставит нас в Новый — Орлеан.

— Нет! — закричала Лайла, внезапно осмелев. Я не могу вернуться сейчас! Понимаю, что ты вне себя, но у меня действительно была веская причина вернуться в Батон-Руж. Позволь мне показать тебе кое-что, полиция пропустила это во время обыска в комнате Жана.

Он не отпускал ее запястья, буквально испепеляя Лайлу взглядом.

— Почему я должен тебе верить?!

Он стоял так близко, что она слышала запах его одеколона.

— Я мог оставить тебя гнить в камере! Я не должен был отдавать за тебя свои деньги! А у тебя даже не хватило порядочности оставить мне записку!

Взбешенная Лайла наконец вырвалась.

— Я не просила тебя становиться моим ангелом-хранителем!

— А тебе и не надо было этого делать. Мои денежки сделали меня твоим новым опекуном. И если тебе это не нравится, то не сомневаюсь, что для тебя в тюрьме найдется место.

— А тебе не приходило в голову, что кто-то еще мог обнаружить мою записку и решить, что я и впрямь сбежала? У меня имелась веская причина, чтобы вернуться сюда. И тебе, как моему адвокату, наверняка небезынтересно будет ее узнать.

Мне наплевать на твои причины! Ты заставила меня искать тебя! Я думал, ты сбежала, выставив меня на посмешище всего города и на растерзание суда!

— Ради Бога! Посмешище? Да мне не до смеха, когда меня собираются повесить. Мое имя мелькает во всех газетах этой страны. — Лайла прошла в библиотеку, гнев боролся в ней с чувством вины. — Если бы я и вправду собиралась скрыться, я ни за что не поехала бы в Батон-Руж. Неужели ты считаешь меня полной дурой?

— А может, ты заехала сюда, чтобы забрать деньги?

Лайла отрицательно покачала головой.

— Зачем тогда Колетт готовила обед, а я целый день открыто разъезжала по городу?! Меня бы уже и след простыл. Если бы я бежала, ты бы ни за что меня не нашел.

18
{"b":"18617","o":1}